100-летию Василия Головенко посвящается…

Бронепоезд "Железняков" современники называли крепостью на колесах. Но главным цементирующим звеном в нем, несомненно, были живые люди. Это присутствие их духа придавало стали сверхпрочные свойства. Это присутствие их духа превратило бронированный состав в символ мужества и героизма. 100-летию "железняковца" Василия Головенко посвящается.Сегодня его дети, внуки, правнуки живут в Севастополе. Василий Андреевич Головенко, почетный железнодорожник Украины, родился 1 марта в одном из городов Хмельницкой области. И надо же случиться такому совпадению: 1 марта двадцать пять лет назад родился один из его внуков, названный, как нетрудно догадаться, в честь деда, тоже Василием. Василия Андреевича нет уже среди живущих. Но сегодня его внук, уже сам отец, приходит к бронепоезду-монументу, установленному на площадке возле Севастопольского автовокзала. Похоронен Василий Андреевич Головенко на Мемориальном кладбище воинов Великой Отечественной войны.

Потрясающие по глубине и искренности свидетельства о тех грозных временах оставил участник событий, один из бойцов бронепоезда "Железняков" мичман Н. Александров. Судьба словно специально оберегала этого человека, чтобы он, окончив войну, смог рассказать всю правду о ней в документальной повести "Севастопольский бронепоезд".

Сжатость и лаконичность литературного стиля Н. Александрова берет за живое. Автор не тонет в эпитетах, и, скорее, даже может показаться, что на некоторых страницах его книги изложение происходящих событий напоминает больше доклад. Доклад, читая который, испытываешь неподдельный ужас…

"…За ночь мы трижды выходили в бой. Открывали огонь, отойдя всего на полтораста-двести метров. Стреляли, пока не начинала гореть краска на стволах, — по 150-200 снарядов".

"26 июня. (Речь идет о 1942 годе. — Авт.) на уничтожение бронепоезда было брошено порядка полсотни немецких самолетов. "Железняков" укрылся в тоннеле. Раздался страшный взрыв: тысячи тонн грунта обрушились на вторую бронеплощадку. А там — люди. Нужно принимать срочные меры, чтобы они не были заживо похоронены… Лопатами, ломами, голыми руками удалось прорыть небольшую пещеру между колесами платформы.

"Кто полезет?" — прозвучал вопрос командира.

Наступила тишина. Шпалы под площадкой предательски трещали. Казалось, конец наступит всем: и тем, кто сейчас задыхается в каземате без воздуха и света, и тому смельчаку, который полезет в люк спасать боевых друзей. И тогда парторг Головенко сделал шаг вперед, молча снял китель, фуражку и скрылся в отверстии. Все с замиранием сердца ждали и прислушивались. "Принимайте", — послышался приглушенный голос парторга. Первым на воздух подняли пулеметчика Гордиенко. Затем — задохнувшегося старшину 2-й статьи Паршина, командира пулеметной установки. В следующий раз сам Василий Головенко потерял сознание. И снова раздались слова: "Кто пойдет?"

Хоронили погибших здесь же, в тоннеле, под названием "Троицкий". Из нескольких десятков человек тогда удалось спасти пять. В том же тоннеле Василий Головенко был тяжело ранен, получил двадцать девять осколочных ран. Его удалось катером переправить на Большую землю, где он перенес четыре операции, но до конца своих дней так и носил в теле несколько осколков. Вернувшись после ранения в строй, Василий Андреевич закончил войну в 1945-м.

— Каким вы запомнили своего отца? — этот вопрос был задан накануне 100-летия В. Головенко его дочери, Ирине Васильевне. Она серьезно задумалась, но ответила кратко:

— Это был очень честный, отзывчивый, добрый человек, который всем помогал, учил нас личным примером…

Василий Головенко родился в 1911 году в семье бедного крестьянина. Родился в 1911-м, а в 1925-м, в возрасте всего-то четырнадцати лет, уже работал на заводе им. В.И. Ленина в Днепропетровске. В 30-м поступил в политехнический. В 39-40-м участвовал в войне с белофиннами, а в 1941-м ушел добровольцем на Великую Отечественную войну. Несмотря на лихие испытания, судьба, тем не менее, хранила его. В мирное время он продолжил трудиться на железной дороге. Вырастил с любимой женой Ниной Михайловной трех дочерей…

…Сегодня возле бронепоезда "Железняков" делают фото на память внуки и правнуки Василия Головенко. Если посчитать всех родственников по крови, окажется не менее шестнадцати человек. Накануне 1 марта разряженный севастопольский воздух снова напомнит им о приближающейся весне. И о деде — Василии Андреевиче Головенко, человеке, который в свое время сделал все, чтобы эту весну приблизить.

Другие статьи этого номера