«Пушкин не воспоминание, а состояние»

Во фразе-заголовке рука тянется черкнуть в положенном месте тире. Но так ее написала Марина Цветаева. Не она ли, презрев скепсис серебряного века, еще сказала: «Пушкин — наше все» С тех пор минул почти век. Великий поэт остается современником новых поколений людей.В течение минувшей недели проходили мероприятия, посвященные 175-летию со дня гибели на дуэли Александра Пушкина. В прошлую пятницу большая группа севастопольцев побывала в Свято-Георгиевском монастыре.

В сентябре 1820 года обитель посетил юный поэт. Им долго владели глубокие впечатления, полученные во время поездки. Свыше четырех лет спустя он делится ими в письме барону А.Д. Дельвигу: "Георгиевский монастырь и его крутая лестница к морю оставили во мне сильное впечатление. Тут же видел я баснословные развалины храма Дианы. Видно, мифологические предания счастливее для меня воспоминаний исторических; по крайней мере, тут посетили меня рифмы. Я думал стихами. Вот они:

К чему холодные сомненья?

Я верю: здесь был грозный храм…"

На душе становится теплее и светлее, когда, как сейчас, в очередной раз обращаешься к словам гениального поэта. Невыразимая радость охватывает каждого, кто, вырвавшись из будничной суеты, вновь оказывается в Свято-Георгиевском монастыре, где всегда ощущается присутствие Александра Пушкина. Вот с этого высоченного обрыва он взглядом окинул морскую ширь, а вот — та самая лестница к вечному прибою. В прошлом году здесь, на видном месте, был открыт информационный Пушкинский знак.

К собравшимся у его подножия обратились Н.Д. Дацюк — начальник управления культуры и туризма городской государственной администрации, Е.А. Волкова — заведующая отделом культуры Балаклавской районной государственной администрации, Т.А. Эссин — директор центральной библиотечной системы для взрослых, В.В. Стефановский — руководитель Севастопольского Морского собрания.

Они взволнованно говорили об основополагающем вкладе Александра Пушкина в становление и развитие русского языка, о его большом влиянии на духовную жизнь людей. Говорилось также, как севастопольцы чтят память поэта. Здесь уместно будет сказать, что в прошлом году Пушкинский информационный знак был открыт в результате длительных хлопот Морского собрания и его лидера В. Стефановского. К подножию этой новой долгожданной достопримечательности в нашем городе легли букеты цветов.

В восстановленном и с любовью украшенном и оборудованном на средства ктитора, неизвестного широкой публике, храме Святого Георгия Победоносца священник отец Моисей отслужил панихиду по усопшему рабу Божьему Александру. В трапезной за чаем звучали стихи Александра Пушкина и об Александре Пушкине.

Отец Моисей открыл приобретенный у букинистов зачитанный сборник стихотворений и песен Владимира Высоцкого. По мнению батюшки, в строках "Белого безмолвия" улавливаются мотивы иноческого подвига:

…Кто не верил в дурные пророчества,

В снег не лег ни на миг отдохнуть, —

Тем наградою за одиночество

Должен встретиться кто-нибудь.

Новые времена — новые стихотворения и песни.

Если ктитора Свято-Георгиевского монастыря — нашего современника — мы не знаем, то имя одного из благотворителей обители пушкинской поры известно — это князь Александр Голицын, паж Екатерины II, друг, затем камер-паж великого князя Александра, камергер со дня коронации Павла I, обер-прокурор Сената и обер-прокурор Синода, статс-секретарь, действительный тайный советник, министр просвещения в период правления Александра I. Последние 2-3 года при Николае I отошедший от дел Александр Николаевич провел в своем имении в районе Гаспры. Но похоронить себя завещал в Свято-Георгиевском монастыре, что и было сделано в 1846 году.

Я уже и не скажу, когда князь напомнил о себе. Во всяком случае, когда экскаватор рыл котлован под восстанавливаемый храм Святого Георгия Победоносца, вовремя заметили полуистлевший гроб с останками бывшего ктитора. Работы, как водится, остановили, отслужили панихиду. Об этом в свое время автор сих строк опубликовал в "Славе Севастополя" репортаж. К останкам Александра Голицына меня не допустили, но детали его мундира показали. В конце концов прах князя обрел вечный покой в нижней пещерной часовенке монастыря — за черной полированной гранитной плитой.

Так подробно вспомнился Александр Голицын в связи с тем, что он, будучи министром просвещения, препятствовал Александру Пушкину в каких-то его начинаниях. А другой представитель этого славного старинного рода — Николай Голицын, музыкант, поэт. Он перевел на французский стихотворение Александра Пушкина "Клеветникам России". Этот вариант перевода поэт считал самым удачным. "Как я завидую вашему прекрасному крымскому климату…, — писал А.С. Пушкин Николаю Голицыну, — там колыбель моего Онегина…" Выходит, Свято-Георгиевский монастырь — это и Александр Пушкин, и Александр Голицын.

Как не сказать еще о том, что жизнь некоторых дальних и близких родственников поэта связана с Черным морем, флотом. Так, Иван Ганнибал, сын арапа Петра Великого, "придя к Наварину с фрегатом и двумя кораблями, после артиллерийской дуэли с хорошо укрепленной турецкой крепостью он высадил русский десант и присоединившихся к нему греческих добровольцев… После 15-дневной осады Ганнибал взял Наварин" (С.В. Венюкова. "Флотская родословная Пушкина"). Иван Абрамович также отличился в сражении с турками в Хиосском проливе. Он также основал Херсон. Родной брат поэта, Лев Сергеевич, участвовал в десантах по занятию северо-восточного берега Черного моря.

Достойным завершением у нас дней Александра Пушкина в связи со 175-летием его гибели на дуэли явился посвященный этой дате литературно-художественный вечер в читальном зале Центральной городской библиотеки им. Л.Н.Толстого. О развернутой в просторнейшем помещении выставке литературной пушкинианы "Слава Севастополя" уже информировала своих читателей в номере за минувшую субботу. Если подобные выставки, оформляемые здесь по иным поводам, занимали столы по одной стороне, то на этот раз для показа экспонатов потребовалось расставить столы по периметру зала вдоль трех стен. Получилась магическая буква "П" — Пушкин.

Есть отличающиеся мощным полем П-образные магниты. В течение двух часов участники вечера находились под сильным благодатным воздействием энергетики раритетных томов Александра Пушкина, книг исследователей о его творчестве, экспонатов из коллекции севастопольцев. Это и пушкинский значок с лентами, выпущенный к 100-летию со дня рождения Александра Пушкина, и памятная медаль кислинского литья по эскизу художника С. Моргачева, появившаяся к 100-летию со дня гибели поэта, и походная чернильница пушкинской поры, и другие реликвии…

Рассказ об Александре Сергеевиче, его произведениях и его эпохе с вдохновением вели актер театра имени Б. Лавренева Виктор Васильев-Юмин и сотрудница библиотеки Алевтина Богодухова. Звучали также арии из опер, поставленных по произведениям поэта, романсы, написанные на его стихи, музыкальные произведения в исполнении Михаила Игнатова, Тараса Калько, Виктории Накорнеевой, Ольги Панасенко, Елены Рязановой, Татьяны Великодворской, Ирины Сапожниковой, Татьяны Кудрявцевой и других представителей известных в городе художественных коллективов.

Девятнадцатый век дал замечательную плеяду по-настоящему великих творческих личностей. Но всегда с ныне живущими присутствует Александр Пушкин, потому что восславил он свободу и милость к падшим призывал.

Другие статьи этого номера