Мама для Рагмана

Мы уже привыкли к тому, что иностранцы усыновляют украинских детей. Но в жизни бывает и по-другому. В Ровно, например, гражданка Украины усыновила 19-летнего афганского юношу.

СЫН ИЗ АФГАНИСТАНА

Они встретились в 2005-м. Леся Васильевна работала в областном центре социальной службы для детей, семьи и молодежи и, конечно, помогала детям, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах. Когда она проводила очередную акцию в Ровенском приюте, там находился 14-летний Рагман. Мальчик из Афганистана не имел документов и был задержан при попытке пересечь границу. Его старший брат к тому времени жил в Германии, и именно к нему Рагман хотел поехать. Их родители исчезли бесследно, когда младшему из братьев было пять лет, тем не менее мертвыми дети отца и мать не видели.

Лесе Васильевне Рагман понравился. Они разговорились, и женщина предложила сфотографировать его на фоне березок на память об Украине. А когда напечатала фотокарточку, позвонила парню. "Я сейчас в Одессе, завтра буду в Ровно", — сказал ей Рагман, который в то время гостил у товарища старшего брата на берегу Черного моря и на следующий день снова должен был возвратиться в приют.

Они встретились, и Леся Васильевна договорилась с директором учреждения о том, что заберет Рагмана на выходные к себе. В субботу они поехали к маме Леси Васильевны, где как раз закололи поросенка, и женщине надо было его разделать. Хотя Рагман исповедует ислам и совсем не употребляет свинину, он, увидев объем работы, сказал: "Думаю, греха не будет, если я тебе помогу". Те выходные еще больше сблизили их, и парень признался дочурке Леси Васильевны: "Твоя мама и мне как мама".

ЭТО СУДЬБА!

С того времени они начали созваниваться, переписываться sms. Женщина решила помочь Рагману оформить документы, так как в нашей стране он был абсолютно бесправным. Много пришлось ей поездить по инстанциям, собирая нужные справки. А сколько нервов было потрачено, сколько сил и энергии!

А потом у Леси Васильевны возникло желание усыновить парня. Хотя трудно сказать, у кого оно было большим: у будущей мамы или у сына. За четыре года "бумажной" волокиты, оббивания порогов разных инстанций Леся Васильевна так утомилась, что временами говорила Рагману: "Ты и так уже мой сын, ты в нашей семье, и мы от тебя не откажемся в случае невозможности твоего усыновления". Эти разговоры парню не нравились — он хотел, чтобы женщина, которая так ему помогла и столько для него сделала, стала его законной мамой. И наконец мечта Рагмана осуществилась!

Дети и муж Леси Васильевны хорошо приняли его — парень давно уже был им как родной сын и брат. Приняли новую маму Рагмана и его друзья.

"Я очень переживала, — рассказывает Леся Васильевна, — как друзья Рагмана примут меня, христианку. Слышала, что когда один из афганцев отрекся от своей веры и крестился, его убили, поэтому очень волновалась за сына. У Рагмана тоже спрашивали: "Как ты можешь называть матерью христианку?" Но я съездила в Одессу, познакомилась с его друзьями и успокоилась только после того, как они мне сказали: "Наш дом — твой дом".

Сейчас Рагман с братом ищут родителей или хотя бы какую-то информацию о них. Они надеются на то, что их родные отец с матерью живы. Я спрашивала сына, поехал бы он жить к отцу и маме, если бы нашел их. На это Рагман ответил, что у него теперь две семьи. Он говорит, что я очень похожа на его маму.

У нас хорошие отношения, хотя некоторые недоразумения все же случаются. Прежде всего это связано с верой и воспитанием. В украинских семьях преобладает матриархат, а у мусульман женщина не имеет права ничего говорить 14-летнему парню… После усыновления Рагман как-то сказал мне:

— Одна мечта моя осуществилась, вот бы еще и вторая сбылась…

— А какая у тебя вторая мечта? — спрашиваю.

— Я хочу, чтобы ты приняла ислам.

— Нет, такого не будет. Я уважаю твою веру, мы празднуем и твои праздники, и наши, но я не буду отказываться от христианства.

Рагман очень хороший. Делится со мной проблемами, прислушивается к советам, и единственное, за что я его ругаю, — это образование, точнее, его отсутствие. Сейчас ему стыдно идти в школу и учиться там с детьми. Прошу его начать обучение в вечерней школе, но он — ни в какую! И умный же, а учиться не хочет. "У сестры, — говорит, — два высших образования есть, а занимаемся мы одним и тем же. Да и зарабатываю я больше, чем ты со своим образованием". Что ему на это ответить?

Лесю Васильевну иногда спрашивают, зачем ей надо было усыновлять уже взрослого афганского парня. Она не знает, что ответить на этот вопрос. Что ею двигало? Случайность?.. Судьба?.. Человеческое неравнодушие?.. Наверное, это все же была судьба!

(По материалам портала www.sirotstvy.net).

Другие статьи этого номера