Твои дети тебя дождутся!

Когда Оксану спрашивают о детях, она говорит: «У меня их трое: три года, два и двадцать два!» И это правда. Оксана была замужем, но семейная жизнь с мужем не сложилась, и они разъехались. В браке родилась старшая дочь. После окончания 9-го класса девочка поступила в лицей и жила отдельно от мамы, в общежитии. Потом она решила продолжить учебу в университете, естественно, опять вдали от дома.
Когда Оксана узнала об этом, ей стало одиноко. Она понимала, что дочка уже взрослая, самостоятельная. А женщине так хотелось подарить кому-то свою любовь и внимание! Так у нее вновь возникло давнее желание усыновить детей, и Оксана таки воплотила его в жизнь.В районной службе по делам детей ее сразу поставили перед фактом: «Девочек до трех лет нет, да и мальчиков тоже. Самому младшему — 7 лет. Так что деток придется искать вам самой». Тем не менее рассказали, какие документы надо сначала собрать.

Оксана думала, что дольше всего придется делать справку об отсутствии судимости. Но не тут-то было! С мужем она не была разведена официально, поэтому требовалось или его разрешение на усыновление, или же официальный развод.

Процедура расторжения брака длилась около полугода. И когда все справки, наконец, были собраны, Оксану направили на курсы опекунов (она готовила два пакета документов — на усыновление и на установление опеки. — Прим. авт.). Именно тогда женщина в полной мере ощутила, как непросто найти маленьких детей, подлежащих усыновлению.

Оксана каждый день заходила на сайт www.sirotstvy.net и пересматривала анкеты детей. Ей очень понравились маленькие брат и сестричка из Закарпатья, но у них были еще двое старших братьев, и вряд ли бы детей разделили… Женщине было жаль этих крох. «Такие маленькие… Извините, что я не могу вас взять и оставляю здесь», — думала она.

Специалисты службы по делам детей время от времени советовали Оксане обратиться то в Одесскую, то в Днепропетровскую область, но все как-то не складывалось с работой. Надо было ехать срочно, а бросить все она не могла. Было такое чувство, что дети проходили мимо нее, но внутренний голос подсказывал: «Твои дети тебя дождутся».

«Впервые знакомиться с малышами я поехала, когда была в отпуске, — рассказывает Оксана. — Созвонилась со специалистами Закарпатской службы, они сказали, что можно приехать, у них есть двое трехлетних цыганят, брат и сестричка. Я приехала в детский дом, который был в том городе, где живет моя бывшая свекровь. У нее я и заночевала, хотя отношения у нас не очень хорошие. Сначала меня привели к мальчику — он был такой хорошенький, что сразу взяла бы. Но когда увидела девочку… Она была очень больной, а я не была готова воспитывать ребенка-инвалида.

В общем, я отказалась. Тогда же перезвонила в областную службу, объяснила ситуацию, после чего специалист сказала: «Ну пусть вам еще покажут Мишу и Оксану». Я тогда еще подумала: а не те ли это детки, которых четверо в семье? Тем не менее промолчала. Оказалось, что те. Произошло разделение: старшеньких забрали, а младшие остались.

Сначала меня повели к девочке. Ей было к тому времени 1 год и 2 месяца, но выглядела она, как 5-месячная: ни говорить, ни стоять не умела. И такая она бледненькая, плешивенькая и несчастная была, а для меня — красивая-красивая. А потом показали мальчика. Ему было 2 года и 4 месяца, но он тоже ничего не говорил, смотрел на меня исподлобья и что-то жевал, а потом кусочек хлеба в карман спрятал.

Я решила, что заберу их. А чтобы совесть не мучила, что «отбираю» детей у биологических родителей, узнала, кто их отец и мама, и решила с ними пообщаться. Пришла к ним домой, а там женщина пьяная и ее муж — тоже. Сказала, что слышала об их проблемах, спросила, нужна ли им какая-то помощь. На это они ответили, что все у них нормально и никакая помощь им не нужна. Это было удивительно для меня. Если бы я, не дай Бог, оказалась в такой ситуации, то сделала бы все возможное и невозможное, лишь бы возвратить детей! Они же возобновлять родительские права не собирались. Когда я это поняла, то у меня отлегло от сердца.

Трижды в неделю я приезжала к детям, жила у свекрови, а потом возвращалась домой, так как моя тетка, за которой я должна была присматривать, тяжело болела. Миша очень плакал, когда я уезжала, поэтому последние разы старалась к нему вовсе не заходить, чтобы не травмировать ребенка.

А потом состоялся суд… 10 суток надо было ждать, потому что родители могли подать апелляцию и обжаловать решение. Я тогда уже купила необходимую детям одежду, кроватки. Имена дочке и сыну изменила, даты рождения — тоже, ведь оба отставали в развитии от ровесников, поэтому решила на полгода уменьшить их возраст.

Сейчас вспоминаю, как ехала с двумя малышами четыре часа на электричке, и думаю: какая же я тогда смелая была! А когда приехали, моя мама глянула на детей и говорит: «Боже, какая же девочка слабенькая!» Мне тогда так обидно стало. Но, если честно, сейчас моих малышей даже сравнить нельзя с теми, которых я забрала. Малышка в год и четыре месяца весила всего пять килограммов, не ходила и даже на ножках не стояла, сынок тоже в свои 2,5 года весил 7 килограммов. Но после того как они оказались дома, начали стремительно развиваться».

Сейчас дети догоняют в своем развитии ровесников, учат буквы и цифры. Девочка наравне с братом разучивает стишки, готовится к детскому саду. После того как ей исполнится три года, Оксана планирует выходить на работу. Все-таки самой поднимать двух детей, не работая, нелегко.

«У меня есть знакомые, которые говорят: «Какая ты героиня! — рассказывает Оксана. — А есть и такие, кто при встрече спрашивает: «Ты что, ненормальная?» Никакая я не героиня, просто чувствую, что могу поставить на ноги этих двух деток. Хочу пожелать людям, которые планируют усыновить сирот, ничего не бояться, а идти к своей цели. И верить, что их дети обязательно их дождутся».

(По материалам сайта sirotstvy.net)

Другие статьи этого номера