Угулава и… «Слава»

Наш старейший (по периоду, так сказать, временного среза преданности газете) автор Эдуард Сергеевич Угулава хорошо известен читателям «Славы» как единственный и неповторимый в регионе, давно признанный его почитателями писатель-юморист.

В будущем году исполнится 65 лет, как он, сын военно-морского врача, впервые был "доставлен" к берегам Севастополя. Здесь он рос, мужал и набирался на черноморском лукоморье сил для "штурма" стен Ленинградского мединститута. Параллельно с постижением тонкостей основной профессии у Эдуарда Угулавы развивался талант сатирического осмысления бесчисленных гримас жизненных коллизий. Он — автор множества публикаций в московских и киевских изданиях, неоднократный лауреат конкурсов на лучший рассказ в журнале "Крокодил" в Украине", автор сценок, исполняющихся на подмостках "большой" московской эстрады.

Сегодня, в канун 94-й годовщины со дня основания его любимой газеты "Слава Севастополя", мы с удовольствием представляем читателям четвертую книгу известного сатирика и юмориста под названием "Пуговицу под язык". Право слово, одно удовольствие почитать и "пощелкать" его брызжущие юмором, полные доброжелательного сарказма миниатюры, в коих зорко высмотрены и талантливо высвечены наши подленькие "радости" и порой совсем уж неизвинительные слабости…

Как сам автор пишет в скромном резюме к этому изданию, "получайте удовольствие!" В частности, и от небольшого журналистского расследования, которое Эдуард Угулава препроводил таким названием" "О якобы дровосеках".

Леонид СОМОВ.

* * *

О ЯКОБЫ ДРОВОСЕКАХ

Журналистское расследование.

Во всей обширной литературе, посвященной сказке Шарля Перро о Красной Шапочке, до сих пор недостаточно высвечена роль дровосеков. В тексте им отведено лишь несколько строк, хотя роль их в той истории огромна — роль Добра с Топором!

Сколько их было? Рассуждая строго логически и доказательно — три, поскольку у Перро нигде не сказано, что их было четыре или два! Автор привлек к возмездию дровосеков, а не, скажем, воинский отряд, идущий после очередной победы французского оружия, или поражения этого же оружия, не привлек участкового, пришедшего проверить паспортный режим, налоговых инспекторов с проверкой — платит ли бабушка за квартирантов-дачников! В чем тут дело? И дровосеки ли они?

Разве могли дровосеки, работая топорами, извлечь тела бабушки и Шапочки, не повредив проглоченных? Нет, это были медики со скальпелем, но не хирурги с их экономными разрезами. Это могли сделать только специалисты-патологоанатомы, только у них быстрые и радикальные разрезы от подбородка до лона! Три бродячих патологоанатома! Шли они из провинции Уаза в Шампань! Это можно считать доказанным, потому что у Шарля нигде не сказано, что они шли, скажем, из Гаскони в Мен! Видимо, это была их постоянная тропа миграции, а по пути бродячие патологоанатомы подрабатывали рубкой леса, поэтому Перро назвал их дровосеками, что более ложилось в детскую сказку, чем патологоанатомы, а об их подлинном ремесле автор, несомненно, знал, поскольку нигде не сказано, что Перро не знал, что они патологоанатомы!

Далее. У автора дровосеки "проходили мимо, услышали шум". Простите, какой шум при проглатывании бабушки, подчеркиваю, при проглатывании, а не раздирании на части?! А тем более Красной Шапочки! Мы записывали в зоопарке звуки волка, глотающего куски мяса. Никакого шума! Только его подозрительный взгляд в нашу сторону и однажды верчение правой передней лапой у виска! Значит, у бродячих патологоанатомов был плановый заход к бабушке, а не на шум! Зачем? Грабеж с развратными действиями отпадает… Что там было грабить и с кем там, простите, остальное? С больной бабушкой? (Кстати у Перро нигде не сказано, что у бабушки не было тяжелого инфекционного заболевания с менингитом, что вызвало трудности с идентификацией волка!) Остается выпивка! Бабка гнала самогон! К этому ее просто понуждали обстоятельства, помните у Перро? "Мама однажды напекла пирожков бабушке". Однажды, понимаете ли! Бабулька, чтоб выжить, яростно гнала самогон! Полагаю, что плодово-ягодный, ведь у Перро нигде нет сведений, что он был пшеничным или виноградным! Причем высокого качества, коль нравился бродячим, но образованным людям! (Кстати, не страдала ли у бабушки в этот день печень от проб первача на качество? Вообще болезнь бабушки — тема отдельного, столь же глубокого исследования). За бутылкой явились бродячие патологоанатомы (такой счастливый случай): не успел волчара выделить в достаточном количестве желудочный сок и переварить наших любимых героев!

Отсюда новая, при журналистском расследовании обнаруженная мораль сказки, утаенная автором: нет худа (алкоголь) без добра (чревосечение волку)!

Э. УГУЛАВА.

Другие статьи этого номера