Севастопольская верста Станислава Чижа

Народному художнику Украины, почетному гражданину города-героя Севастополя Станиславу Александровичу Чижу 23 октября 2011 года исполнилось бы 76 лет.Так уж повелось на протяжении почти сорока лет: в день 9 Мая в художественной мастерской на ул. Володарского дверь открывалась настежь с утра. После праздничного парада сюда, к Станиславу Чижу, сходились его друзья и знакомые. Все принесенное с собой выставлялось на столы: домашние пироги, холодец, соленья, рыба, свежие овощи. И напитки! Усаживались на табуреты художники и архитекторы, ветераны-фронтовики и нынешние адмиралы, каменотесы и профессора, москвичи и зарубежные гости. Это люди, для которых День Победы — высший нравственный ориентир, граница добра и зла, трагедия и свет надежды, бьющий сквозь грозовую хмарь.

Тот, кто заглядывал в мастерскую регулярно, становился свидетелем кропотливого процесса создания скульптурного портрета или монумента и в какой-то мере осознавал, какой неистовый и великий труженик Станислав Чиж.

Его творческий путь начинался в годы матросской юности в учебном отряде Черноморского флота в 1956 году, где и я в то время проходил срочную службу и тогда начал вести отсчет наших дружеских отношений. Уже в первые месяцы воинской службы скромный матрос Чиж обратил на себя внимание привлекательными рисунками. Тут же выяснилось, что он окончил художественное училище в Одессе и художественные курсы в Ленинграде. И профессия у него — скульптор. Такого на флоте еще не встречалось. Узнав об этом, командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Касатонов распорядился выделить молодому матросу место для творческой работы. Так определилась для Станислава Чижа стартовая площадка для долгого пути в искусство. И на протяжении полувека он проявил себя как вдохновенный мастер.

Долгие годы продолжалось творческое сотрудничество Станислава Чижа с архитектором Адольфом Львовичем Шеффером, который впоследствии вспоминал:

"Обсуждая очередной художественный замысел, мы находили образы, созвучные в синтезе скульптуры и архитектуры. Мы дружили, одержимые общими интересами и надеждами, делились семейными радостями.

Работать со Станиславом было творческим удовольствием, которое редко посещает нас в будни. Если оглянуться на его скульптурное наследие, можно сказать, что творчество ваятеля Станислава Чижа ставит его в один ряд с выдающимися отечественными художниками. Севастополь взрастил своего "собственного" скульптора, прошедшего путь от матроса Черноморского флота до народного художника Украины".

Мы сблизились и подружились со Станиславом Чижом через полтора десятилетия, когда я вернулся в Севастополь с арктической Новой Земли. К тому времени он прочно встал "на крыло", его имя приобрело известность: проходя по улицам и площадям города, люди знакомились с героическими личностями и историей Севастополя. Популярный тогда московский журнал ЦК ВЛКСМ "Смена" с миллионным тиражом опубликовал мой репортаж "В бронзе и граните", впервые представивший творчество севастопольского скульптора Станислава Чижа всесоюзному читателю.

В Москве мне довелось побывать в мастерской выдающегося советского скульптора, лауреата Ленинской премии Льва Кербеля, в годы войны служившего матросом на Северном флоте. Он поделился своим мнением о творчестве молодого коллеги.

"У меня со Станиславом Чижом заметная разница в возрасте, — сказал Лев Ефимович. — Но, познакомившись, мы быстро подружились. Случилось это в конце 70-х годов, когда в Севастополе проходил конкурс памятников защитникам города-героя. Меня сразу привлекли в Чиже талантливость, увлеченность нашим делом, творческая позиция. Сближало и то, что и мне, и ему именно флот открыл дорогу в большое искусство. Я смотрел на его "Балладу о матросах" и ощущал их несгибаемую стойкость, их боевой порыв, проявившиеся в морском походе. На том конкурсе мою работу "Морская душа" жюри обошло стороной. Успокаиваю себя тем, что моему другу Чижу в городе-герое удалось претворить в жизнь многие творческие замыслы".

