Концепция есть, денег, увы, нет…

Отправной точкой для нашего диалога с генеральным директором Национального заповедника "Херсонес Таврический", заслуженным работником культуры Украины Леонидом Марченко явилась пресс-конференция по поводу давно ожидаемого нашими археологами события — возвращения после двухлетней реставрации из Львова уже ставшего знаменитым в научном социуме триптиха из склепа Карантинной бухты — уникального образца дохристианской античной живописи.
— Вот все-таки можем добиваться замечательных результатов, когда объединяем усилия ученых страны, игнорируя сомнительные политические подтексты, — сказал в самом начале нашей беседы Леонид Васильевич, имея в виду прочные связи херсонесских археологов со специалистами высочайшего класса из Львовского института "Укрзападреставрация".
Впрочем, как оказалось потом, подобные успехи на ниве сбережения и реставрации памятников Херсонеса, увы, носят пока "штучный" характер…
Итак, вниманию читателей предлагается беседа нашего корреспондента с генеральным директором Национального заповедника "Херсонес Таврический" Л.В. МАРЧЕНКО. — Леонид Васильевич, в одном из интервью, данном нашей газете на исходе 2008 года, вы с заметной ноткой оптимизма говорили даже не о сотнях тысяч, а о миллионах гривен, потраченных коллективом на развитие заповедника. Сейчас, исходя из вашего выступления на пресс-конференции, дела выглядят не лучшим образом?

— Увы, вы правы. 2008 год явился для нас как бы высшей планкой объема реализации целого комплекса мероприятий, на которые исключительно из собственных средств мы ассигновали 3,5 млн гривен. В 2009-м эта цифра уже сократилась более чем в два раза — 1,5 млн гривен. Этот же год сир и гол. На те средства, которые государство отпустило нам только на охрану заповедника в первом квартале, можно было осуществлять охранную задачу территории лишь в течение… трех дней. То есть вместо 157 тыс. грн мы получили "добро" на использование пяти тысяч гривен. Так что те суммы, которые поступили на наш счет по графе "за оказываемые услуги", пошли куда угодно, но только не на сохранение и реставрацию античных памятников.

— Помнится, в 2009 году была почти на всех уровнях одобрена "Концепция государственной целевой национально-культурной программы развития Национального заповедника "Херсонес Таврический" на 2011-2015 годы". Но, судя по всему, дальше бумажных рокировок дело с места не сдвинулось…

— Да. Прежний Кабмин из года в год обещал сформировать, наконец, пятилетнюю государственную программу развития заповедника. В тесном контакте с Минкультуры и туризма была разработана соответствующая "Концепция…", которая не потеряла, кстати, актуальности и в 2010 году.

— А каков главный социально-экономический стержень этой концепции?

— Основной ее смысл — это обеспечение сохранения Национального заповедника "Херсонес Таврический" как одного из выдающихся историко-культурных археологических комплексов мирового значения.

— Как концептуально выглядит сумма обоснованных затрат на все планируемые мероприятия?

— Стоимость работ для реализации государственной целевой национально-культурной программы развития нашего заповедника в целом составляет около 184 млн гривен. Из них из госбюджета — 174 млн грн, из своих средств — около 9 млн гривен, т.е. в среднем ежегодно на первоочередные нужды заповедника должно ассигноваться по 60 млн гривен.

— Вам не кажутся озвученные цифры заоблачными?

— В плане возможности их получить в сегодняшней крайне зыбкой экономической ситуации в Украине — да. Мы это отлично понимаем. Но, памятуя, что "Концепция…" разрабатывается исходя из конкретных, остро назревших проблем, следует все-таки избегать искуса представления на правительственный уровень важнейшего для нас документа с явным искажением истинного положения дел. К сожалению, музеи под открытым небом имеют тенденцию неуклонно стареть, нежели молодеть…

— Чего ожидаете в случае успешной реализации государственной целевой программы развития Херсонеса?

