Ох, не скоро ей быть богатой…

В соответствии с законом Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты жилищных прав детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения, а также лиц из их числа", принятым парламентом 1 июля 2010 г., президент Украины закрепил право детей-сирот на внеочередное получение социального жилья.Практика демонстрирует довольно неутешительную картину. В Севастополе, а в принципе, и в любом другом городе Украины, если ребенок становится сиротой и у него есть жилплощадь, то опекуны для этого ребенка находятся очень быстро. Квадратные метры являются хорошим условием обретения ребенком опекуна. Однако не всегда судьба ребенка от этого становится счастливой: квартиры опекуны, как правило, продают, а что становится с детьми, фактическими хозяевами квартир, в принципе, не известно.

В ОО "ИГ "Севастопольские мамы" обратилась выпускница детского дома N 2 Скоробогатова Людмила. Девочка два года назад перестала считать детский дом местом своего жительства. Учеба в колледже позволила ей жить в общежитии и продолжать учебу. Получив диплом о среднем специальном образовании, Людмила Скоробогатова обратилась в Севастопольскую городскую государственную администрацию с заявлением о выделении ей, как сироте, жилплощади — комнаты.

Госпожа М.Н. Макарова, начальник отдела распределения жилплощади при СГГА, и начальник "Жилсервиса" В.П. Газдюк подыскали для девочки "подходящее" жилье. "Комната страха" — так окрестили эту жилплощадь журналисты "Независимого телевидения" Севастополя и были правы. В данном доме нет ничего — ни замков на дверях, ни окон, ни душа, ни кухни. Отсутствие отопления, горячей воды и признаки антисанитарии — все это никак не вписывается в норму закона, касающегося условий социального жилья.

Случай Скоробогатовой Людмилы — не единичный. То, как и в каком порядке выдается социальное жилье в Севастополя, — государственная тайна. Именно эту формулировку слышит каждый, кто обращается в отдел распределения жилья при СГГА. Получить данные о количестве квадратных метров нового жилья или вторичного фонда не представляется возможным. Кто, как, в порядке какой очередности и по каким заслугам перед государством получает это жилье — это тоже государственная тайна, не попадающая, по мнению госпожи М.Н. Макаровой, под действие закона о доступе к публичной информации.

По имеющимся у ОО "ИГ "Севастопольские мамы" данным, за прошлый, 2010 год многодетным семьям, нуждающимся в расширении жилищных условий, было передано всего 3 квартиры из вторичного фонда жилого имущества. Говорить о выделении жилплощади для детей-сирот пока не приходится.

Другие статьи этого номера