Первый бюст первого космонавта в мире

Его создали крымские, впоследствии — севастопольские, скульпторы Ольга Минькова и Константин Кошкин (мои мама и папа) сразу после полета Юрия Гагарина всего за одну ночь. И уже 16 апреля все смогли увидеть его на выставке, организованной специально для одного портрета в центре Симферополя.

Вот как писала об этом "Крымская правда" в своем воскресном выпуске за 16.04.1961 г. под заголовком "Скульптура "ПЕРВЫЙ КОСМОНАВТ":

"В крымских городах уже появились улицы имени Юрия Гагарина, он стал почетным артековцем, пионеры назвали его именем свои дружины. А крымские ваятели, вдохновленные грандиозным подвигом, решили запечатлеть первого космонавта в скульптуре.

14 апреля в мастерскую скульпторов К. Г. Кошкина и О. Д. Миньковой зашел заслуженный деятель искусств УССР художник К. А. Прохоров. Решено было приступить к работе над бюстом первого космонавта. Всю ночь Константин Гаврилович и Ольга Денисовна работали над своей новой скульптурой. Под их опытными руками с каждым штрихом все больше вырисовывался портрет героя. В небывало короткий срок — к утру — он был готов.

Вот он, первый советский летчик-космонавт, коммунист Юрий Алексеевич Гагарин. Мы видим его мужественное, волевое лицо, обрамленное шлемом. Скульпторам удалось воплотить в портрете черты, присущие нашему крылатому поколению, поколению покорителей космоса. Сегодня скульптуру К.Г. Кошкина и О.Д. Миньковой увидят симферопольцы.

На снимке: скульпторы К.Г. Кошкин и О.Д. Минькова за работой (фото Н. Бондаренко)".

Как видно, у каждого человека в жизни есть свой "звездный час". И эти часы удивительным образом совпали у Ю.А. Гагарина, которого после его полета узнал весь мир, и у моих родителей, которые прославились, за одну ночь создав первый бюст первого космонавта в мире. Лепили прямо по фотографии в "Комсомольской правде", напечатанной вместе с сообщением ТАСС. И в нем — словно "летящем" образе космонавта в мягком шлеме — впервые и в последний раз органично соединились искренний мамин романтизм, ее чувство прекрасного и отцовский патриотизм, его склонность к классической скульптуре. Они проявили себя настоящими творцами. Да и момент был очень вдохновляющим: вся страна буквально зашлась в едином порыве: "Свершилось!"

Так продолжалось при каждом новом полете наших космонавтов на орбиту: весь СССР наизусть помнил их имена и знал в лицо. А с каким триумфом их встречали! Это ярко запечатлелось и в моей детской памяти: когда мы приехали в Москву, десятки тысяч москвичей, гостей столицы, выстроившись задолго до проезда кортежа "Чаек" по обе стороны Ленинского проспекта, встречали очередную пару новых покорителей космоса. С самолетов разбрасывали листовки с их портретами, биографиями, здравицами в их честь. И все старались поймать их на память, лес рук тянулся навстречу этим листкам. Отчетливо помню, как я завидовал тому дядьке, который сумел поймать сумку, где оставалось еще несколько листовок! Но это было позже…

А тогда довольно внушительный бюст Гагарина (65х116х120 см) сразу выставили на всеобщее обозрение в экспозиции "Одного портрета" на ул. Пушкинской в Симферополе. Об этом писали и другие СМИ, в т.ч. иностранные, например газета итальянских коммунистов "Унита". А родителей "за творческое создание скульптуры космонавта" наградили Почетными грамотами Симферопольского горкома КПУ и горисполкома (сохранилась только мамина грамота, и там, к сожалению, — неверное отчество).

Отец решил продолжить начатое и почти сразу сделал вариант бюста в дереве (тополь), большего размера, — на Крымскую областную художественную выставку. А следом — проект памятника Ю.А. Гагарину для Симферополя. Макет из гипса был небольшим — всего 26х30х45 см. Копию его он затем подарил военному городку в г. Саки, где и был сооружен первый памятник первому космонавту. Причем открыт он был, согласно данным каталога скульптора К.Г. Кошкина, в 1963 г. при участии самого Гагарина.