Так ли было это просто и легко? Станислав Чиж, человек добрый и миролюбивый, в особых ситуациях проявлял целеустремленность и настойчивость. И в этом нет противоречия. Вот пример, когда работа над одной композицией заняла более 30 лет, — это памятник экипажу линкора "Новороссийск" на кладбище Коммунаров. Еще матросом он приступил к его созданию, поощряемый адмиралом В.А. Касатоновым. Однако вскоре эта тема оказалась под запретом. Но Чиж всегда испытывал тревожное чувство, когда приближался очередная годовщина трагедии, тем более, что тот день отделяла одна неделя от его дня рождения. Прошли годы. И когда через тридцать лет командующим Черноморским флотом стал Игорь Владимирович Касатонов, сын В.А. Касатонова, скульптор Чиж осуществил свой давний замысел.

Станислав Чиж первым в Крыму, полагаю, что одним из первых и в Союзе, отразил трагедию Холокоста на территории СССР. В 1979 году по его проекту на центральной аллее городского кладбища был установлен мемориал "Жертвам фашизма". Именно там, в районе 5-го километра Балаклавского шоссе, 12 июля 1942 года гитлеровские оккупанты расстреляли более 4000 евреев и крымчаков. Этот монумент отметил поэт Григорий Поженян: "Впечатляет памятник жертвам фашизма. Ни декларации, ни публицистики. Сухо, сжато, больно… Живая и уже почти неживая ладонь. Но ладонь не сдавшаяся. Вот оно — божественное видение мира. Вопреки царившей в искусстве помпезности, Станислав Чиж, оставаясь самим собой, утверждал высокое жертвенное предназначение человека, силу героической романтики и чести, окружая нас мужественными лицами сограждан, оживших в граните и камне".

В 2003 г. Станислав Чиж вошел в состав жюри конкурса по созданию памятника "Жертвам Холокоста". Он консультировал авторов проекта, художника Сергея Павлишина и архитектора Людмилу Гительзон, отстаивал проект на градостроительном совете, выступал на открытии памятника.

Установленный в 2008 году монумент Екатерине Великой (архитектор — Г.С. Григорьянц), которому отданы годы творческих раздумий и напряженного труда С.А. Чижа, по праву стал в один ряд с выдающимися севастопольскими памятниками. Его соавтор по многим совместным работам, член-корреспондент Академии архитектуры Украины Адольф Шеффер, отметил: "Спокойно-величавая бронзовая поступь императрицы, величественный жест ее руки с указом об основании крепости Севастополь, ее четкий классический силуэт в сочетании с великолепным гранитом постамента в виде исторической "екатерининской версты" убедительно свидетельствуют о ее причастности к зарождению и утверждению Севастополя на крымской земле. Эта скульптура — знаменательная творческая удача Станислава Чижа. Он живёт и будет жить, пока стоит Севастополь, пока живо настоящее искусство — свидетельство его творчества и вдохновения". На дальние расстояния пролегла "севастопольская верста" Станислава Чижа: его скульптуры установлены и во Владивостоке, и в Болгарии — в Варне, и в Тунисе — в Бизерте, и в Молдове — в Кишиневе.

Выросший в Украине в русско-армянской семье, Станислав Чиж уважительно относился к культуре и традициям каждого народа. В его речи частенько проскакивали понравившиеся выражения на разных языках. Приветствуя гостей, он говорил: "Барев дзес", что по-армянски означает "Доброго дня!" И нередко завершал тост возгласом: "Лехаим!" А удивленным сотрапезникам объяснял: "Вам понятно "Будьмо!" А то, что сейчас услышали — это конкретно "За жизнь!"

Станислав Александрович Чиж…

Ты сегодня со мной говоришь.

И твой голос с усмешкой летит,

Грустью душу тайком бередит.

У распахнутых настежь дверей

Ты радушно встречаешь гостей.

Тут врывается вихрь — Поженян!

Плещет спор, как шальной океан.

А Озерников вместо ответа

Успокоит всех строчкой Завета.

И Черкашина слышится слово:

"Мы когда собираемся снова?!"

И подняв под "Лехаим!" рюмашку,

Ты не веришь: судьба даст отмашку?..

Когда отмечали присвоение Станиславу Чижу звания почетного гражданина Севастополя, я задал ему вопрос: "Представь себе, что твои герои из XVIII-XX веков вдруг ожили и пришли тебя поздравить! Как ты их встретишь?" Чиж встрепенулся и недолго думал над ответом: "Но где я их смогу разместить? И где найду такую поляну для всех, чтобы их угостить по нашей традиции?! Хотелось бы каждого выслушать!" В этом — весь его характер.

Будем благодарны народному художнику Украины Станиславу Александровичу Чижу за его вдохновенное творчество, хранящее память о подлинных героях истории, утверждающее выстраданную правду жизни.

Другие статьи этого номера