Последний из оставшихся в живых…

В самом центре Южной бухты, впечатляя своими размерами (высота — свыше 20 метров, ширина — 22,5 метра, длина стапеля палубы — 113 метров, водоизмещением — 5000 тонн, предельная глубина погружения — 8,4 метра), ввысь устремленными стрелами мощных грузоподъемных кранов, стоит плавучий док "СПД-16".
Сегодня он отмечает свой знаменательный юбилей — 70-летие. Это особенное событие в его боевой жизни. Именно его зенитный расчет сбил фашистский бомбардировщик "хейнкель" в ноябре 1941 года при переходе на Кавказ в порт Поти. Это небывалый случай в истории всех, как плавающих, так и сухих доков…На его стапеле находится дизельная ракетно-торпедная лодка по классификации "Варшавянка". Ее длина около 113 метров. Благодаря своему бесшумному ходу и специальной резине, покрывающей прочный корпус, этот корабль наводил страх и ужас на все надводные и подводные плавающие средства всего мира во времена "холодной войны". (Спецрезина, способная поглощать все сигналы, посланные радарными установками, в том числе и всякие электроволновые излучения, исходящие от буев. Кстати, надо отметить то, что ее создал гений конструкторов и инженеров Севастопольского Морзавода).

Севастопольский ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени Морской завод им. Серго Орджоникидзе, которому во время войны принадлежал "СПД-16" (в 1997 году он нашел "прописку" на 91-м ремонтном военном заводе, находящемся в настоящее время в ведении России), имеет свои боевые традиции. В суровые годы войны Севморзавод был прифронтовым ремонтным предприятием, меняющим место своей дислокации, где выполнял самые тяжелые работы по устранению повреждений кораблей, возвращающихся с боевых операций. При этом работы велись под постоянными ударами авиации и обстрелами противника.

Это была самая крупная производственная база на Черном море, которая осуществляла ремонт кораблей и судов всех модификаций мира. Ей принадлежит прерогатива в создании не имеющих аналогов в мире, головного самоходного плавучего морского поворотного крана "Черноморец" грузоподъемностью сто тонн и нового самоходного морского крана "Богатырь" грузоподъемностью уже триста(!) тонн. Летопись трудового подвига, мужества и героизма коллектива этого предприятия нашла свое место в музее, которому, как и заводу, 226 лет.

Итак, среди сотен плавающих боевых единиц флота, участвующих в обороне и освобождении города-героя Севастополя и Крыма, осталась в живых и действующих только одна.

Когда в ноябре 1941 года фашисты начали бомбить, обстреливать Севастополь и стоящие в бухтах корабли, нависла угроза над плавучим доком, сошедшим со стапелей 14 ноября 1939 года Николаевского судостроительного завода им. 61-го коммунара. Командованием ЧФ было принято решение отбуксировать его к берегам Кавказа в порт Поти.

9 ноября 1941 года в составе двух эскадренных миноносцев "Смышленый" и "Бойкий", а также танкера "Эмба" "СПД-16" под командованием А.Н. Секирко благополучно вышел за боны. Плавдок был в буквальном смысле "утрамбован" семьями тружеников Севморзавода. В небольших каютах находилось по 3-4 семьи с маленькими детьми. Море штормило. Дул встречный ветер. Плавдок создавал большую парусность. Скорость хода не превышала 6 узлов. Весь конвой, соединенный буксирными тросами, лишенный всякой маневренности, представлял удобную мишень для врага, которого не пришлось долго ждать. Как стая голодных стервятников, немецкие бомбардировщики "Хе-111" ринулись на обозначенную цель. Единственная надежда на зенитчиков. Молниеносно оценив обстановку, когда в сетке прицела возникло желтое брюхо вражеского бомбометателя, с борта плавдока последовал разящий залп, и "Хейнкель", перейдя в крутое пикирование, врезался в воду. Строй вражеских самолетов рассыпался. Противник сбросил бомбы в воду далеко от транспортов.

