Встреча через 65 лет

Афанасий Красовский, Владимир Апошанский и другие.
В библиотеки города пошел свежий, 38-й по счету, номер литературно-исторического альманаха "Севастополь". На его первой странице крупным шрифтом набрано: "65-летию Победы посвящается!" Помещенные под этим посвящением произведения дарят читателю ощущения минувшей героической эпохи."Севастопольская классика" — сравнительно новая рубрика популярного в городе издания. С недавних пор она открывает каждый очередной его выпуск. До сих пор под этой рубрикой помещали стихи о городе-герое. Возможно, так будет и в будущем. О Севастополе написано столько поэтических произведений, что не хватит для составления тома антологии. Но в 38-м номере альманаха под рубрикой "Севастопольская классика" помещен рассказ Петра Гаврилова "Талисман".

Автор — не классик в привычном понимании нами этого высокого определения. Скорее всего Петр Гаврилов служит классическим примером того, как довольно часто у нас забывают людей достойных, талантливых, но скромных по натуре. Известно, что в середине 20-х годов прошлого столетия Петр Гаврилов бороздил Черное море на малом по тоннажу корабле вместе с Леонидом Соболевым. Для любителей литературы последний в особых рекомендациях не нуждается.

В период Великой Отечественной Петр Гаврилов влился в состав дружного, боевого и необыкновенно творчески заряженного коллектива пишущей братии "Красного черноморца" — газеты Краснознаменного Черноморского флота. 30 октября 1942 года и появился на ее страницах "Талисман". Главный герой рассказа — мальчик, который в военное лихолетье потерял руки. Тем не менее им не утрачено присутствие духа. Он верит в светлое будущее после победы над оккупантами. Глядя на мальчика, оптимизмом проникаются военные летчики. Им везет, когда их юный друг провожает краснозвездные самолеты в тревожное небо.

Сказано, что музы молчат, когда пушки говорят. Может, и верно сказано, но ни в коем случае не в отношении Севастополя. В направленной из Москвы и Ленинграда в наш город бригаде творческих работников вместе с Петром Гавриловым оказался… Читатель никогда не догадается, кто именно. Лазарь Лагин! Тот самый Лазарь Лагин, который в конце 30-х годов прошлого столетия написал до сих пор пользующуюся популярностью у детей и взрослых сказку "Старик Хоттабыч". Оптимист по натуре, Лазарь Лагин и под вой снарядов, свист пуль, разрывы бомб писал в Севастополе для "Красного черноморца" сказки. Их смело можно отнести к лучшим образцам художественной литературы. В 38-м номере "Севастополя" повторена публикация сказки Лазаря Лагина "Страхи-ужасы". В ней автор "Старика Хоттабыча" поведал о коварном и жестоком Змее-Горыныче, против которого объединяются лучшие из зверей и птиц. Тут же возникает аналогия с Гитлером и с теми, кто, не страшась, выступил против него. Узнали себя в сказке и трусы.

В послевоенные годы радовал своим искрометным талантом поэт Афанасий Красовский. В альманахе воспроизведена его фотография военной поры. В поле объектива Афанасий Красовский попал в форме краснофлотца, но с полевой сумкой и пистолетом на правом боку и с "лейкой" (фотоаппаратом) на левом. На брюки-клеш свисают две цепочки неведомого назначения. Может, просто так, для понта. Старшина 1 статьи линкора "Севастополь" Афанасий Красовский как военкор сотрудничал с "Красным черноморцем", куда его пригласили на должность специального корреспондента. Иные пути-дороги привели во флотскую газету Владимира Апошанского. Но как они и их товарищи писали для воинов, находившихся на переднем крае обороны либо в первых рядах атакующих врага!

Они не только писали… Как-то редактор похвалил Владимира Апошанского за мастерски поданный репортаж, однако спросил: "Почему не упомянуто имя командира?" "Командир был убит, — признался Владимир Апошанский. — Не будем писать, что его обязанности я принял на себя".

В 38-м номере "Севастополя" помещены зарисовки: Афанасия Красовского — "Правильное совпадение" и Владимира Апошанского — "Месть". Они по-репортерски сжаты, но образны и динамичны.

В послевоенные годы Андрей Сальников написал стихотворение "Сапун-гора". Оно пришлось по душе композитору Борису Боголепову. Так родилась песня — одна из музыкальных визитных карточек города-героя. В годы войны начальник отдела культуры "Красного черноморца" Андрей Сальников публиковал на страницах газеты частушки:

Помогают краснофлотцы

Нам с фашистами бороться

И во весь морской размах

Бьют бандитов в пух и прах.

Куплеты незатейливы, но с настроением. Они поднимали боевой дух воинов. Главным образом с Петром Афониным, Александром Баковиковым и другими авторами Андрей Сальников готовил развеселые и меткие материалы для пользовавшегося популярностью сатирического раздела "Рында". Ребят так и называли: "рындачи". Ими был придуман морской собрат знаменитого Василия Теркина — Ваня Чиркин. Начальник боевого отдела газеты капитан 1 ранга Александр Баковиков взялся предложить историю бессмертного героя Ярослава Гашека, бравого солдата Швейка, но в условиях Великой Отечественной войны. Сюжеты пошли под общим заголовком "Новые похождения бравого солдата Швейка".

