Возмездие

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Прошлым летом я и моя жена (оба мы врачи-эндокринологи) ездили в Симферополь, в мединститут на 25-летие выпуска нашего курса. Многих ребят (ребят — мягко, конечно, сказано, всем уже за пятьдесят) мы недосчитались. Но были и неожиданные встречи. В частности, я с огромной радостью обнял своего старинного приятеля Жорку Несвятского, который как распределился в Норильск, так и не подавал больше никаких сигналов однокурсникам о своем житье-бытье. А в 2008 году в июле сподобился вот, приехал на отдых в Алушту, в гости к брату жены.

Выпускался он, помнится, спецом по хирургической части, но вот уже лет 10 работает патологоанатомом.

…Я опускаю все подробности нашей шумной вечеринки в кафе "Арагви": гудели, как сейчас молодежь выражается, до утра. Речь — о другом. Уже после часа ночи, когда мы разговорились об особенностях работы каждого из нас, Жора рассказал о нескольких забавных случаях из его врачебной практики. И особенно мне запомнился один, так сказать, жутковатый его рассказ о женщине, которую после смерти ему довелось вскрывать.

Дело было осенью. В маленьком поселке, где располагался пункт заготовки оленьих шкур, на отшибе обреталась в покосившейся хатенке пожилая женщина, которая слыла… ведьмой. Хотя ее и обходили люди стороной, но время от времени к ней на тусклый огонек кое-кто ночами тайком все-таки приходил. Поговаривали: она могла и порчу навести, и сглаз снять. Немало тайных делишек творила.

В районную больницу ее доставили с признаками острого аппендицита. Но диагноз не подтвердился. Что-то другое мучило эту женщину. Билась она в конвульсиях, порвала простынь, грызла зубами наволочку подушки. Об УЗИ-аппаратуре в том Богом забытом крае тогда и слыхом не слыхивали, так что диагноз трудно было поставить.

Умерла бедолага под утро. И Жора спустя пять часов делал вскрытие брюшной полости усопшей. Но что явилось его глазам? В желудке несчастной находилось аж 19 предметов! Стянутые суровой ниткой совиные перышки, опять же перевязанные толстые швейные иголки, язычок от небольшого колокольчика, кусок подковы, абсолютно непонятного предназначения костяные и бронзовые предметы, несколько черных камней необработанного гагата…

Как это все попало в чрево этой женщины? Видимо, за какие-то особые "заслуги" перед добрыми людьми, не иначе. Кстати, в больничке обнаружился журнал, где записывались данные рентгеноскопических обследований за два предыдущих года. И фамилия умершей женщины оказалась в этом журнале пятой с пометкой "норма".

Ничего себе норма…

Л. ПАДЕКОВИЧ, врач.

Другие статьи этого номера