Перекресток: люди и дома

Перекресток: люди и дома

«Жилсервис N 5» — это 281 дом. В них проживают 22 тысячи жильцов. В настоящее время они, как и все севастопольцы, на собраниях решают, кому доверить обслуживание своих домов.
— Собрания, сходы граждан проводим у каждого обслуживаемого нашим предприятием дома, — говорит директор предприятия Григорий Леберянский. — К людям приходят инженеры, мастера, другие наши специалисты. Они предлагают жителям создавать ТСЖ — товарищества совладельцев жилья, управляющие компании двух категорий, в том числе государственного подчинения.— Григорий Михайлович, скажите, пожалуйста, сколько в нашем городе рэпов обслуживают жилой фонд?

— Почти два десятка предприятий.

— А ведь счет ТСЖ, различных управляющих компаний, возможно, пойдет на сотни. Потребуются люди, способные их возглавить, компетентные и не в последнюю очередь честные. Где их найти, если случались трудности с подбором руководителей для 19 существующих рэпов? А нынче их потребуется в разы больше.

— А глаза нашим землякам зачем? Только выбор кандидатур должен осуществляться из тех, кто живет рядом, из тех, кто приобрел известность конкретными делами. Но и при этом совсем не лишним будет постоянный контроль со стороны общественности за деятельностью ТСЖ или управляющей компании. Совместно можно поставить дело таким образом, что шире откроются возможности для рационального расходования собранных в виде квартплаты денег, доведения более-менее приемлемых тарифов за жилье.

— Выдвигается перед ТСЖ, управляющими компаниями требования по обладанию ими соответствующей материально-технической базой?

— Управляющая компания обязана иметь что-то за душой, ТСЖ — как получится.

— При переходе на новую форму обслуживания жильцы вправе требовать от вас, в данном случае «Жилсервиса N 5», проведения капитального ремонта дома?

— Такого положения в соответствующих директивных документах Российской Федерации нет.

— Очень жаль. Заманчиво в рамках ТСЖ, управляющей компании всем миром контролировать расходование поступающих в общую кассу средств, формирование тарифной политики, разработку приоритетов. Но, согласитесь, Григорий Михайлович, по поводу управляющих компаний порой услышишь такое… Например, о том, что руководители иной из них соберут с жильцов денежки как бы на срочный ремонт, на то на сё и скрываются в неизвестном направлении. Сообщения о диких случаях подобного рода время от времени публикуют средства массовой информации.

— Предлагаю вам поверить не в криминальный характер деятельности управляющих компаний на тех территориях Российской Федерации, где они есть, а в возросшие оперативность, принципиальность вашего брата — журналиста. Хотя, согласен, со злоупотреблениями, как и в иных отраслях человеческой деятельности, к сожалению, мы сталкиваемся и в сфере обслуживания жилья.

— Наслушавшись, начитавшись о «теневых» делах отдельных управляющих компаний, лично я нажил по отношению к ним страхи. Наверное, они овладели сознанием жильцов моего дома, все отвергли предложенные формы обслуживания жилья, «присягнув на верность» государственной управляющей компании — правопреемнице родного рэпа. Подчеркну: государственной. Каков результат собрания в микрорайоне деятельности «Жилсервиса N 5»?

— Тот же, что и у вас, — в пользу государственной управляющей компании «Стрелецкая бухта». Не потребуется много времени, чтобы привыкнуть к наследнице уходящего в историю «Жилсервиса N 5», ведь мы обслуживаем дома на улицах Вакуленчука, Дмитрия Ульянова, Героев-подводников, проспекте Гагарина и на других магистралях микрорайона как раз Стрелецкой бухты…

— Григорий Михайлович, значительную часть своей жизни вы посвятили работе в сфере жилищно-коммунального хозяйства…

— В 1978 году я трудился мастером производственного обучения в профтех-училище имени Юрия Гагарина. Как-то группу моих воспитанников бросили на выручку строителям, которые на проспекте Генерала Острякова торопились со сдачей «высотки». Мне и моим ребятам поручили подсобить с прокладкой инженерных сетей. Если я и отвернулся от труб и узлов соединений, то лишь на несколько минут. Этого было достаточно, чтобы в одном месте эти трубы пошли вкривь и вкось. Я потребовал устранить брак.

Со стороны эту сцену наблюдал непонятно почему здесь оказавшийся офицер. Он подошел ко мне с вопросом: «Имеете вы жилье?» На тот момент я располагал тесной комнаткой в общежитии. Он предложил: приходите туда-то, обратитесь к тому-то, занимайте квартиру (мой собеседник назвал ее адрес) при условии, если примете на себя руководство бригадой сантехников, кочегаров, людей других профессий в занимающемся обслуживанием жилья военном ведомстве. Я принял это приглашение лишь после выпуска своих учеников. С тех пор прошло без малого 37 лет. Почти половину этого времени я возглавлял сначала РЭП-1, затем — РЭП-5.

— Как вы думаете, почему сравнительно недавно работу рэпов и «Жилсервиса N 5» в том числе люди жестко критиковали, теперь же массово выражают вам поддержку?

— И нынче по поводу нашей деятельности высказывают серьезные претензии. Наверное, есть за что. В то же время в поворотный момент, на перекрестке народ решает идти за нами, что обязует нас не расхолаживаться, а мобилизоваться, чтобы оправдать доверие. Да, по причинам объективным и субъективным нас критикуют, но рэпы все-таки процентов на 85 выполняют свои обязанности.

