"Селение Черного Иоанна" или "селение Мщенья"?

Топонимика иногда показывает пример непостижимой живучести. Взять хотя бы Днепр. Это название главной реки Украины, как известно со школьной скамьи, пришло к нам из языка народа, относящегося к иранской группе индоевропейской языковой семьи. И среди главных претендентов авторами этого гидронима называют легендарных скифов. Представьте себе: практически 2000 лет на этой территории жили, сменяя друг друга, и германоязычные готы, и представители угро-финской языковой семьи (венгры), и различные тюркоязычные племена (хазары, половцы, татары, ногайцы). На берегу Днепра, наконец, появилась и окрепла славянская государственность, а скифское название продолжает жить!Зная об этой живучести, мне непонятны попытки некоторых специалистов по топонимике Крыма практически во всех местных названиях видеть исключительно тюркский компонент. Истоки этого подхода берут начало в ХIХ веке. Лингвистика только делала первые шаги, и поэтому такие крымские авторы, как Сумароков, Кондараки, П. Кеппен, для объяснения того или иного термина могли использовать только существующие языки: татарский, греческий, латынь. И такой подход сужал поиск вероятного объяснения.

В качестве примера можно привести объяснение Кондараки названия селения Карань (с. Флотское). (Сейчас это уютное село получило известность в связи с проектированием в его окрестностях Караньского заказника.) Он предположил, что в этом топониме слились два татарских слова: "кара" — черный и "Яни" — вариант произношения имени Иван, то есть как память о каком-то черном Иване. Исследователя не смутило, что в этом случае название должно было звучать как "Кара-Яни" по аналогии с таким же тюркским названием, как "Айян" — "Святой Иван". Сами татары иногда называли село Карану (сведения П. Кеппена).

Допустим, что действительно в этом селении жил достопамятный Иван — Яни. Но как можно объяснить множество других, аналогичных по звучанию топонимов: пещера Карань-Коба в Байдарской долине, пещера Карани на Караби? Получается, что попытка объяснить название села Карань с позиции тюркского языка оказалась несостоятельной.

Нет, не все так просто в вопросах происхождения крымских названий, как иногда считают отдельные специалисты. По-видимому, в силу своей узкой специализации они не могут или не хотят представить современный топоним в виде матрешки, в которой, как все знают, внутри одной фигурки таится другая, скрывающая, в свою очередь, третью, а та — четвертую и т.д.

Вот такую топонимическую матрешку обнаружил автор, читая знаменитую "Велесову книгу" в переводе А.И. Асова (Буса Кресеня). Уверен, трудно найти образованного человека, который не читал бы или хотя бы не слышал об этой книге. Так вот, в ней во второй главе рассказывается о борьбе русичей с эллинами. Действия происходят на Крымском полуострове, в тексте часто упоминаются названия городов Хорсунь (Херсонес), Сурож (Судак). Процитируем эти строки (глава 2): "И там был князь, который повелел бить эллинов и отогнать их от Руси. И снарядил рать и конницу, и пошел на них, и боролся с ними. А эллины плакали о печали своей и просили, чтобы им платить дань. И собрали с них дань — и овец на закланье, и вино".

Довольная возвращалась из похода на Хорсунь княжья дружина. А дальнейшие строки "Велесовой книги" описывают типично славянский обычай — сразу начинать отмечать радостное событие. А как же — есть вино, есть барашки! Впрочем, не все последующие события были такими веселыми.

"И тогда эллины, видя, что русичи много пьют, решили на них наброситься и побороть их. И пришли волхв и брат его Соловей. И они сказали русичам: "Не напивайтесь этими дарами!" Но русичи их не послушали. И вот напились. И в этот день эллины набросились на них и разбили. И погибель свою видя, русичи отошли в степи". (Цитируется по изданию "Мифы древних славян", Саратов, 1993 год, перевод А.И. Асова).

Вы спросите, какое отношение имеет этот эпизод к проблеме со старым названием села Флотского — Карань? Удивительно, но вышеописанное событие проходило, согласно тексту книги, недалеко от этого населенного пункта Балаклавского района. В "Книге" так и говорится: "Были они у Карани, и это был маленький город на берегах морских русских". И судя по тому, что автор подчеркнул отступление русичей в степь, селение (город) Карань размещалось в горной местности. Как это точно соответствует местоположению села Флотского (Карани)! Над ним возвышаются скалистые скаты Караньского плато и высоты Горной, а всего в 1,5 км от села плещется море.

Причем переводчика "Велесовой книги" нельзя упрекнуть в подтасовке фактов. А.И. Асов, как это видно из его комментария, не знал о существовании нашего селения Карань. Он это слово пытается объяснить производным от названия городка Кареон (который упоминается в труде Иордана, что между Феодосией и Мирмекием), а также названием ассирийского города Харран времен скифских войн в Передней Азии. (610 год до н.э.). Я думаю, что оба его варианта имеют довольно шаткие основания. И если бы Асов знал о Карани (а этот населенный пункт в то время был мало знаком даже большинству севастопольцев) то привел бы его в качестве однозначной трактовки.

Что же означает этот топоним? Я думаю, нашим предкам смысл этого слова был понятным. А для нас чуть дальше в этой же главе "Велесовой книги" есть подсказка: "И вот Карна плачет о тех мертвых, которые стояли на тропе божьей и умерли".

Карна — древнеславянская богиня мщенья, кары. Она упоминается в "Слове о полку Игореве" и сейчас звучит в таких словах, как "кара", "покарать". Так в названии селения сохранилась память о жестокой и кровавой битве, которая разыгралась в наших краях в далекие-далекие времена. Если говорить об археологических фактах, то можно указать на существование в окрестностях Карани таврского поселения. Его обнаружил на северной окраине археолог Сергей Сенаторов. Может быть, та культура, которую мы называем таврской, была близка и предкам славян?

Другие статьи этого номера