Мраморный камешек — первый надгробный камень с места погребения наших великих адмиралов

Удивительные чувства я испытал, посетив эту необычную для Севастополя выставку в Художественном музее города "Образы православия в Севастополе". И я подумал о людях, которые творили эту историю в веках, об искусстве живописи и архитектуры, которые эту историю увековечивают, о творцах, причастных к созданию этого искусства. И, главное, утвердилось ощущение близости к людям, оставившим нам это наследие, и к тем, кто сохранял и сохраняет сейчас эти реликвии.Эта выставка полна откровений и сюрпризов, надеюсь, не только для меня лично, но и для многих севастопольцев. Собранная из редчайших экспонатов разных музеев многих городов, она явила нам старый сакральный облик Севастополя, уникальный по историческим пластам, красоте и ценности духовного содержания и величия событий, происходящих на этой земле.

Мне, как архитектору, эта выставка принесла много и радости, и грусти — от неожиданных встреч с друзьями, недавно, сравнительно с вечностью, ушедшими из жизни, творцами Севастополя — великолепным художником Геннадием Брусенцовым, представленным в экспозиции эскизом Свято-Никольского храма на Братском кладбище, с талантливейшим архитектором 50-х годов прошлого столетия, восстановителем Севастополя незабвенным Никитой Сдобняковым (автором знаменитого дома с шарами на ул. Б. Морской) с его карандашно-акварельной зарисовкой 1947(!) года, разрушенного во время обороны Владимирского собора на городском холме…

Как мягки и лиричны мазки эскиза Брусенцова оригинальной пирамиды храма на Братском! Как трепетны и волнующи карандашные линии Сдобнякова, сохранившие нам ужасные раны разбитого Владимирского собора! Не зарисовал бы Никита тогда его… и все. И не было бы этого свидетельства истории, не было бы произведения искусства. Все ушло в историю — и все продолжает жить. Это было так давно, что не верится: Геннадий Брусенцов и Никита Сдобняков были моими современниками и… друзьями.

И вот передо мной очередные раритеты выставки из Московского музея архитектуры — и очередная уникальная встреча с собственноручными листами знаменитого академика архитектуры. Алексея Авдеева, автора Владимирского собора на городском холме (1882 -1885 гг.). На выцветших от времени двух листах ватмана нам явлена тончайшая, ювелирная по тонкости рисунка и божественная по красоте колорита великолепная акварель росписи куполов и ярусов стен чудесного храма, храма необычного, а хранящего под своими сводами останки великих русских адмиралов — героев первой обороны города.

Архитектурный гений архитектора Авдеева впервые так широко и интересно показан в Севастополе: на другой стене зала висят еще два выцветших листа интерьеров храма Св. Николая на Братском кладбище (1880 г., Центральный музей Тавриды). Оказывается, не только здания, но и чертежи, по которым они построены, являются художественными произведениями, достойными музейных стен: в этом также есть просветительная польза выставки.

По-иному понимается также после выставки деятельность известного художника XIX века Иллариона Михайловича Прянишникова. В книге "Севастополь. Энциклопедический справочник" пишется: "Автор серии картин на тему обороны Севастополя 1854-55 г.г… Академик живописи с 1893 г… Написал 18 картин об обороне: "Спасение офицера при Альме", "Строительство укреплений в Севастополе", "Адмирал Нахимов во время бомбардировки", "Женщины Корабельной стороны" и т.д. И вот здесь, на выставке, представлена ни в одной книге не упомянутая картина "Солдат молится перед боем" из Музея обороны Севастополя… Несомненный раритет.

На главной стене зала в центре висят старинная круглая икона из частной коллекции "Св. Климент и Св. Мартин — папы Рима" и архитектурные чертежи скальных храмов второй половины XIX века. В столе под стеклом — работа художника К. Смирнова — этюд маслом "Разрушенный храм Св. Николая на Братском". Трогают душу его нежнейшие карандашные зарисовки храма (из Севастопольского художественного музея). Очень привлекают своей художественностью, мягкостью и документальностью фотографии второй половины XIX века М.Н. Протопопова — соборы Св. Владимира, Св. Николая, а также Никольский и Михайловский на Екатерининской улице.

В центре зала на низком постаменте лежат две мраморные капители V-VI веков (кружевная резьба византийского стиля), посланцы вечности, дыхание Херсонеса.

Заканчивает выставку маленький камешек из мрамора размером 10 на 15 сантиметров — первый надгробный камень на месте погребения адмиралов Лазарева, Корнилова, Истомина и Нахимова.

И последнее… Можно только сожалеть, что опущен весь период послевоенного восстановления храмов и сооружения новых, не показаны большие исторические перемены в духовной жизни города, в новом отношении к религиозным вопросам в жизни современного общества. Ведь не секрет, что еще в сравнительно недавнем прошлом звучали предложения людей не очень умных, но облеченных властью: взорвать Владимирский собор — усыпальницу адмиралов за одну ночь! Но не прошло это кощунственное предложение…

И вот теперь, когда проектируются и строятся многие великолепные храмы, когда Севастополь вновь украшается сакраментальными сооружениями, когда все большее число людей всех конфессий озабочено вопросами веры, интересно было бы показать новейшие образцы церковной архитектуры, продолжить эту выставку, ее тему, в самом широком плане показа новых работ зодчих и художников. Может быть, найдутся для этого новые меценаты и продолжат так прекрасно начатое дело.

Другие статьи этого номера