— Видимо, хорошие мои знакомые оказались в числе тех 15 процентов жильцов, которым, по вашей раскладке, явно не повезло. Они заметили угрожающие трещины на балконе. Написали об этом в свой рэп. Через пару недель оттуда явился мастер не со строительным инструментом, а с папочкой и фотоаппаратом. Он запечатлел разрушающийся балкон во всех ракурсах. Наблюдая за действиями гостя, мои друзья радовались: дело пойдет, так впечатлил их фотоаппарат. Но мастер извлек из папочки бумагу и набросал на ней что-то вроде расписки-обязательства отныне не выходить на балкон, который действительно грозит обрушением.

Конечно, мои друзья, возможно рискуя жизнью, выходят на балкон, но это уже их проблемы. Мастер ведь, в чем он убежден, сделал свое дело: жильцы не только предупреждены о возможных последствиях, но и под роспись обязались не пользоваться балконом. В случае чего мастер подстраховал и себя, и родное предприятие. «Когда же балкон укрепите?» — спросили хозяева. Ответ: «Тогда, когда появятся кошты». Хотя кошты остались в прошлом. В настоящее время это средства, деньги. По каким показателям оценивают деятельность возглавляемого вами, Григорий Михайлович, коллектива?

— По количеству поступающих к нам и в вышестоящие инстанции жалоб.

— Какова динамика на данном «фронте»: жалоб больше или меньше с каждым годом?

— Их количество растет.

— ?!

— А чему в данном случае удивляться? Жилой фонд стареет. Наше предприятие обслуживает несколько домов дореволюционной постройки. Основная же их масса построена 50-65 лет назад. Жилой фонд ветшает на глазах. Когда я принимал «Жилсервис N 5», за ним числилось в пределах миллиона (на то время еще гривен) задолженности по заработной плате и столько же денег мы были должны предприятиям-смежникам. Постепенно, шаг за шагом нам удалось свести до минимума эти долги, наладить своевременную выплату заработной платы рабочим и служащим.

— Григорий Михайлович, нас, рядовых граждан, напрягают ваши разговоры и ваших коллег об экономически обоснованных тарифах. Они неуклонно растут. Догоним ли мы вожделенные экономически обоснованные тарифы?

— Нет, не догоним.

— Никогда?

— По крайней мере, в обозримом будущем. Цены на стройматериалы, на вывоз твердых бытовых отходов, на прочее, прочее, прочее растут каждые полгода, а то и ежемесячно, тарифы же не трогают вот уже четыре года.

— Может, стоит вам самим, Григорий Михайлович, и вашим коллегам туже затянуть пояса, то есть проанализировать свои расходы?

— Затянули уже пояса. В свое время, например, количество мастеров уменьшили с восьми до двух человек. Меньше стало и бухгалтеров. Некоторых служащих перевели на неполную рабочую неделю. Сокращения коснулись исключительно инженерно-технических работников. По статье «Заработная плата» достигли 30 тысяч гривен ежемесячной экономии, свыше 300 тысяч в течение года. Следующий наш шаг вряд ли оценит журналист. Меня поймут лишь коллеги. В течение трех лет, с 2007-го по 2010-й, «Жилсервис N 5» перевел на прямые платежи с ПАО «Севастопольэнерго» жильцов 49(!) многоквартирных домов.

— Почему же журналист не оценит вашу работу в данном направлении? Энергетики, ясное дело, свои интересы блюдут.

— За счет городского бюджета мы поменяли счетчики, электрощиты, вводы — все. Зато вышли на экономию 30 тысяч, на новую солидную сумму экономии средств. У нас остались неохваченными 12 домов. В казне деньги на это дело иссякли. Может, когда-то появятся…

— С такой экономией вы бы могли подумать о снижении тарифов, если это позволено. Странно, почему по рэпам с различными экономическими показателями тарифы равны. Пусть бы для них существовал «коридор»: от и до. И деятельность предприятий по обслуживанию жилья оценивали по величине тарифов, и стало бы престижно препятствовать их росту. Фантастика, скажете вы?

— У нас есть куда бросить сбереженные деньги: на ремонт прохудившихся крыш, на восстановление козырьков. Имеем еще такую «радость», как десятки контейнерных площадок. Под покровом ночи туда стаскивают крупногабаритный мусор со всей округи не только физические, но и юридические лица. А нам утром за всех отдуваться.

— При слове «реформа» я невольно покрываюсь гусиной кожей, хотя задуманные перемены, говорится в директивных документах, должны делать жизнь людей лучше, а не хуже.

— Хочу вас успокоить. Возможная смена формы обслуживания жилья отнюдь не реформа, а шаг на пути перестройки нашей работы в русле российского законодательства. Хотя вы правы: при слове «реформа» мы не должны вздрагивать или хвататься за карманы, тревожась о их содержимом.

— Три с лишним года назад вас удостоили знака «Почетный работник жилищно-коммунального хозяйства Украины». Двумя годами ранее объявлена благодарность президента Украины, вы удостоены Почетной грамоты ЦК отраслевого профсоюза, ваше имя занесено на городскую Доску почета. Всех знаков признания вашего труда не перечесть. Полагаю, на вашем горячем, как сковородка, месте и по шапке попадало?

— Еще как, и не раз. Однажды, например, грозились с работы выгнать, из общества любителей «Спортлото» исключить (шучу) и за что? За то, что совершил самозахват, заняв освободившиеся помещения под офис РЭП N 1. В старом подвальном помещении бумаги пропитывались влагой так, что хоть выкручивай, компьютеры отказывались работать. А каково людям? Все наезды выдержали. Служащие РЭП N 1 до сих пор мне благодарны за созданные нормальные условия для работы.

— Спасибо, Григорий Михайлович, вам за беседу. Успехов вам в жизни.

Интервью провел А. КАЛЬКО.

Фото автора.

Другие статьи этого номера