Вы с нами, Борис Александрович!

Сегодня, 28 января, исполняется 70 лет со дня рождения Бориса Александровича Кучера. В памяти севастопольцев он остался лучшим мэром, хотя был им всего лишь год — последний в своей жизни.
Он прошел коридоры власти с феерическим взлетом: от первого зампреда горсовета по исполнительной работе, главы налоговой администрации до мэра только собственными усилиями — талантом управленца, помноженным на неустанный труд для людей. Его так и называли: наш мэр.Наш — то есть такой же, как мы? Да, биографию Кучера многие его ровесники в какой-то мере могли примерить на себя. Детство военного лихолетья и послевоенной поры, отнюдь не элитная школа, техникум, армия… Да, многое, как у всех. Только уточним: далеко не каждый проявлял себя в порученном деле так, как Кучер.

О службе в армии напоминают почетная фотография у развернутого знамени и благодарственное письмо родителям от командования воинской части. Строки из него: "…Вот из таких, как Борис, скромных и простых советских людей, пополняются ряды героев в тяжелых испытаниях, подобно А. Матросову, Ю. Смирнову, А. Шевченко и многим другим, а также нескончаемый список героев мирных будней подобно Ю. Гагарину, Г. Титову, А. Николаеву, П. Поповичу и тысячам других… Мы гордимся тем, что командуем такими людьми, как ваш сын…" В армию он был призван в 1961 году, а в следующем разразился Карибский кризис, и Борис был среди тех, кто устанавливал ракеты на острове Свободы. Награды за участие в операции "Анадырь" он получил спустя многие годы.

После армии работал в Харькове на ведущем предприятии оборонного комплекса, занимавшемся производством и эксплуатацией автоматических систем управления ракетно-космическими комплексами, среди которых — межконтинентальные баллистические ракеты SS-18 серии "Сатана", спутники серии "Космос" и орбитальная станция "Мир".

Далеко не каждый молодой специалист вкалывал так, как комсомольский вожак Кучер. Ни в коей мере не хочу сказать, что он был единственным в своем роде передовиком производства. Один в поле не воин. Но он был лидером, способным увлечь тысячи ровесников-комсомольцев серьезным и ответственным отношением к каждому заданию, личным авторитетом, отмеченным лаконичными строками характеристики: "Как инженер самостоятельно решает сложнейшие технические вопросы, участвует в разработке и внедрении новой техники…"

Всегда, на всех уровнях, начиная с бригады, нового начальника коллектив раскусывает очень быстро и безошибочно выносит вердикт: этот потянет. Немногим, кстати, удавалось в те годы без многолетнего опыта стать командирами производства. Комсомольская организация предприятия во главе с Борисом Кучером была призером районных, областных и всесоюзных военно-патриотических игр "Орленок", о чем на память осталась почетная фотография с летчиком-космонавтом Георгием Береговым (командовавшим "Орленком") и прославленной летчицей Героем Советского Союза Валентиной Гризодубовой. Продукция "оборонки" должна быть высокоточной и надежной. Это могли обеспечить только люди, у которых надежность — главное качество характера, стержень личности.

В личной жизни Борис Кучер тоже был безупречно надежен. "Все счастливые семьи похожи друг на друга", — сказал классик, наверное, прежде всего имея в виду атмосферу уюта и любви. Семья Кучера была счастливой. Достаточно взглянуть на фотографию, где детишки прильнули к отцу. И дети, и впоследствии внуки будут за ним как за каменной стеной — надежной и по-человечески теплой.

А еще надежность проявилась в патриотизме и верности традициям отцов. Сын фронтовика, Борис Кучер стал инициатором создания на предприятии небольшой музейной экспозиции "Земля войны", где была витрина о Севастополе с горстью земли и бескозыркой. Возглавлял комсомольское шефство и над моряками Черноморского флота.

