«Как я счастлив, что нет мне покоя»

"Как я счастлив, что нет мне покоя"

Орлиновский сельский совет поддержал ходатайство коллектива средней школы N 47, участников состоявшейся в её стенах общественных слушаний о присвоении этому учебному заведению имени Михаила Ситко. В свое время ныне покойный Михаил Петрович добился в высоких киевских и московских кабинетах разрешения на строительство этой школы. Её же он в течение двух десятилетий и возглавлял.Когда в помещении, где находился Михаил Ситко, звучала не теряющая многие годы популярности песня Эдуарда Колмановского на стихи Константина Ваншенкина «Я люблю тебя, жизнь», воцарялась тишина, в динамике прибавляли звук. Все знали: директор очень любил эту песню. Внимая ей, Михаил Петрович не таил блеска увлажненных глаз. Его жизнь временами была щедра на, казалось бы, непреодолимые испытания. Тем не менее он, как мало кто из ныне живущих, любил эту жизнь во всех её проявлениях.

Михаил Ситко относился к тому поколению людей, окончание средней школы которыми совпало с коварным нападением на СССР немецко-фашистских захватчиков. День в день. Под бомбами, снарядами рушились не только здания, но и судьбы людей.

Юный Михаил мечтал о профессии, связанной с морем, но записался в истребительный отряд, затем учился в Ростовской авиашколе, далее — в Бакинском военном училище, где ускоренными темпами ковали офицерские кадры. В конце лета 1942 года разгорелись ожесточеннейшие сражения за Северный Кавказ. Враг рвался к грозненским и бакинским нефтяным промыслам. В боях под Орджоникидзе двадцатилетний Михаил Ситко был ранен. Да так, что поразившая парня крупповская сталь уложила его в госпиталь почти на год.

…В Орлином живет одна из дочерей Михаила Петровича — Лариса Безверхая. В местном Центре культуры и досуга, где Лариса Михайловна работает, я долго вчитывался в скупые строки орденских книжек, удостоверений… По случаю юбилейных дат Михаил Ситко был удостоен орденов Отечественной войны, Богдана Хмельницкого, медали Г.К. Жукова… Дольше всех реликвий я держал в руках пожелтевшие от времени документы военной поры.

До сих пор они, кажется, дышат крепким духом пороха, доносят до слуха раскаты горячего боя. В то время, когда под напором противника советские дивизии и армии откатывались в глубь страны, отцы-командиры были предельно скупы по отношению к отличившимся. Тем не менее в то время, считай, вчерашний десятиклассник был отмечен орденом Красной Звезды. На военную пору приходятся также указы о награждении Михаила Ситко медалями «За оборону Кавказу» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Михаил Петрович очень редко снимался при заслуженных орденах и медалях.

— По существу он никогда не вспоминал о войне, — говорит Лариса Михайловна. — Лихая година забрала жизнь близких ему родственников. К сожалению, массовые расстрелы евреев не обошли и Ананьево Одесской области — малую родину отца.

Заглядывая в документальные источники, мы имеем возможность получить некоторое представление о развернувшихся в конце лета — начале осени 1942 года под Орджоникидзе событиях, свидетелем и непосредственным участником некоторых из них был Михаил Ситко. Так, 8 августа 1942 года «Ставка Верховного Главнокомандования образовала на подступах к Грозненскому нефтяному району Северную группу войск Закавказского фронта… Продолжалась подготовка оборонительных рубежей войсками группы по рекам Терек и Урух и обороны на подступах к Махачкале и Грозному, Орджоникидзе и Военно-Грузинской дороге» («СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945». Москва, 1970 год).

31 октября 1942 года войска 1-й немецко-фашистской танковой армии вышли к реке Урух, где прорвали оборону советских войск, и повернули свои главные силы в направлении Орджоникидзе.

Наконец, собравшись с силами, командование Северной группы войск Закавказского фронта развернуло в районе Орджоникидзе крупномасштабное контрнаступление против врага. 12 ноября в районе Гизель немецкие захватчики были отброшены от Орджоникидзе.

Счастлив тот человек, которому, не исключено, Михаил Петрович все-таки успел рассказать хотя бы о моменте этой эпопеи, связанной с обороной Кавказа. Ставка в ней была очень высока — грозненская и бакинская нефть. В век моторов на войне это был решающий фактор.

