Остановитесь, господа искатели «клубнички»!

Остановитесь, господа искатели "клубнички"!

Обратиться к читателям «Славы» меня заставило сообщение в одной из городских газет, о котором, как всегда подчеркивает А. Малахов в передаче «Пусть говорят», «невозможно молчать». На первой ее странице дана заметка под названием «Снимают фильм о генерале Острякове и снайпере Людмиле Павличенко». Процитирую несколько строк из нее: «В марте в производство запущен фильм «Битва за Севастополь». В основе картины лежит история любви снайпера Людмилы Павличенко и самого молодого советского генерала Николая Острякова… Снимать картину по сценарию Егора Олесова будет режиссер Сергей Мокрицкий, продюсером выступает Наталья Мокрицкая. Она и презентовала проект в российском павильоне Каннского фестиваля. По её словам, фильм обещает быть очень громким».

Этот «громкий» подарок планируется закончить к 2015 году, аккурат к 70-й годовщине Великой Победы. Представляю себе, сколько к этой дате появится «сочинений» различных жанров, где авторы будут пытаться внести свою «новизну» в освещение хода Великой Отечественной, характеров участников этой войны, причем не останавливаясь в выборе средств и красок в раскрытии этих вопросов. Ведь сейчас для «нового» освещения проблем войны такая свобода! Почти все участники Великой Отечественной ушли из жизни — следовательно, никто не взыщет за ложь и за подлые измышления.

Я же хочу вступиться за честь Н.А. Острякова и его супруги Анны Владимировны.

Думаю, это право у меня есть. Моя семья, семья генерал-майора авиации Ивана Сергеевича Сергеева, долгое время дружила с Анной Владимировной Остряковой. Это были теплые, очень близкие отношения. А под началом Николая Алексеевича отец служил в 1939-1940 годах на Тихоокеанском флоте.

В августе 2007 года мне уже приходилось выступать по аналогичному поводу на страницах флотской газеты с ответом на грязненькую статью малоизвестной газетки, где некий господин, рассказывая о генерале Острякове, в первой части своего сочинения правильно, хрестоматийно описывает военный путь Николая Алексеевича. Видимо, этого ему показалось мало, и он расписал «любовь» Ольги Александровны Власенковой, которая была влюблена в молодого генерала. Статья заканчивалась словами: «Они так и не поженились». Конечно, Ольге Александровне огромное спасибо: во время оккупации Севастополя фашистами она сумела спрятать и сохранить могилу героя на кладбище Коммунаров. Вот, собственно, и вся «любовь»…

И вот теперь ошеломляющая новость — «любовь» Острякова и Людмилы Павличенко! Не знаю содержания фильма и где автор сценария брал материалы. Конечно, Людмила Михайловна Павличенко пережила Острякова на 32 года, но мне кажется, что человек её уровня, серьезный историк, женщина, знавшая супругу генерала, Анну Владимировну, вряд ли могла дать материалы для сценария. Но кто знает.. А вот в такой ситуации, когда имя генерала стали «трепать» в «клубнично»-любовных историях поневоле порадуешься, что в семье Остряковых не было детей. Больно было бы потомкам!

Николай Алексеевич был назначен командующим ВВС Черноморского флота в октябре 1941 года. Сделал очень многое в плане организации и руководства обороной Севастополя. Во время обороны фашистская авиация численно превосходила наши силы, но советские летчики мужественно сражались с противником и одерживали весомые победы. Несмотря на запрет командования СОР, Остряков неоднократно лично совершал боевые вылеты. Он постоянно учил своих подчиненных тактике воздушного боя, учил побеждать не числом, а подлинным умением. И мне кажется, что в тяжелейшей обстановке борющегося города полгода жизни Николая Алексеевича были отданы военному делу, делу страшной войны. Когда он находил время для любовных романов, да ещё двух(!) — это вопрос.

Мы, севастопольцы, трепетно относимся к каждому факту истории обороны нашего города. И когда нам готовят фильм под громким названием «Битва за Севастополь», суженный до любовной истории двух героев обороны, это «было бы смешно, если бы не было так страшно». Хочется авторам новой поделки посоветовать: посмотрите фильм с таким названием, найдите в Интернете прекрасный советско-американский сериал 70-х годов «Великая Отечественная», и вы увидите ПРАВДУ.

