«Тайна российского линкора. Огонь, грязь и кровь»

"Тайна российского линкора. Огонь, грязь и кровь"

Под таким названием вышла в свет книга итальянского журналиста Луки Рибустини. В ней автор дает ответ на не дававший покоя почти шесть десятилетий многим севастопольцам (и не только) вопрос: что стало причиной того, что в ночь с 28 на 29 октября 1955 года в порту Севастополя затонул крупнейший советский линкор «Новороссийск»?ГИБЕЛЬ «ЦЕЗАРЯ»

О трагедии, произошедшей на флагмане Черноморской эскадры, наша газета рассказывала неоднократно. Напомним: линейный корабль итальянского ВМФ «Джулио Чезаре» (был назван в честь Юлия Цезаря) после капитуляции Италии в 1943 году в ходе раздела ее флота между союзниками по антигитлеровской коалиции достался Советскому Союзу. Военно-морской флаг на линкоре был поднят 6 февраля 1949 года, на базу в Севастополь он прибыл спустя три недели, 26 февраля, а в марте приказом по Черноморскому флоту (от 25 марта 1949 года) линкору присвоили новое название — «Новороссийск». Флагман Черноморской эскадры затонул после взрыва 29 октября 1955 года в Северной бухте Севастополя. Гибель корабля, спущенного на воду в октябре 1911 года и получившего девиз «Чтобы выдержать любой удар», стала одной из самых больших трагедий на флоте, произошедших в мирное время.

В момент взрыва на линкоре находилось порядка 1500 человек. Вместе с кораблем погибли более 600 моряков. И тех, кто был заперт в отсеках, удалось спасти лишь 9 человек: семеро вышли через прорезанную в кормовой части днища горловину спустя пять часов после крушения, еще двоих вывели через двое суток водолазы. И вот теперь книга-расследование этой трагедии, не имеющей аналогов в истории советского военного флота, появилась на книжных прилавках Италии.

По официальной версии, причиной гибели линкора стала взорвавшаяся под днищем корабля старая донная немецкая мина. Однако в выводах правительственной комиссии не исключалась возможность диверсии. Эту версию в августе 2013 года подтвердил ветеран итальянского секретного подразделения боевых пловцов Уго д’Эспозито, который признался, что взрыв «Новороссийска» — это дело рук его подразделения (см. статью «Могли ли итальянские диверсанты взорвать линкор «Новороссийск»?», «Слава Севастополя» за 29 октября 2013 г.). Нашумевшее интервью, которое дал итальянскому журналисту бывший боевой пловец 10-й группы МАС — итальянского военного спецназа времен Второй мировой войны, стало отправной точкой для расследования Луки Рибустини (см. статью «Новороссийск» погиб вследствие диверсии итальянцев — других версий больше нет!», «Слава Севастополя» за 25.02.2014 г.).

Впоследствии автор обнаружил в архивах не публиковавшиеся ранее документы, подтверждающие правдоподобность версии д’Эспозито, копии которых выслал служившему на линкоре зенитчиком и находившемуся в момент крушения на боевом посту 82-летнему севастопольцу Виктору Салтыкову. Наш ветеран лично общался с Уго д’Эспозито после того, как Лука Рибустини организовал общение по телефону двух непосредственных участников тех событий.

А чуть позже итальянский журналист обнаружил в Государственном архиве Рима любопытный документ, свидетельствующий о том, что уже в 1949 году (за шесть (!) лет до трагедии) правительство Италии знало о готовящейся диверсии. Сенсационный документ хранился на обычной полке без грифа «Секретно». В полицейской телефонограмме говорилось о том, что префект Рима предписывает всем управлениям Италии проявить «предельное внимание», поскольку проверенный источник сообщает, что на территории Италии действует организованная группа, которая готовит атаку на корабли, предназначенные для передачи русским.

Телефонограмма короткая, в ней всего несколько строк. Но к ней была приложена сопроводительная записка, где было всё: название цели, имена организаторов и исполнителей, покровителей. В телефонограмме упоминается 10-я группа МАС — элитное подразделение подводных бойцов, причем без приставки «экс». Это значит, что диверсионная группа не была распущена после войны и по-прежнему выполняла боевые задачи министерства военно-морских сил. А еще в документе говорилось о том, что у членов данной группы есть в распоряжении все необходимые средства, чтобы осуществить военную операцию в открытом море: «Атака будет предпринята за пределами территориальных вод Италии».