Оправившись после полученных тяжелых ран, Михаил Ситко рвался на фронт. Но по состоянию здоровья он был отстранен от строевой службы. Работа в военкомате Ялты после освобождения её от немецко-фашистских захватчиков, избрание Михаила Петровича первым секретарем Ленинского райкома комсомола, руководство Крымским отделением художественного фонда — вехи пути, который в конце концов привел прямехонько к главному в жизни делу. Он женился на учительнице начальных классов и сам стал учителем — учителем учителей, как метко величают директора школы.

После Счастливенской школы Бахчисарайского района 38-летний директор принял более крупную сельскую школу в Куйбышево. До или в 1960 году этот поселок был ещё административным центром одноименного района. Без натяжки газетчики называли его Крымской Швейцарией. Хотя справедливости ради эту европейскую страну можно было назвать альпийским Куйбышевским районом, настолько он хорош.

Как же буквально с первого дня у молодого руководителя пошла работа! Почти два года спустя, аккурат сразу после выпускного бала, с безоблачного неба оглушительно грохнул гром. Это сейчас, похоже, привычными стали едва ли не регулярные сообщения о массовых отравлениях на свадьбах, корпоративах, на тех же выпускных вечерах. И до детских садов эта беда докатилась. В 1962 году отравление 47 выпускников, учителей, в том числе директора Куйбышевской средней школы расценивалось как ЧП даже не районного масштаба. Всей стране стал известен этот трагический случай. Ведь одну выпускницу, не местную, очень поздно доставили в больницу. Спасти её не удалось.

Михаил Ситко не успел окончательно прийти в себя, как, не разобравшись в произошедшем, его исключили из партии и освободили от занимаемой должности. Хорошо ещё, что перевели в Орлиное на учительскую должность. Не из-за утраченного директорского кресла, а справедливости ради Михаил Петрович писал «на верх» бумаги, ездил в райком, обком, ещё куда-то. Последовали новые проверки, более строгие, чем расследование, проведенное по свежим следам (партия ведь у нас не ошибалась). А вот в случае с Михаилом Снитко все-таки ошиблась.

Бывшего директора Куйбышевской средней школы оправдали. Ему вернули партийный билет. Спустя год на новом месте его назначили на должность завуча по производственному обучению. А в 1963 году уже как директору доверили Орлиновскую среднюю школу. На долгие предстоящие 20 с лишним лет.

Святым долгом солдат, выживших на полях сражений Великой Отечественной, Михаил Петрович без пафоса считал строительство счастливой жизни.

По селам Байдарской долины гуляет легенда: придавленного произошедшей в Куйбышево трагедией Михаила Ситко якобы пригласил в Орлиное директор местного совхоза «Красный Октябрь» Дмитрий Недуруев. На самом деле первым в Орлином появился Михаил Петрович. Лет десять спустя после него — Дмитрий Васильевич. Путаница в датах произошла от того, что для себя люди навсегда поставили рядом этих выдающихся людей, настоящих подвижников, единомышленников, участников Великой Отечественной.

В первые послевоенные годы орлиновская детвора училась в трех разбросанных по селу зданиях, что создавало неудобства и для ребят, и особенно для преподавателей. Это видели все. К 1956 году возвели двухэтажное здание новой школы. Через пяток лет и в нем стало тесно. Там трудно было разместить не только местных мальчишек и девчонок, настолько их было много, но и старшеклассников из Фороса. Занятия в школе шли едва ли не в три смены.

С первого дня своего директорства в Орлином Михаил Ситко мечтал о новой школе. В первой половине 70-х годов к хлопотам о её строительстве активно подключился директор «Красного Октября». Вместе Михаил Петрович и Дмитрий Васильевич ездили на прием к высокому начальству Симферополя и Киева. «Вам что, на каждую пятилетку планировать по школе? — спрашивали их. — В стране вы не одни». Но два директора, как бывало на фронте, не сдавались.

Михаил Ситко, видимо, был чуточку суеверным или он остерегался, чтобы не спугнуть наклюнувшуюся наконец удачу. Однажды в 1974 году Михаил Петрович собрал учителей. «Еду в Москву, — сказал директор. — Не спрашивайте, зачем. Вернее будет объявить о результатах поездки в столицу».

С тем и отбыл. Домой он вернулся со словами «Лед тронулся». В руках у него был документ с резолюцией и нужным «автографом» в пользу строительства в Орлином новой школы. Она вовсе не значилась в планах, а значит, нельзя было рассчитывать на устойчивое финансирование. Насчет денег два директора вместе сгоняли уже поближе — в Симферополь.