— Если программа четко заработает, процессы исследования, консервирования, реставрации, музеефикации памятников античного Херсонеса получат мощный заряд для активизации. А это означает, что привлекательность Севастополя как туристического центра юга Украины возрастет в разы, а потенциальная возможность попасть в заветный список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО станет реальностью.

— Кстати, о критериях ЮНЕСКО. Что конкретно мешает нам все-таки попасть в перечень ста самых замечательных археологических памятников планеты, опекаемых этой уважаемой организацией всемирного масштаба?

— О, у ЮНЕСКО к нам имеются вполне обоснованно выставленные, ну, скажем так, не претензии, а условия, причем довольно жесткие. Первое. На уровне государства должна быть принята программа поддержки памятников Херсонеса, в частности его городища и хоры, равной которой по сохранности, пожалуй, нет в мире. Далее. В наличии должна быть и соответствующая региональная программа сохранения артефактов Херсонеса. Здесь, кстати, дела обстоят неплохо. В тесном контакте с горсоветом региональная программа практически сверстана.

Существует — опять же, в русле выдвинутых ЮНЕСКО условий — и программа реставрации, музеефикации с последующей реконструкцией охраняемых объектов. Здесь мы рука об руку сотрудничаем со специалистами Англии, США, Австралии, Израиля и Турции.

Очень больной вопрос, особо акцентируемый комиссарами ЮНЕСКО, — зыбкость границ заповедника. С горсоветом на сей счет у нас диалог ведется давно. Но явные результаты пунктирно появляются через многие годы. Судите сами. Из 20 участков хоры Херсонеса документально за нами закреплены на сегодня пока пятнадцать. В подвешенном состоянии крепости Чембало и Каламита и еще несколько участков, на которых располагаются уникальнейшие античные сельскохозяйственные наделы (клеры).

В этой связи хотелось бы подчеркнуть особенность проблемы: часть земель все еще находится в коммунальной собственности, а не в госреестре. Тут необходимы кардинальные и скорые решения.

— Что же делается на самых "больных" участках того комплекса мероприятий, после осуществления которых можно, образно говоря, засылать гонцов к ЮНЕСКО?

— Самое главное — это реанимировать вчерне давно уже подготовленный проект постановления Кабмина Украины от 2008 года по Херсонесскому музею под открытым небом. Когда грянул кризис, все наши усилия пошли прахом. Сейчас мы завершаем подготовку документации к рассмотрению "Концепции…" вице-премьер-министром правительства Украины В.П. Семиноженко. Концепция, кстати, одобрена профильным советом ученых АН Украины, не получила возражений в СГГА и горсовете. Будем надеяться на благоприятный исход задуманного.

— В прессе промелькнула ремарка о том, что из десяти археологических заповедников страны администрация Херсонеса Таврического больше всех вкладывает средств в развитие музея из денег, полученных от оказываемых услуг. На что же они тратятся?

— А вот (конечно, частично) как раз на достижение тех целей, на которые не распространяются пока "щедроты" государства. Много усилий прилагаем к привлечению ученых из других стран, участвуем в конкурсных мероприятиях различных всемирно известных фондов. В частности, наши предложения нашли отклик у распорядительной дирекции международного фонда Левентиса. С греческой стороной заключен договор на грант, предусматривающий возрождение давно пребывающего в запустении нашего античного отдела.

В том же ключе ведем переговоры с руководством Реставрационного центра (Англия) в лице господина Криса Клира о реставрации коллекции античной мозаики. В районе Владимирского собора намереваемся разработать и выставить новую экспозицию мозаичных полов и пифосов, куда органично войдет и средневековая мозаика из Загородного храма в Карантинной балке. Кстати, часть средств на эти цели планируем потратить из своей прибыли от оказываемых услуг туристического плана.

— Что ж, Леонид Васильевич, основные актуальные проблемы развития Херсонеса, думается, нашли отражение в нашей беседе. Остается только пожелать вам новых, живительных импульсов, которые, будем надеяться, все-таки поступят из Кабмина для реализации основных положений "Концепции государственной целевой национально-культурной программы развития…" и сохранения нашей гордости — Херсонеса Таврического. Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера