Слух души

В начале было слово… Так принято говорить и думать. Хотя, может быть, первым был все-таки жест. Мы и сейчас прибегаем к нему, когда хотим быть понятым в разгоревшемся споре. Без жеста непреодолим языковый барьер в общении с иностранцем. Всеволод Мейерхольд был уверен, что жест выразительнее слова. Кто возразит знаменитому театральному режиссеру? Я не берусь — после посещения Дома культуры глухих.Дом культуры в нашем понимании — это сооружение с колоннами, лепниной, иными архитектурными изысками. В нашем же случае это серийная многоэтажка в микрорайоне остановки троллейбусов "Улица Степаняна". Наверху ее — квартиры граждан, а часть цокольного этажа — Дом культуры общества глухих. Но изба, как известно, красна не углами, а пирогами.

Здесь мне выпало удовольствие общаться с Натальей Крапан, Галиной Романовой, Ларисой Хожаиновой, Юлией Сподненко, Марией Воколюк — работниками, активистками, переводчиками территориального — севастопольского, значит, общества глухих.

Уважаемый читатель, вероятно, уловил, что автор этих заметок ни разу не оговорился, то есть не назвал представителей этой категории граждан со специфическими потребностями глухонемыми, как многие из слышащих, видящих граждан привыкли. Я тоже, явившись в Дом культуры, брякнул: глухонемые. Мои собеседники деликатно, вежливо (спасибо им) поправили, вернее, раз и навсегда избавили от в корне неверного стереотипа. Глухие, сказали они, — да, но ни в коем случае не немые.

В самом деле, те, кого ошибочно зовут глухонемыми, оживленно общаются, чаще на языке жестов и мимики. Когда-то в Запорожье я случайно проходил мимо скверика, где тусовались глухие граждане — целая толпа. Удивительное зрелище! Люди, как ветряные мельницы: жесты, жесты, жесты… Представляю, какой шум поднялся бы, если бы в разговоре мы прибегли к ним — крыши на домах сорвало бы, а тут жесты и… тишина. Если бы мы понимали язык мимики, то узнали бы, о чем судачат в "своем" скверике глухие граждане. Наверное, о футболе, вернее, о футболе в том числе.

Вы видели на экранах телевизоров, как некоторые из депутатов в зале Верховной Рады с соседом по креслу перешептываются, обязательно при этом прикрыв ладошкой рот? С чего бы это? Остерегаются: вдруг в зале находится шпион, обученный читать сказанное по губам.

В Доме культуры глухих я общался с активом… без переводчика. С моей стороны соблюдалось лишь одно условие: мои собеседники должны были видеть мое лицо, точнее, мои губы. С них они "считывали" произнесенные слова. Они в переводчике не нуждались, хотя на всякий случай он был рядом, и не один.

Не испытывал необходимости в их помощи и я. Отнюдь не потому, что владею языком жестов и мимики. Мои собеседники отвечали мне так, как граждане, которые слышат и видят, только с акцентом, как иностранцы. Язык ими освоен по артикуляции губ без восприятия, практики мелодии живого языка.

Тема житья-бытья глухих граждан овладела мной после состоявшегося прошлой осенью концерта любительских художественных коллективов в предельно скромном зале клуба поселка десятого километра Балаклавского шоссе. Там на сцену вышла Екатерина Крисаленко. Девушка, лишенная слуха, говорит с едва-едва заметным акцентом. Его можно и не заметить, настолько он незначителен. Но пела Катя… жестами. Они были пластичны и выразительны. Фонограмму необычная певица воспринимала по вибрации сцены и, как представляется, воздуха. Жесты органично ложились на музыку. Совершенно потрясающее зрелище.

В детстве Екатерина Крисаленко жутко комплексовала по поводу своего физического недостатка. К счастью, она приехала на жительство в Севастополь — город, где есть этот Дом культуры, где можно рассчитывать на помощь нужных специалистов. Девушка была очень способной ученицей. Наравне со здоровыми сверстниками она училась не в специальной, а в общей для всех школе, в училище, где она получила специальность зубного техника.

В Доме культуры глухих я узнал имена лишенных слуха граждан, один из которых стал в нашем городе архивариусом в одном из крупных научно-исследовательских институтов, другой — ведущим специалистом авторитетного управления. На стенах Дома культуры за стеклом помещены портреты Алексея Седова — бронзового призера Паралимпийских игр, Ольги Кошариной — преуспевшей на мировой арене шахматистки, Александра Ряднова — обладателя чемпионского звания по плаванию…

Екатерина Крисаленко поделилась мечтой отвоевать, буквально отвоевать, право на управление автомобилем. Гражданам этой категории приходится проявлять упорство, волю, чтобы преодолеть не столько свой физический недуг, сколько противодействие укоренившемуся в обществе штампу: удел глухого гражданина, как и тургеневского героя Герасима, — метла и ничего больше.

Одна из моих собеседниц побывала в составе делегации глухих граждан в Хайдельберге — немецкой городе-побратиме Симферополя. Поездка с целью обмена опытом состоялась давно, но женщина до сих пор находится под огромным впечатлением от того, в каких условиях живут инвалиды в Германии. Крымчан согрел теплом прием, устроенный в их честь мэром города. Его заместителем по работе с инвалидами является инвалид по слуху.

— В наших структурах, которые призваны опекать инвалидов, сами инвалиды среди чиновников — большая редкость, — говорит женщина.

Цивилизованной Европе наша страна проигрывает и по другим показателям. Скажем, нет среди медиков человека, обученного языку жестов. Идти к ним надлежит только с переводчиком. Хорошо, если это терапевт…

Сохраняются "рогатки" в общении лишенных слуха граждан и в судебных инстанциях. Хотя следует отдать им должное: именно в судах руководство территориальной организации общества глухих нашло защиту от посягательств городской властной структуры на помещение Дома культуры. Судебное разбирательство длилось долго и очень непросто. И это вместо помощи, в которой постоянно нуждаются инвалиды.

Стоит еще и еще раз обратиться к отечественному и зарубежному опыту по отношению к инвалидам вообще, и к людям, лишенным слуха, в частности.

Глухие — люди, как правило, неконфликтные, покладистые, исполнительные. Аппарат Центрального разведывательного управления США со времен его основателя Алена Даллеса частично формируется за счет лишенных слуха специалистов. Удивительно, но и легендарный конструктор космических кораблей Сергей Королев не отказывал лишенным слуха инженерам и конструкторам в доверии. Ведущий в мире ученый по проблемам болезни крови, инвалид по слуху, Дмитрий Соловьев сделал карьеру не у себя на родине, а в Соединенных Штатах Америки.

Это мы все еще глухих относим в наследники того же тургеневского Герасима. И нередко проигрываем.

Другие статьи этого номера