От «белой смерти» гибнут молодыми

История борьбы с распространением наркотиков или, по крайней мере, попыток как-то контролировать их оборот насчитывает уже 100 лет. Еще в феврале 1909 года Шанхайская опиумная комиссия, участие в работе которой приняли 13 стран, в том числе Россия, пыталась найти пути ограничения ввоза наркотиков из азиатских стран. Но и сегодня, спустя век, мы все так же далеки от решения этой проблемы. В 1987 году Генеральная Ассамблея ООН постановила ежегодно отмечать 26 июня как Международный день борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом в знак выражения своей решимости усиливать деятельность и сотрудничество в целях создания международного общества, свободного от злоупотребления наркотиками.

ЖИЗНЬ В НАРКОТИЧЕСКОМ ПЛЕНУ

По оценкам специалистов, только в Севастополе свыше двух тысяч жителей страдают наркоманией. В основном наркозависимые севастопольцы употребляют опиаты (54%), сочетанные препараты (30%), психостимуляторы (15%). В настоящее время официально на учете у наркологов состоят 555 опиумных наркоманов, 292 — "сочетанных", 152 — употребляющих психостимуляторы. А о том, сколько еще таких людей лечится в частных клиниках анонимно, можно только догадываться. По статистике, больше всего наркозависимых севастопольцев проживает в Балаклавском (показатель — 40,9 чел. на 10 тысяч населения) и Гагаринском (30,5 чел. на 10 тыс. населения) районах.

Известно, что наркомания — это болезнь, а больной человек, как правило, не способен себя контролировать, неся страдания родным, близким, прочим окружающим его людям. К тому же над инъекционными наркоманами неизбежно висит дамоклов меч — опасность заражения ВИЧ. Распространение этой инфекции приобрело масштабы эпидемии, от которой, к сожалению, сегодня уже не застрахован никто. У каждого человека — своя судьба. И гибнут от "белой смерти" чаще всего молодыми. Возможно, приведенные ниже истории заставят кого-то задуматься о происходящем и вовремя остановиться перед роковой чертой.

"ТЫ ПРОЖИВЕШЬ РОВНО СТОЛЬКО, СКОЛЬКО САМА ЗАХОЧЕШЬ ПРОЖИТЬ…"

"Моя жизнь до болезни и моя жизнь после заражения ВИЧ ничем не различаются: наркотики как были в ней, так и остались. В силу моего характера я довольно легко, с улыбкой перенёс новость о заражении. Отвёл маму к врачу, она там поплакала, а я объяснил, что всё нормально… Моё отношение к этой болезни достаточно негативное, как к любой другой, которая до конца не изучена, а также как к болезни, которая забирает рано или поздно жизни людей. Я уже потерял достаточно знакомых, пусть даже не друзей, но это же были живые люди, которые дышали тем же воздухом, пили ту же воду, ели ту же пищу…"

Написавший эти строки Дима умер в противотуберкулёзном диспансере, не дожив до 30 лет…

"Тяжело сейчас вспоминать все, что было. Почему-то в голову лезет все только грустное. Наверное, потому, что хорошее быстро забывается. Часто приходится слышать от людей: "Прожил, а ничего хорошего и не видел". Я думаю, что хорошее-то у них было, просто забылось оно. А плохое — оно всегда оставляет в душе шрамы, натыкаясь на которые, все вспоминаешь. Вот и у меня возникают в памяти картинки из жизни: мне 17 лет. Выпускной вечер. Мой первый парень напился. Я на него так орала! А потом его поцеловала, и мы помирились.

Мне 18. Я познакомилась с парнем. Сергей мне очень понравился, и я ему тоже. Он был старше меня, а меня всегда привлекали взрослые мужчины. Мне было с ним очень хорошо. Вскоре мы стали жить вместе, но через три месяца расстались. Он употреблял наркотики. Через некоторое время я узнала, что его посадили. Однажды я была в кафе института с подругами. К нам подошел мой знакомый и сказал мне: "А ты знаешь, что Сергей болен СПИДом?"

