После закрытия игорный бизнес играет с государством "в партизаны"

В минувшую пятницу в ГНА Севастополя прошла пресс-конференция на тему, интересующую сегодня всех: "Игорный бизнес". Журналистов, в т.ч. "Славы Севастополя+", интересовали такие вопросы: сколько игровых залов и автоматов было в городе до запрета, сколько — после, какая часть, по мнению налоговых специалистов, ушла "в тень" и каковы реальные потери от закрытия этого вида бизнеса.
Ответы на них дали первый заместитель председателя ГНА Ярослав Зумский и замначальника УНМ Алексей Силаев.Игорный бизнес как лицензируемый вид деятельности и ранее постоянно находился под пристальным вниманием налоговой службы Севастополя. Ныне же идет крупномасштабная операция, которой руководит созданный в управлении налоговой милиции контролирующий штаб. Оперативные мероприятия по обнаружению работающих игровых клубов ведутся ежедневно, днем и ночью. Отчет о проделанной работе — тоже ежедневный. СМИ обещан беспрепятственный доступ к этим оперативным данным. А в масштабах страны в борьбу с игорным бизнесом вступили 500 мобильных групп — почти 1500 налоговых милиционеров ищут "подпольщиков".

На 1 июня в сфере игорного бизнеса в регионе работали 25 предприятий и предпринимателей (лишь шесть из них были зарегистрированы в Севастополе, остальные — в Киеве, Одессе, Днепропетровске, Краматорске и т.д.). Всего было выдано 1244 патента, и за первое полугодие в качестве платы за торговые патенты от субъектов, которые осуществляют деятельность в сфере игорного бизнеса, поступило порядка 1,5 млн грн. Теперь все патенты аннулированы. О том, сколько изъято игровых автоматов и другого оборудования из закрытых казино, которые проигнорировали закон, наша газета уже писала. Все это хранится на охраняемых территориях Балаклавской и Нахимовской РНИ и ждет решения суда. Многие владельцы "одноруких бандитов" и пр., рискнувшие продолжить азартные игры с государством, но обнаруженные при рейдах налоговиками, бросают все, чтобы не платить штраф в 5 млн грн. Тем более что оборудование и так при этом подлежит конфискации, а прибыль от азартной игры — перечислению в госбюджет. А можно еще и сесть лет на пять!

Как отметил Я. Зумский, игорный бизнес всегда работает "на грани тени". А сейчас, по словам А. Силаева, происходит своего рода "партизанская война": субъекты предпринимательской деятельности, которые не желают смириться с запретом, применяют все схемы конспирации, а иногда работают просто внаглую. По мнению же вице-президента Украинской ассоциации деятелей игорного бизнеса Григория Трипульского, "в тень" ушли 10% игорного бизнеса. По оценкам экспертов, в Украине до запрета работало 2500-3000 игорных заведений и было 26000 отдельных залов в гостиницах и прочих местах, в которых стояли 260000-280000 автоматов. Если взять за основу то, что годовой оборот игорного бизнеса до его запрета составлял $5 млрд, то получится, что сейчас "в подполье" крутится порядка $500 млн.

Поэтому рейдовая работа налоговой милиции сегодня в большей степени предполагает работу именно с "подпольными" залами, которые теперь осуществляют деятельность в основном по ночам, там установлены "сигнальные кнопки", пускают лишь постоянных клиентов, да и то по предварительным звонкам с мобильных телефонов. Налоговая милиция располагает информацией о конкретных адресах, по которым находятся игровые залы, и предпринимает все меры для прекращения их деятельности.

Большую помощь и поддержку в этом оказывают простые граждане. А на первый план выходят те самые "пенсионеры на лавочках", которые все подмечают. С момента вступления в силу закона на телефон дежурной части УНМ ГНА в Севастополе (55-09-46) уже поступило свыше 40 звонков. И налоговики благодарны всем дозвонившимся за их активную гражданскую позицию. Одновременно налоговые милиционеры просят указывать точный адрес "подполья", время работы и сколько в нем посетителей. По каждому такому звонку производится выезд оперативной группы.

Что касается потерь местного бюджета от закрытия игорного бизнеса, по словам зампреда СГГА Александра Климова, в этом году он недополучит порядка двух миллионов гривен, а предприниматели отозвали 448 патентов. В ГНА нам уточнили, что один патент стоит порядка 1050 грн в квартал. И это практически все. На деле же казна от этого вида бизнеса недополучала, например, налог с прибыли, который игровые залы в основной массе не показывали! В общем-то 1,5-2 млн грн — деньги для города небольшие, но они играли существенную роль в районах. И теперь вопрос, не ИЗ чего возвращать эти тысячи за патенты, а С чего! Ведь это был большой источник. Чтобы его компенсировать, простых патентов на торговлю по цене 160 грн продать нужно намного больше.

Отвечая в завершение общения с прессой на вопрос, превратится ли Крым в Монако, Я. Зумский отметил, что он лично не против этого, лишь бы было действительно все, как в Монако: цивилизованно, без обмана клиентов и государства. Поживем — увидим. А точку в этом вопросе призвана поставить Верховная Рада в конце сентября. Но даже если жизнь игорного бизнеса в "спецзонах" и будет продолжена, некоторым предпринимателям уже просто не на чем будет работать.

Другие статьи этого номера