В честь этой бюстгальтер не назовут

В честь этой бюстгальтер не назовут

Французы пересняли «Анжелику» Анн и Сержа Голон. Жоффрей теперь лучше дерется, а Анжелике далеко до секс-символа.
В кинотеатрах появилась новая экранизация романа «Анжелика — маркиза ангелов»: драки на шпагах, откровенные постельные сцены, неожиданные повороты сюжета. И все равно такое чувство, что мы все это уже где-то видели. Зачем переснимать старые популярные фильмы?.. «Три мушкетера», «Шерлок Холмс», теперь вот «Анжелика»… Дефицит новых сюжетов? Да нет, и Голливуд, и французы, и британцы ежегодно снимают десятки блестящих картин, «Оскар» тому подтверждение. Может, прав Сергей Жигунов, режиссер новых «мушкетеров», что «у каждого поколения должен быть свой д’Артаньян»? Какой, по видению французов, должна быть своя Анжелика нового поколения?У любителей Анжелики, сыгранной 50 лет назад Мишель Мерсье, этот вопрос вызывает недоумение. Что значит «своя»? Разве может быть кто-то женственнее? И разве кто-нибудь сыграет графа де Пейрака лучше, чем Робер Оссейн?

Но 50 лет прошло, современные киногероини на экране рыдают, дерутся, орут и носятся. Героиня Мерсье на их фоне выглядит слишком сдержанной, женственной и слащавой.

Конечно же, не это послужило стимулом переснять фильм, и не новый секс-символ пытаются нам вручить кинематографисты. Любимый многими роман, всего однажды экранизированный, — такой лакомый кусочек для режиссера. А тут еще и Анн Голон, всю жизнь ненавидевшая первую экранизацию, всем рассказывает, что вторая, нынешняя версия — это как раз то, ради чего она дожила до 90 лет. Мерсье, дескать, сыграла доступную женщину, а эта — кого надо. Мерсье отмалчивается. Она может себе это позволить — ей Коко Шанель аплодировала стоя.

Режиссер новой «Анжелики», уроженец Туниса Ариэль Зейтун, основную нить повествования не менял, все как в книге: ее выдают замуж за богатого хромого графа, она его полюбила, завистливый король Людовик отправляет графа на костер, а несчастная Анжелика опускается на самое парижское дно. То есть львиная доля зрителей заранее знает, чем все кончится: и книгу читали, и кино смотрели. Режиссер от себя добавил:

1. ЭРОТИКИ

Первая экранизация «Анжелики» по части любовных сцен произвела фурор: очень они были откровенными для 1964 года. И в этот раз режиссер решил крупными планами показать, за что Анжелика полюбила де Пейрака. Сцены красивые, но сыграны без чувств, и получилась акробатика с голыми бедрами. От французов ожидали большего.

Вряд ли это потому, что Жоффрей (Жерар Ланвен) на 40 лет старше своей Анжелики (Нора Арнезедер). Вообще не особенно получилось у нынешнего Жоффрея сыграть мужчину, наделенного дьявольским обаянием. Больше верится, что Анжелика осталась с ним из жалости. И кстати, почему он в русской озвучке превратился в Джоффри?

Что касается Норы Арнезедер… Во Франции много красивых женщин, но режиссер, похоже, решил снять в главной роли умную. Она хоть и теряется на фоне своих платьев, зато страдает, овдовев, достовернее, чем Мишель Мерсье, которая, кажется, одним глазом плачет, а другим уже подыскивает нового любовника. И все же сексуальности Мерсье не занимать: у нее зрительницы учились наносить макияж, «стрелять» глазами, именно в честь ее Анжелики назвали популярную модель бюстгальтера. А новенькой могли бы хоть руки и подмышки побрить — в 1645 году знатные дамы не оставляли у себя на теле растительности. Или графиня де Пейрак была хиппи?

2. ЗРЕЛИЩ

Будет много драк. Шестидесятилетнего Жерара Ланвена не зря гоняли восемь недель по четыре часа в день: фехтует красиво и яростно. Анжелика ему под стать: если прежняя в припадке ярости только глубже дышала, приводя в движение все свое волнующее декольте, то новая плавает в Сене и ногами отшвыривает крыс. То есть с трюками все более-менее.

Но где богатство графа де Пейрака, где отель веселой науки? Его что, уже кто-то до короля ограбил? Почему Анжелика почти не меняет наряды? Просматривая старую версию, наши мамы даже откладывали вечное вязание, любуясь пышными платьями и декорациями! В новой тоже есть на что посмотреть, но учитывая, чего за 50 лет достиг кинематограф, могли бы и добавить шика — это все-таки Франция времен короля-солнца.

Зато теперь своя роль у… Сорбонны. Помните служебную собаку комиссара Дегре? Есть и другие сюрпризы для знатоков книги и фильма. Не будем раньше времени раскрывать тайны французского двора.

В общем, поклонникам первой версии новый фильм, скорее всего, не понравится. Ушло то, что они в этом фильме любили, и не факт, что предложенные новшества возмещают эту пропажу. Мишель Мерсье с ее голубыми тенями на веках, соломенными волосами и томными вздохами — сексуальна, а естественная Нора Арнезедер — нет. Что еще раз подтверждает наши домыслы: задачей режиссера было не создать новый секс-символ, а заработать немножко популярности на экранизации знаменитого романа. Так что, может быть, перефразируя Жигунова, не у каждого поколения должен быть свой д’Артаньян, а у каждого режиссера?

СЕРЖ ГОЛОН УЧИЛСЯ В КРЫМУ

Анн и Серж Голон — псевдонимы Симоны Шанже и ее мужа, Всеволода Голубинова, родившегося в 1903 году в Бухаре (его отец был царским консулом). Он учился в Севастопольской гимназии, во время Гражданской войны пытался вступить в Белую армию, а в 1920-м эмигрировал во Францию. По утверждению Симоны, все книги об Анжелике написала она, а супруг лишь помогал в поисках исторического материала. Мужское имя указали на обложке для придания большей серьезности, чтобы роман не воспринимался как женский.

По материалам «Крымской газеты», N 15 за 29 января 2014 года.

Другие статьи этого номера