Чтобы следующим авторам (кто знает, что и кто будет придумывать!) новой истории о личной жизни Острякова было неповадно вычеркивать его жену из биографии героя, немного расскажу о ней. Из 31 года своей жизни Николай Алексеевич 8 лет жил семейной жизнью с Анной Владимировной. Познакомились они и подружились в Московском аэроклубе, где Остряков увлеченно занимался парашютным спортом. Увлечение парашютизмом переросло в профессию. Николай Алексеевич осваивал новые образцы парашютов, переходил к вождению самолетов. Эти занятия были очень опасны — техника новая, полеты рискованные, и Анна Владимировна, затаив тревогу, ждала любимого из полетов.

В 1937 году он — в Испании, далекой, несколько романтической стране. Там было очень опасно, ведь именно здесь мировой фашизм впервые опробовал свои силы против республиканской власти. И она снова ждет! Было очень тревожно, ведь известия с этой войны приходили по секретным каналам: помощь СССР республике не афишировалась. Потом — Дальний Восток. Он, самый молодой генерал страны, осваивает новые ответственные должности, мотается по строящимся гарнизонам, учится сам, обучает подчиненных. В редкие свободные часы напряженно готовится к поступлению на курсы комсостава при военно-морской академии.

В 1940 году успевает поступить на учебу. И снова рядом жена: она обеспечивает семейный тыл, помогает снять страшное напряжение. Не стоит забывать, какое это было тяжелое время, какая обстановка в кадрах армии, как пострадали многие товарищи Острякова, воевавшие вместе с ним в Испании. И как важно в это время чувствовать рядом заботу любящего человека. Недаром у многих офицеров того времени по отношению к женам была присказка: «Половина орденов — её».

Когда началась война, Анна Владимировна оставалась в Москве. Лишь один раз они встретились в Краснодаре, куда смогли прилететь на короткое свидание. 24 апреля 1942 года Остряков погиб при воздушном налете на авиамастерские в бухте Круглой. Анна Владимировна после получения известия о гибели мужа ушла медсестрой на фронт, в наземные части ВВС Черноморского флота. После войны ежегодно приезжала в Севастополь поклониться могиле мужа. Часто выступала перед молодежью, рассказывала о муже и его боевых товарищах. Почетной гостьей она была на ежегодных соревнованиях по парашютному спорту на приз имени Острякова. Она помогала основать музейные уголки в школе N 22 и во Дворце пионеров, куда передала часть личных вещей мужа, его небольшие картины. Оказывается, Николай Алексеевич хорошо рисовал.

У Анны Владимировны было замечательное качество — она умела дружить. И в Москве, и в Севастополе вокруг нее собирались друзья, ветераны авиации. Семьи Героев Советского Союза Н.А. Наумова, И.С. Любимова, А.П. Шипова, И.Т. Карпенко, А.П. Буркина, генералов авиации Л.Н. Пурника, А.З. Душина, И.С. Сергеева, И.Г Ярамышева, П.Н. Лемешко и многих других, связанных по службе и судьбе с Николаем Алексеевичем, были дружны и с Анной Владимировной.

Я совсем не случайно перечислила имена некогда известных, но сегодня, увы, почти забытых военачальников. Именно они строили флот и авиацию в 30-е годы, воевали, после войны выводили флот и морскую авиацию в ранг океанских. Рядом с ними были их жены, женщины-единомышленницы, любимые, ничем себя не запятнавшие подруги нелегкой военной жизни.

Сегодня никого из тех, кто был близок с семьей Остряковых, нет в живых, и получается, что моральных ограничений для любителей «клубнички» нет. Остановитесь, господа! Есть в нашем шоу-бизнесе любители открывать свои альковные тайны — вот и пишите о них. Они будут рады лишний раз «попиариться». А ГЕРОИ войны… Пишите о них честно и уважительно. Учите на их высоком примере молодежь. Именно это сегодня нужно обществу, чтобы не выродились совесть и честь, мораль и нравственность.

На снимках: Н. Остряков; супруга Острякова — Анна Владимировна; на встрече с общественностью.

Фото из семейного архива И. Будяковой.

Другие статьи этого номера