И все… В СПИД-центре "добрая тетя" сообщила, что у меня ВИЧ. Я плачу. Первая мысль, которая пришла мне тогда в голову, что у меня никогда не будет детей. Врач успокаивает меня и говорит, что знает многих людей, которые живут с ВИЧ, имеют детей и все у них в жизни нормально. Но я не верю ей. Тогда у меня перед глазами встала картина, которую я видела много лет назад: репортаж по ТВ. Врачи входят в палату к ВИЧ-инфицированному. На них надета специальная одежда, закрытые головы, все вместе напоминает скафандр. Когда я смотрела передачу, я никак не думала, что через несколько лет вспомню этот репортаж. Он до сих пор стоит у меня перед глазами.

Сначала я не осознала диагноза, не верила, что это случилось со мной. Я сумела убедить всех знакомых и близких, что не инфицирована. Это было нелегко, так как все знали, что я встречалась с Сергеем. Все шло как обычно. Я училась, работала. Прошло несколько месяцев. Так получилось, что на работе стало известно о моем статусе. Меня сразу же уволили. Я осталась без работы, без денег, без жилья. Мне пришлось вернуться в общежитие. Тогда я осознала, что я действительно инфицирована, и задумалась, как с этим жить.

Сначала я начала "помирать". Помирала месяца три, наверное. Для меня все было окончено. Я не хотела учиться, не хотела ничего делать. Мне казалось, что я живу последние дни. Начала курить анашу, хотела забыться. Стала пропускать занятия в институте. Иногда я очень поздно просыпалась и шла гулять в никуда. А вечером приходили мои друзья, мы курили, слушали "кислотную" музыку, практически не разговаривали. Каждый вечер — одно и то же. И тогда моя старшая сестра сказала мне: "Ты проживешь ровно столько, сколько сама захочешь прожить!" Это был как толчок к жизни. Прошло время. Я решилась прийти в группу взаимопомощи. Я знала и раньше о ней, но мне было страшно идти туда. Я боялась раскрыть свой статус. Я научилась не доверять людям. Попав в группу, поняла, что меня там понимают, что я могу открыто говорить о своих проблемах. В итоге я нашла там друзей.

Анализируя сегодня прошедшие пять лет, я думаю, что не все так плохо. Мне кажется, я по-другому стала чувствовать людей, отношения. И вообще на жизнь смотрю по-иному. Я учусь, работаю. Рядом со мной много интересных людей. Барьер раскрытия статуса у меня, правда, остался. За пять лет я раскрыла его только двум людям. Наличие ВИЧ не делает человека иным, так же, как и диабет, например, или еще какое-нибудь заболевание. Ведь болезнь не выбирает людей по каким-то признакам и заболеть может любой.

Я "пережила" ВИЧ: теперь, когда просыпаюсь, улыбаюсь дню и говорю стоящему на окне цветочку: "Доброе утро!" Я живу, как обычная девчонка. Конечно, это не значит, что я не вспоминаю о статусе. Иногда ночью я не могу заснуть, мне тоскливо и я плачу. Мне кажется, что я одинока и никто обо мне не думает. Но у любого человека так бывает. Я не говорю о диагнозе своим родителям, чтобы их не расстраивать, и хочу выйти замуж. Меня тут посетила безумная идея — найти мужа с маленьким ребенком. Но как это сделать? Не буду же я давать объявление в газету… Глупо как-то. Надумала во второй вуз поступать, хочу совместить юридическое образование с финансовым. Мама говорит, что я вечный студент. Наверное, это так и есть, мне очень нравится учиться, познавать что-то новое. Еще я хочу сказать большое спасибо тем людям, которые помогали мне. Жизнь продолжается!

Мария".

Другие статьи этого номера