Это было, так сказать, заочное знакомство героя и скульпторов. Но вскоре произошло и очное! В октябре 1962 г. первый космонавт Земли с семьей отдыхал в санатории Минобороны в Гурзуфе. Тогда же там завершала авторскую доработку памятника А.С. Пушкину, известного ныне всем любителям поэзии, и моя мама. Отец ей помогал, а я был с ними. Естественно, что родители, встретив космонавта в парке, узнали его. Нужно отметить, что пребывание Гагарина в Крыму особо не афишировалось. Исключение для широкой огласки сделали только для его визита в "Артек", что и запечатлел фотограф. А в самом Гурзуфе Юрий Алексеевич ходил инкогнито, не расставался с черными очками. Даже во время беседы с родителями не снимал их. Родители рассказали, что уже работали над его портретом заочно. Теперь, воспользовавшись случаем, отец загорелся желанием вылепить его этюд-портрет с натуры. И сделал это с автографом самого героя на глине, и на гипсовом отливке (27х30х65 см) он был хорошо виден. Было несколько сеансов, и космонавт, когда позировал, очки снимал! Папа даже уговорил его сфотографироваться. Этот снимок, сделанный простым "Зорким-4", к с частью, в его архиве сохранился. Его мы и публикуем сегодня рядом с еще глиняным портретом космонавта.

Сам я тогда был мал, помню только, что играл с дочкой Гагарина в беседке, затем туда приходили и наши отцы… Потом обо всем родители мне не раз рассказывали. А лично мне, шестилетнему тогда пацану, Юрий Алексеевич подарил 6 октября 1962 г. свою артековскую фотографию с надписью: "Сереже. С наилучшими пожеланиями". Этот снимок с автографом первого космонавта хранится в семейном архиве уже почти полвека. Первый раз я осознанно и особенно остро вспомнил об этой фотографии и гурзуфской встрече, когда совпали первая в моей жизни самостоятельная поездка в Москву и трагическая гибель Ю. Гагарина. Многокилометровую очередь желающих попрощаться с героем космоса я помню хорошо. Как и многочисленные кордоны на пути в Кремль, когда урны с прахом Гагарина и Серегина хоронили в стене на Красной площади. А мы с дядей шли на экскурсию в Оружейную палату Кремля, назначенную на строго определенное время, и милиционеры из оцепления пропускали нас именно по билетам, достать которые в те времена было практически невозможно…

В 1963 г. по заказу Министерства культуры УССР отец сделал еще один бюст Гагарина — меньшего размера (27х30х43 см), а копию подарил через "небесных братьев" гарнизона г. Саки Юрию Алексеевичу при содействии П. Поповича и других космонавтов. Это произведение находилось в квартире Гагариных в Звездном городке. В этом же году папа выполнил бюст Ю.А. Гагарина и для Севастопольского ремесленного училища, которому было присвоено имя первого космонавта.

В 1964 г. отец перевел бюст в мрамор, а в 1974-м выполнил еще один его вариант — в мраморе-граните (26х29х49 см) для Музея героической обороны и освобождения Севастополя. В 1978 году, уже в Подмосковье, папа отлил портрет почетного гражданина Севастополя Ю.А. Гагарина из алюминия на Мытищинском заводе им. Е.Ф. Балашовой и подарил его в 1985 г. народному музею севастопольской средней школы N 24, в которой я учился (на снимке). А друг нашей семьи, создатель этого музея и до недавнего времени его бессменный руководитель В. Петриков, сделал его центром своей экспозиции.

И уже на склоне лет, в 1982 г., 70-летний папа сам вырубил из мрамора последний вариант портрета Ю.А. Гагарина для Московского музея космонавтики. Он оставался верен теме космоса всю жизнь, знал многих космонавтов и дружил с ними. И не случайно ему доверили сделать бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза А.С. Иванченкова, который при участии автора был установлен на родине летчика-космонавта — в подмосковном селе Ивантеевка. А мама до конца жизни в творчестве оставалась верна теме трепетной любви и материнства…

Монументальные скульптуры и памятники, авторами которых были О. Минькова и К. Кошкин, и поныне украшают улицы и здания Севастополя и других городов некогда великой страны, а их камерные работы хранятся в музеях и частных коллекциях.

Другие статьи этого номера