Среди ночи разыгрался шестибалльный шторм. С неистовой силой начали рваться буксирные тросы. Краснофлотцы, невзирая на стужу и брызги накатывающихся волн, обдирая в кровь руки, начали сращивать буксирные тросы прямо на ходу. На четвертые сутки они были изорваны в клочья, и соединять их уже было невозможно. Назревала непоправимая катастрофа. Все это время велся интенсивный огонь по отражению фашистских стервятников. Один из эсминцев форсированным ходом отправился в ближайший кавказский порт за буксировочными концами. Несколько суток выбившиеся из сил моряки удерживали караван от дрейфа в сторону Турции, пока не прибыл корабль с тросами. Серьезные ранения получили краснофлотцы со "Смышленого" Александр Лысенко, Николай Панов, Федор Редька и др.

В смертельной схватке со стихией и отражением немецких стервятников экипажи кораблей одержали трудную победу. Спустя неделю после выхода из Севастополя, плавдок достиг порта Поти и приступил к ремонту крейсера "Красный Кавказ". Корабль получил серьезное повреждение в бою у феодосийских берегов и с помощью танкера "Москва" был доставлен из Туапсе в Поти. Повреждения "Красного Кавказа" оказались настолько серьезными, что кое-кто из морских специалистов не верил в возможность восстановления корабля в таких условиях. Дело в том, что завести в док крейсер, который в полтора раза превышал водоизмещение дока, было практически невозможно. Но шла война, и другого выбора не было. В плавдоке установили своеобразную поперечную водонепроницаемую переборку для исключения проникновения воды в поврежденную корму, где должны работать люди.

Когда показалась выступившая из воды корма крейсера, обнаружились следы страшных разрушений. Один из кронштейнов гребного вала вместе с винтом оторвало, и он затонул в море. Два других имели сквозные трещины в лапах. По правому борту зияла огромная пробоина площадью около двадцати метров. Сильно пострадала обшивка левого борта и устройства малого и большого рулей. В результате вся кормовая часть крейсера была затоплена. Когда при осмотре корабля специалисты спустились вниз, то там обнаружили труп краснофлотца Николая Колоскова с зажатой в руке телефонной трубкой. Здесь находился его пост, который он не покинул даже при смертельной пробоине.

Но, кажется, неразрешимая задача по вводу корабля в боевой строй была решена. При выводе крейсера из дока фашисты совершили массированный налет на Поти. Крейсер и плавдок представляли для противника основную мишень. Часть людей бросилась в воду, стараясь достичь берега, другие, не двигаясь, ждали своей участи. Однако интенсивный зенитный огонь плавдока и кораблей охраны помешал прицельной бомбежке. Пострадали эсминец "Бодрый" и другие портовые сооружения. Восстановление крейсера было завершено на два месяца раньше срока. "Красный Кавказ" вновь стал грозой для немцев. Ему одному из первых на Черном море присвоили гвардейское звание.

С 19 августа 1941 г. по 7 апреля 1944 г. "СПД-16" были проведены доковые ремонты на 189 боевых кораблях, подводных лодках и вспомогательных судах. Не менее трудные работы были осуществлены в 1943 году при соединении кормы от крейсера "Фрунзе" к его однотипному проекту — крейсеру "Молотов". Были возвращены в боевой строй после устранения тяжелых повреждений крейсеры "Красный Крым", "Ворошилов", лидер "Ташкент".

За время своего активного существования до 2006 года "СПД-16" произвел ремонт около 3000 кораблей и вспомогательных судов. В историю этого ремонтного плавающего завода за долгие годы и в различные времена вписали свои имена многие моряки, воины-труженики, как в море так и на береговых причалах.

Полную меру своей ответственности за поддержание плавдока в постоянной готовности несет его ныне действующий экипаж. Материальная часть и все имеющиеся системы и механизмы находятся в образцовом состоянии. Своевременно и с высокими оценками сдаются все курсовые задачи. Безукоризненно несется вахтенная служба. Во всех этих праведных делах по поддержанию славных, былых традиций, большая заслуга начальника "СПД-16" В.И. Глуховского, старшего механика М.Ф. Рассыльного, ветерана труда, более 50 лет отдавшего работе в судоремонте С.А. Шавейко, ветеранов труда сменного механика В.А. Обозянского и докмейстера Ю.С. Ермаш, старшего электрика А.М. Кудряшова, моториста 1-го класса А.М. Михайленко, кранового машиниста В.Н. Панковой и др. Хочется надеяться, что боевая единица Черноморского флота, единственная среди сотен других, участвующих в битве на море, дожившая до наших дней, еще послужит Отечеству.

Другие статьи этого номера