Только спустя годы можно изумляться логике жизни. Может, Севастополь уже тогда звал Бориса Александровича к своим берегам…

В конце 70-х Кучер в Севастополе на базе небольшого цеха производственного объединения "Укрэлектроремонт" строит полноценное предприятие — Крымский электроремонтный завод. В считанные годы вывел его на первые позиции профильной отрасли в масштабах Союза. Благодаря экономическому эксперименту с новыми условиями хозяйствования завод перешел на полную самоокупаемость.

За счет внутренних резервов возвели производственные корпуса, бытовки, теплицу, столовую и детсад. И самое главное — многоквартирный дом, которым в 1982 году полностью решили квартирный вопрос на предприятии. Чудо на фоне долголетних очередей в Севастополе… Мало кто помнит, что именно КЭРЗ — не самый крупный завод — изыскал из своих резервов 10 тонн металлолома для восстановления артиллерийского орудия легендарного бронепоезда "Железняков" — к паровозу на вечной стоянке близ автовокзала.

Даже в лихие 90-е, в коллапсе всеобщего экономического хаоса и катастрофического разрушения производственных связей инерция созидания была столь сильна, что завод, обогнав инфляцию, сумел построить еще один многоквартирный дом, во второй раз закрыв квартирную очередь. Это, кстати, было последнее бесплатное массовое новоселье в городе.

Время крайне болезненных для Севастополя перемен закономерно востребовало Кучера во власть городского масштаба. В середине 90-х он стал первым замом председателя горсовета (затем председателя городской госадминистрации) по исполнительной работе — в кресле нереспектабельном, если вспомнить, что свет отключали, воду давали по графику, зарплаты и пенсии надолго задерживали. Редкий день проходил без митингов и пикетов. Но могли ли ораторы, не имевшие за душой ничего, кроме пламенной страсти порулить (а кто-то, нечего греха таить, и поживиться), всерьез конкурировать с бескорыстным жестким прагматиком, квалифицированным управленцем, умевшим удерживать городское хозяйство на бесчисленных девятых валах нестабильности?

Помню, как на пресс-конференции Борис Александрович предельно лаконично рассказал о поездке в Киев: о деловых встречах, вплоть до личной аудиенции у президента, о результате — льготном кредите на неотложные нужды города с незамедлительной отправкой электронной платежки Нацбанка. Именно Б.А. Кучер поднял вопрос о финансовом участии России в формировании бюджета Севастополя. Ныне, исходя из Большого договора, Украина выделяет Севастополю субвенции за базирование Черноморского флота. Но, бесспорно, ход будущих межгосударственных переговоров был направлен в оптимальное русло именно в середине 90-х благодаря Борису Кучеру, курировавшему актуальные для города вопросы взаиморасчетов.

Долг эффективного управленца — предвосхищать повороты в экономике хотя бы на шаг вперед. Кучер видел значительно дальше. Именно он с командой соратников стоял у истоков создания в Севастополе специальной экономической зоны как ключа к новым резервам выживания — потенциальным инвестициям из ближнего и дальнего зарубежья. Но стратег оказался, как говорится, впереди паровоза в условиях неготовности к новации как на местном уровне, так и на общегосударственном, — при отсутствии стабильного законодательства.

Не данью карьерным соображениям стал и переход Б.А. Кучера на должность главы налоговой администрации Севастополя, где пришлось начинать практически "с нуля". В сжатые сроки он сформировал дееспособную структуру с квалифицированными специалистами. Задал тон в предметном диалоге с бизнесменами, не стремился взыскать недоимки банкротством предприятий, а напротив, был заинтересован в их процветании и налаживании с налоговиками цивилизованных взаимоотношений. Курс на консенсус дал впечатляющий результат: Севастопольская налоговая администрация по суммам сборов вышла в первую тройку в стране. Накапливая производственный опыт, Б.А. Кучер вряд ли мог предположить, что скоро этот кладезь пригодится на должности главы исполнительной власти.