Возведение школы на 700 мест было поручено одному и лучших в городе стройуправлений. Его возглавлял дельный руководитель по фамилии Берновек, кстати, земляк автора этих скромных заметок. Родом он, как и я, из небольшого городка Кировоградщины. Не зная друг друга, мы учились в одной школе. Лишь в Севастополе познакомились. Берновек и его люди при полной поддержке школы и совхоза за восемь месяцев (говорят ещё, что за семь месяцев) подняли трехэтажное здание с сопутствующими объектами инфраструктуры. Невероятно: всего за восемь месяцев отгрохать такую махину! В новой школе первый звонок прозвучал 1 сентября 1975 года. На традиционном митинге, состоявшемся по этому поводу, директор школы обратился к строителям с рифмованными строчками: «Школу строил Берновек, она будет стоять век».

Такой человек, как Михаил Ситко, справив новоселье в построенной школе, не мог остановиться. Орлиновские учителя, пришло время, обзавелись ещё коттеджами для отдыха на морском берегу. В центре села развернулось строительство местных «Черемушек», в домах которых предоставлялись квартиры молодым учителям.

В 1974 году пред очами директора встал Владимир Пилипенко — мастер спорта по велосипедному спорту, призер крупных соревнований: «Возьмите меня на работу». «Дорогой мой, — услышал он в ответ, — у меня нелегко будет. Готовы ли вы к испытаниям?» — «Я закаленный» — «Посмотрим, какие вы закаленные».

Для начала Михаил Петрович вкатил Владимиру Ивановичу пару «строгачей». Не сразу, а соблюдая интервал: первый — за отсутствие у учителя физкультуры конспекта, второй — за учиненную на уроке младшими школьниками потасовку. Дальше дело пошло. Футболисты из Орлиного первенствовали в городе, велосипедисты (самые выдающиеся из них) доехали далеко-далеко за горизонт, чтобы участвовать в гонках мирового уровня, таких, например, как «Тур де Франс», в чемпионатах Европы и планеты всей.

Одни стоящие учителя, услышав об орлиновской школе, приезжали на место, как и Владимир Пилипенко, как говорится, самотеком, других Михаил Ситко «пас» в течение нескольких лет, добиваясь согласия на переезд в Орлиное. Так, например, влился в коллектив учитель военного дела и труда Иван Мирошкин. Постепенно в Орлином сложился профессионально мощный педагогический коллектив: П.П. Симороз, Е.С. Манько, Г.Т. Колесников, В.Н. Колесникова, Л.В. Короткая, Т.В. Мороз, В.Н. Смирнова, Л.А. Михненко… Они передавали свои знания не только своим воспитанникам, но и коллегам — участникам проводимых в Орлином многочисленных семинаров городского и республиканского уровней. Орлиновская средняя школа была участницей ВДНХ в Москве, где её отметили медалью.

В 1986 году Михаил Петрович проводил в большую жизнь последний отряд выпускников. Ему крепко не здоровилось. Врач-онколог, с которым директора связывала крепкая дружба, не удержался, упрекнул: «Где ты раньше был?» Подумав, друг продолжил: «Могу посодействовать в организации лечения за границей. Но вряд ли там будет толк. Я сам тебя спасу». Михаил Ситко поверил в благополучный исход операции.

— Отец, — вспоминает Лариса Безверхая, — после выхода из больницы, гуляя, по два часа нарезал круги вокруг дома. Через четыре месяца вышел на работу. У коварной болезни было отвоевано ещё два десятка лет активнейшей жизни. Михаил Петрович возглавил в Орлином ветеранскую организацию. Во всем городе она стала известной налаженным действенным волонтерским движением под девизом «Ветеран — ветерану». Сельский совет принял решение о ежегодном проведении Дня волонтера — местного праздника. При активном участии Михаила Ситко была выпущена Книга Памяти сел Байдарской и Варнутской долин.

В Орлином и окрестных селах есть улицы, названные именами известных у нас героев Великой Отечественной: Амет-хана Султана, Терлецкого, Кичигина, Пахомова, Максимова… Орлиновцы не сомневаются в том, что городские власти уважат их просьбу о присвоении школе имени ушедшего из жизни восемь лет назад Михаила Петровича Ситко — воина и Педагога с большой буквы.

На снимках: М.П. Ситко; школа в Орлином.

Фото из семейного архива Л.М. Безверхой и автора.

Другие статьи этого номера