Если Афанасий Красовский, Владимир Апошанский пользовались среди севастопольцев определенной известностью, то имена Андрея Сальникова, Александра Баковикова, Петра Афонина и других литераторов военной поры возвращены нам, читателям, благодаря подвижническому труду севастопольской писательницы Валентины Ходос. В позапрошлом году к 70-летию городского литературного объединения имени Алексея Озерова Валентина Николаевна опубликовала на страницах литературно-художественного альманаха "Литературный Севастополь" пространный очерк "Они были первыми". Пожалуй, это была первая попытка столь масштабного исследования минувшей литературной жизни Севастополя. Читающей публике были сообщены забытые имена достойных, наделенных талантом людей. За очерк "Они были первыми" Валентину Ходос удостоили городской литературной премии имени Л.Н. Толстого.

Валентину Николаевну увлекла история художественного слова о городе. Она продолжает регулярно посещать всевозможные архивы, не расстается со старыми подшивками. Некоторые из них настолько слежались, что исследовательница едва-едва переворачивала страницы. Валентина Ходос, наверное, первой обратилась к документам той эпохи за последние 50 лет. Работала писательница также с подшивками, побывавшими в огне во время последнего рейса лидера "Ташкент" из Севастополя в Новороссийск.

Чтобы прочитать тексты на обуглившихся страницах, пришлось вооружиться лупой. Результат усилий Валентины Ходос — замечательная подборка произведений авторов периода Великой Отечественной войны на страницах 38-го номера "Севастополя". Это не просто новые для многих имена литераторов, не просто занимательные истории. Постигая их, мы познаем дух той эпохи, дышим атмосферой ее интеллектуальной жизни. Проникаемся духовными ценностями, которые помогли нашим отцам и дедам победить врага. Валентина Ходос продолжает поиск.

Теме 65-летия Победы в Великой Отечественной войне посвящены также объемный фрагмент воспоминаний участника освобождения Севастополя от фашистских захватчиков, поэта, почетного гражданина города Эдуарда Асадова, очерк журналиста "Славы Севастополя" Леонида Сомова "Забытый Парад Победы", а также адресованные детям рассказы известного писателя Андрея Платонова, опубликованные в "Книжке в книжке" (раздел альманаха) под общим заголовком "Маленький солдат".

Все произведения об испытаниях, выпавших на плечи наших отцов и дедов в годы войны, светлы и жизнеутверждающи. Контрастны на их фоне заметки Генри Пикера (раздел "История. Документы. Письма"). 30-летний юрист из проверенной нацистской семьи, "дослужившийся до чина оберрегирунгсрата", был направлен для дальнейшего прохождения службы в ставку Гитлера. Одной из обязанностей новичка в близком окружении фюрера явилась запись его монологов за обеденным столом, которые велись с 21 июля 1941 года по 11 марта 1942 года. Они и поданы в альманахе под соответствующим заголовком "Застольные рассуждения Адольфа Гитлера…" Эти рассуждения публикуются со значительными сокращениями. Но сколько дополнительных фактов мы узнаем из того, что было зафиксировано нацистом! Цивилизованный человек не решился бы на такие откровения. Они преподносятся как истина в последней инстанции и против воли автора становятся тяжким обвинением нацистов. "Самое лучшее было, если бы люди освоили там (наши люди на оккупированных фашистами территориях. — Авт.) только язык жестов. По радио для общины передавали бы… музыку в неограниченном количестве. Но к умственной работе приучать их не следует. Не допускать никаких печатных изданий… иначе мы вырастим там наших злейших врагов!" — сказал Гитлер своим приспешникам за общей трапезой.

Подобных сентенций фюрер наговорил полный короб. Но трудно удержаться от возможности процитировать еще его планы относительно Крыма, Севастополя. Гитлер полагал, что климат полуострова и его природа "очень хорошо подходят для тирольцев… Перевозка южных тирольцев в Крым не сопряжена с какими-либо трудностями и не требует слишком сильной психологической нагрузки. Им достаточно лишь спуститься вниз по такой немецкой реке, как Дунай, — и вот они уже на месте".

Вот от какой опасности наш солдат защитил мир, страну!

Библиотекари могут сказать, что периодически, особенно в преддверии Дня Победы, возникает повышенный спрос на литературу о войне. Редколлегия "Севастополя" во главе с писательницей Валентиной Фроловой, несомненно, сделала весомый вклад в то, чтобы удовлетворить запросы читателей. Это не только замечательные сюжеты, но и возвращенные имена незаслуженно забытых литераторов.

Содержание 38-й книжки альманаха условно можно поделить на две части. О первой уже сказано. Она о войне. А вторая часть — это новые рассказы Александра Волкова и с большим вкусом составленный поэтом Борисом Бабушкиным блок поэзии.

Другие статьи этого номера