ВЕРСИЯ № 1

О правдивости этой версии говорил и севастополец. По свидетельству Виктора Салтыкова, при обследовании места сразу после трагедии водолазы отметили, что у отверстия в корпусе «Новороссийска» зубчатые края, вокруг него не было никаких следов старой немецкой мины. Зато недалеко от места взрыва был найден металлический предмет (находился в непосредственной близости от киля корабля. — Ред.), который не имел никаких признаков износа, характерных для металлических изделий, длительно находящихся в соленой воде. Команда моряков «Новороссийска» сразу предположила, что это может быть диверсия итальянцев.

— Когда в сентябре 2013 года в Севастополь приезжали журналисты Первого канала России и просили, чтобы в Северной бухте я показал именно ту бочку, на которой стоял и взорвался «Новороссийск», было несколько версий гибели линкора, — рассказывал нам Виктор Салтыков. — Но потом Лука Рибустини нашел документальные подтверждения того, что в Италии была создана диверсионная группа, целью которой был подрыв «Новороссийска». Других версий больше нет. И я считаю, что надо говорить правду, надо восстановить истину, чтобы не было вранья. Чтобы люди знали, как все произошло.

Резонанс, вызванный этой новостью в российских и украинских СМИ, а также тот факт, что ветераны трагедии изъявили желание инициировать ее расследование на международном уровне, убедили итальянского журналиста в необходимости продолжить поиск и попытаться восстановить ход событий. Тем более, что в советской историографии причины трагедии «Новороссийска» долгое время оставались невыясненными, а итальянские историки на протяжении многих лет вообще обходили эту тему. Книга Рибустини стала первой попыткой с итальянской стороны проанализировать факторы, которые могли привести к трагедии. Она содержит новые документы, ранее не опубликованные свидетельства и фотографии.

СЛЕД ХАМАСА

В 2014 году расследование приняло неожиданный поворот: были обнаружены документы, подтверждающие, что в 1955 году в советские территориальные воды в Черном море несколько раз входило с секретной миссией итальянское торговое судно, на борту которого числились представители ВМС Италии, в частности, 10-й группы МАС. «Бомбу, которая была закреплена на днище «Новороссийска» (характер воронок именно об этом говорит), доставили под водой пловцы, проникшие в Севастополь на борту торгового судна», — так подытоживает свое расследование Лука Рибустини.

Автор книги описывает, как произошла диверсия. На создание лучшей в мире элитной бригады Муссолини не жалел денег: у 10-й группы МАС были свои проектировщики, инженеры, пловцы. Это для них придумали уникальные, первые в мире непромокаемые гидрокостюмы, бесшумное оружие и штурмовые средства — те самые «необходимые средства», о которых шла речь в сопроводительной записке к телеграмме от 1949 года. Бесшумные человекоуправляемые торпеды, подводные катера, которые при приближении к объекту атаки выбрасывали пловца и взрывались — кое-что от тех времен до сих пор хранится в морском музее. Пловцы дышали, не выпуская пузыри воздуха на поверхность. К тому же все операции 10-я группа МАС проводила ночью, подкрадываясь к объекту и уходя незаметно. Так ушли на дно «Королева Элизабет», 30 линкоров и кораблей английского флота, десятки советских кораблей в Черном море во время Второй мировой войны.

Как оказалось, 10-я группа МАС регулярно отправлялась в сторону Крыма, о чем свидетельствуют сохранившиеся карта и список достигнутых целей. Но доказать их причастность к этим диверсиям было практически невозможно: официально элитную бригаду распустили еще в 1943-м. Но произошло это только на бумаге. А на деле бойцы продолжали выполнять некие задачи. И штурмовые средства, как требовал мирный договор, не были уничтожены. Италия сохранила и специалистов, и технику.

Теперь к мемуарам и воспоминаниям ветеранов добавились настоящие доказательства. В обнаруженных Лукой Рибустини документах есть все для того, чтобы, рассказывая о гибели «Новороссийска», перестать использовать слово «версия». Но чем закончится проведенное итальянским журналистом расследование, будет ли оно признано на официальном уровне — пока неизвестно.

Фото Д. Метелкина (из архива редакции).

Другие статьи этого номера