Мэрское кресло Севастополя, кстати, особое. Из-за отсутствия Закона о статусе города мэра мы не выбираем. Его нам спускает сверху президент — дарит как кота в мешке. Видит Бог, не стремлюсь никого обидеть. Каждый градоначальник, коих в современной истории Севастополя перебывало уже немало, трудился в меру своих способностей, со своими плюсами и минусами. Но факты, как известно, — упрямая вещь. Кого-то в считанные годы после отставки постигло полное и окончательное политическое забвение — тем лучше для него. Ведь если кого-то и вспоминают, то не в комплиментарном контексте.

Назначение Кучера — единственный случай, когда президентский указ совпал с гласом народа целиком и полностью. Только мэру было нелегко, ибо бюджета, принятого предыдущим горсоветом по принципу "после нас хоть потоп", фактически не было. Практика кризисного управленца помогла предметно пересмотреть сверхдефицитные статьи, выявить внутренние резервы для наиболее незащищенных позиций, что сразу же почувствовали пенсионеры, "чернобыльцы", бюджетники.

На государственном уровне мэр бескомпромиссно заявил: у местной власти есть собственная программа вывода города из кризиса. Аргументированные, экономически обоснованные предложения

команды Кучера стали базой для экстренного президентского указа "О социально-экономической стабилизации города-героя Севастополя" — по сей день единственного в стране документа и, как теперь особо очевидно, практического пособия деловых взаимоотношений между центром и регионами, не потерявшего актуальности и в новом столетии. Многозначительный факт: никогда вокруг Кучера не маячило ни тени каких-либо злоупотреблений служебным положением.

Как политик в лучшем смысле этого слова Борис Александрович добился проведения первого в современной истории Севастополя совместного парада моряков российского и украинского флотов 9 Мая. Его жена Лиана Семеновна вспомнила, как муж полушутя-полусерьезно рассказывал о финале долгой беседы с командующими:

— Взял всю ответственность на себя. Военачальникам сказал: меня не уволят, ибо только назначили на должность…

Совместный парад состоялся! Как сплотил он моряков и горожан, поднял настроение ветеранам, сражавшимся за общую Победу!

Приоритетным считал мэр необходимость духовного возрождения. Смутные времена уходят, а духовность вечна и необходима людям, как дыхание. Мэр стоял у истоков восстановления Владимирского собора в Херсонесе — святыни, равнозначной немногим в мире. Нашел поддержку у президента Л. Кучмы и мэра Киева А. Омельченко.

Поддержал Б.А. Кучер инициативу строительства часовни Георгия Победоносца на Сапун-горе, часовни Рождества Христова на Ласпинском перевале. Последнее распоряжение — о создании памятника Георгию Победоносцу в парке Победы.

Не углубляясь в детали, можно свести рассказ о деятельности мэра к тому, что наряду с общегородской стратегией он успевал решать проблемы коллективов и отдельных горожан.

— Когда в выходной ему удавалось выкроить время для прогулки по центру, — вспоминает Лиана Семеновна, — не скрою, прогуливаться было сложно, ибо он просто разучился отдыхать. Смотрел на все с позиции своей работы. Замечал, что не сделано, и не мог пройти мимо.

К слову, к нему можно было запросто подойти на улице, ведь он ходил по городу без охраны.

Отсюда поддержка и уважение. И твердое мнение: появился хозяин, воспринимающий город как общий родной дом, который надо обустраивать всем миром. Люди, не имевшие представления о нюансах кропотливой повседневной работы команды Кучера, но видевшие, что ситуация менялась к лучшему, закономерно связывали перемены с личностью мэра.

В ходе опроса, организованного "Славой Севастополя" на исходе 1998 года, народ единодушно проголосовал за Бориса Александровича в номинациях "Политик года" и "Человек года", успев оценить деятельность мэра при его жизни.

В память о Б.А. Кучере открыты мемориальные доски на зданиях Крымского электроремонтного завода, городской налоговой администрации, школы N 23, получившей имя мэра. Есть в школе музейная экспозиция о Борисе Александровиче, воспитывающая молодое поколение. В фондах Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя есть раздел, посвященный Б.А. Кучеру.

Не менее значима и живая память, которую севастопольцы хранят в сердцах уже 13 лет…

Другие статьи этого номера