Когда 13-летнего Ваню бросила родная мать, его усыновила классная руководительница

Когда 13-летнего Ваню бросила родная мать, его усыновила классная руководительница

С раннего детства мальчику самому приходилось бороться за выживание. А теперь у него появилась настоящая семья.«ОН БУДЕТ… МОИМ СЫНОМ!»

— Могла ли я подумать, что в 45 лет у меня появится еще один ребенок? Да никогда в жизни! — улыбается Светлана Дитковская из города Липовца Винницкой области. — Я жила с дочкой. Она у меня студентка. Много лет работаю в школе учительницей украинского языка и литературы. У меня и в мыслях не было ничего менять. До тех пор, пока в моем классе не появился Ваня Боговик.

Мы познакомились два года назад, когда я стала классным руководителем у пятиклассников. Ваня пришел в мой класс немножко позже, чем другие. Они с мамой переехали в Липовец из соседнего села. Ваня показался мне тихим и очень замкнутым. Было видно, что они живут бедно. Старая одежда, обувь со сбитыми носками… Познакомившись с Ваниной мамой, я поняла, что она выпивает.

Ваня приходил в школу измученный, грустный, с темными кругами под глазами. На уроках буквально засыпал. Я пыталась расспросить его о семье, но Ваня, устремив взгляд куда-то в пол, повторял одну и ту же фразу: «У меня все в порядке».

Потом я случайно узнала, что мама с ним уже не живет. Оказалось, почти сразу после переезда женщина нашла себе нового мужа и уехала, оставив сына родственникам. С тех пор ребенок не видел мать. Родственникам он явно был не нужен, они просто использовали его в своих целях — прополоть огород, нарубить дров, убрать двор. Взваливали на Ваню самую тяжелую работу, но абсолютно за ним не смотрели. Мальчик приходил в школу в грязной рубашке, с большими мозолями на руках. О выученных уроках не было и речи.

Однако Ваня, в отличие от других детей из подобных семей, умудрялся неплохо учиться. Ему нравились многие предметы, он на лету схватывал информацию. Мальчика полюбили одноклассники: спокойный, не по годам взрослый и очень добрый. Грустным он становился, когда заканчивались уроки и надо было идти домой. «Меня никто не обижает, — уверял он. — Все нормально. А мама… Она просто часто выпивает. Если бы она этого не делала, то, наверное, меня бы не бросила. Я просил ее перестать пить, но она меня не слушала».

Этот ребенок с раннего детства сам борется за выживание. Ищет себе еду, пытается найти друзей. Удивительно, но он не попал в плохую компанию, не начал воровать. Я попросила Ваню, чтобы он рассказывал мне обо всем, что происходит в его жизни. Так хотелось как-то ему помочь!

Тем временем семьей Вани заинтересовалась служба по делам детей. Видя, что мальчик приходит в школу неопрятным и явно недоедает, сотрудники опекунского совета побывали у него дома. Условия их шокировали. В доме были полное запустение, холод и антисанитария. Зашел разговор о том, чтобы забрать ребенка из семьи и определить в интернат. Я была уверена, что Ване это не понравится. Все-таки люди, у которых он жил, его родственники. «Меня заберут? — переспросил Ваня. — Такое возможно?» И тут же выпалил: «Заберите, пожалуйста! Я на все согласен, только бы здесь не оставаться! В интернат не хочу, конечно. Только и здесь оставаться — тоже… А может, меня потом кто-то усыновит. Так ведь бывает? Если да, то я готов».

Я почувствовала, как к горлу подступил комок: «Конечно бывает. У всех в классе есть семьи и у тебя будет». Сама же подумала: «Какая семья? Кто захочет усыновить 13-летнего мальчишку, у которого вот-вот начнется сложный переходный возраст? Усыновляют, как правило, маленьких деток».

Всю следующую ночь размышляла о том, как ему помочь. Утром Ваня, как обычно, пришел в класс и начал старательно раскладывать на парте тетради. Всегда удивлялась, как ему удается сохранять такое спокойствие. И тут меня словно осенило: «Ваня, а что если бы ты жил со мной?»

Эта идея пришла спонтанно, но, озвучив ее, я уже не сомневалась, что поступаю правильно. «С вами? — удивился мальчик. — То есть?» «Мы бы вместе приходили в школу, вместе уходили, — объяснила я. — У меня большая квартира, у тебя была бы своя комната». «Не знаю», — Ваня смутился и покраснел. Видимо, не поверил, что я говорю серьезно.

Я начала собирать документы. И когда в очередной раз пришли сотрудники службы по делам детей, заявила им: «Ваня не пойдет в интернат. Он будет… моим сыном». Мое решение поддержали не только коллеги, но и ученики. «Возьмите Ваньку к себе, — наперебой просили дети. — Мы не хотим, чтобы его забирали в интернат. Ему там будет плохо». Поддержала меня и 20-летняя дочка Вика. Сначала, конечно, сильно удивилась, но потом рассудительно заметила: «Мама, если хочешь, почему бы и нет? Я уже выросла, дома бываю редко. А так тебе хоть скучно не будет». Теперь точно скучать не приходится. (Смеется.)

«ТЕПЕРЬ ВАНЯ ДОМА ДЕЛАЕТ УРОКИ, А ПО ВЫХОДНЫМ ХОЗЯЙНИЧАЕТ НА КУХНЕ»

— Когда я забирала Ваню домой, у него из вещей было всего несколько футболок и шортов, — говорит Светлана Анатольевна. — Он ужасно стеснялся и почти все время молчал. Только когда мы приехали в квартиру, не удержался и восторженно спросил: «Так у меня действительно теперь будет своя комната?!» Для него все было в новинку. Даже… одеяло и ванна, где в любой момент можно помыться.

На курсах для опекунов и усыновителей нас предупреждали, что привычки из прошлой жизни могут остаться у детей надолго. Поэтому я была готова даже к тому, что Ваня ляжет спать в куртке. Но он решил полностью покончить с прошлым. В первый же день разложил все вещи по местам, утром аккуратно застелил кровать. Убирает, а у самого глаза горят от восторга. Попросил меня научить его готовить обеды. С тех пор по выходным на кухне хозяйничает он. Я иногда даже прошу, мол, сядь, посмотри телевизор, отдохни. Куда там! Видимо, ему приятно чувствовать себя хозяином в доме.

Открытием для него стало то, что дома нужно делать уроки. Оказывается, раньше у Вани на это не оставалось ни секунды. Как только он приходил из школы, родственники загоняли его куда-нибудь в сарай или в хлев, где он работал до глубокого вечера. Первый раз даже пришлось его заставить сесть за учебники. Выучив урок, он получил десятку. Радости было! «Так приятно, что теперь я такой, как все, — недавно признался Ваня. — Могу хорошо учиться, делать уроки, гулять во дворе. И кушать, когда… захочется».

А однажды мы случайно встретили на улице Ванину маму. Она как раз выходила из бара. Увидев сына, вдруг упала перед ним на колени: «Сыночек! Как ты поживаешь?» Ваня нахмурился, в его глазах заблестели слезы. «Мне очень больно, что она меня бросила, — признался он вечером. — Но я все равно люблю ее. Если б она не пила, все было бы по-другому». Через несколько недель мы узнали, что она умерла. Вместе пошли на похороны. Ваня держался мужественно, даже ни разу не заплакал. «Я же сильный, — тихо сказал. — И уже не маленький».

Вечером у нас впервые состоялся долгий разговор по душам. С тех пор мы с ним часто беседуем. Ваня готов говорить часами. Он рассказывает мне о прошлой жизни, о друзьях, своих мечтах. Иногда я уже засыпаю, а он все говорит, говорит…

ДОМ ТАМ, ГДЕ ТЕБЯ ЛЮБЯТ И ЖДУТ

…Сейчас в квартире Светланы Анатольевны полным ходом идет ремонт. Пока Ванина комната еще обустраивается, мальчик живет в уютной гостиной. Переступив порог квартиры, мы сразу же почувствовали аппетитный запах борща.

— Светлана Анатольевна, я уже первое приготовил, — послышался голос из кухни. — Идите скорее кушать.

— Тебе хорошо здесь? — спрашиваю у Вани.

— Очень, — улыбнулся мальчик. — Я всегда хотел семью, хотя плохо представлял, что это. Светлану Анатольевну знаю уже два года, но даже не думал, что она захочет стать моей мамой. Когда она спросила, не хочу ли я к ней переехать, сначала не поверил. Она очень хорошая, с ней здорово. Я стараюсь ее слушаться, не расстраивать. Хочу, чтобы ей тоже было со мной хорошо.

О прошлой жизни Ваня вспоминает неохотно. «Было трудно, — говорит он. — На меня никто не обращал внимания, только все время заставляли работать. Мог бы и дальше работать, но обидно, когда тебя никто не любит. Теперь все по-другому».

— Я бы сказала, совсем по-другому! — улыбается Светлана Анатольевна. — Разницу заметили все педагоги. Ваня стал веселым, общительным. Он теперь в классе душа компании. И самое главное, как только заканчивается последний урок, Ваня вместе со всеми одноклассниками быстро собирается и бежит домой. Он ведь знает, что тут его любят и ждут.

(По материалам статьи Е. КОПАНЕВОЙ, газета «Факты» за 8.11.2012 г.)

В тему

 


В СЕВАСТОПОЛЕ (УЛ. Н. МУЗЫКИ, 30) РАБОТАЕТ ЦЕНТР СЕМЬИ, ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА КОТОРОГО — ПОМОЩЬ ДЕТЯМ

По словам директора Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи (ЦСССДМ) Ирины Новиковой, здесь любая семья может получить помощь квалифицированного специалиста, социального работника, психолога, юриста.

— Основная наша задача — постараться сделать так, чтобы ребенок имел возможность остаться в своей семье, потому что изъять всех детей из неблагополучных семей невозможно, — говорит Ирина Васильевна. — Перед нами стоит задача раннего выявления неблагополучия в семье. У нас разработана специальная программа помощи семьям с детьми, которые находятся в сложных жизненных обстоятельствах. И здесь наша задача — научить ребенка жить в этих условиях, привить ему нравственные ценности, развивать его, научить самостоятельности. Ведь очень часто можно видеть, как в неблагополучных, на наш взгляд, семьях растут очень хорошие дети, которым своевременно кто-то помог (бабушка, учитель и т.д.). И ребенок выстоял, вырос достойным человеком. Мы учим ребят управлять своими эмоциями, не затевать дома конфликтов, правильно и спокойно контактировать с обществом. И у «проблемного» ребенка со временем приходят в соответствие потребности и возможности, адаптируется психика. Он остается жить в семье, невзирая на то, что там происходит…

Другие статьи этого номера