Призрак счастья

Ниночка вполуха слушала своего гостя, изображая интерес на лице. Она пыталась отсчитать время назад, чтобы понять, в какой момент все это началось и дошло до такой степени сближения, что Яков Ильич теперь свой человек в её доме. И, более того, свои мечты о светлом будущем для себя и дочери-восьмиклассницы Нина связывает именно с ним.Да, это случилось три месяца назад. Ниночка работает медсестрой в хирургическом кабинете поликлиники, а Яков Ильич поскользнулся на мокрых плитах в магазине, травмировал ногу и на некоторое время стал пациентом её шефа.

Это был обычный рабочий день. Нина стерилизовала инструменты, когда заглянула ее приятельница Рита и попросила завтра поработать часок вместо нее в регистратуре, пока она будет встречать на вокзале маму. Днем позвонила подруга: «Нинуль, выручай, не успеваю забрать Тёму из садика, надо закончить квартальный отчет. Забеги до шести вечера за ребенком, а то воспитательница мне этого не простит». В конце Ниночкиной смены в кабинет вошла озабоченная завполиклиникой Галина Сергеевна: «Смирнова, у лорврача медсестра заболела, останься, пожалуйста, на вторую смену». У Ниночки был лёгкий и весёлый нрав, на работе ее ценили и считали палочкой-выручалочкой, которая никому не отказывалась помочь.

Заботиться о пострадавшем Якове Ильиче в основном пришлось отзывчивый медсестре: перевязки, слова участия, а порой и поддержка весёлой шуткой. В поликлинику он ходил, как на праздник, на душе теплело при виде хорошенькой и добросердечной сестрички, вокруг которой витала какая-то домашняя атмосфера. Пациент начал задумываться о том, что ему уже 54 и он далеко не молод, что в его возрасте нужны стабильная жизнь, надежный причал в виде заботливой жены. А лучше Ниночки кандидатуры не найти. На хищницу он уже нарывался и вышел из поединка не без потерь, очень болезненных для кошелька и здоровья. Нет, он, конечно, не бизнесмен, инженер средней руки, но финансовые сбережения имелись. Союз с Ниночкой был бы идеальным будущим. Приняв решение, Яков Ильич перешёл к фазе ухаживания.

Как-то, выскочив после смены из поликлиники, Ниночка едва не столкнулась с выздоровевшим пациентом. Он преподнес ей огромный букет роз и рассыпался в комплиментах: «Если бы не вы, ваши нежная забота и профессионализм, я бы ни за что так быстро не поправился». Смущенная медсестра приняла роскошные цветы и предложение поужинать в кафе. Их беседа за бокалом вина приняла такой задушевный и непринужденный оборот, будто они были знакомы сто лет.

Яков Ильич рассказывал о своей юности, о работе, о планах на будущее. Его лучший друг давно обосновался в Хайфе и периодически звал одноклассника к себе, уговаривая переехать в Израиль на ПМЖ. Яков Ильич узнал, что там можно открыть пансионат для пожилых людей. Это прибыльное дело, а такой профессионал, как Ниночка, стала бы в этом заведении незаменимой медсестрой. Это был бы их семейный бизнес, а её дочь получит в Израиле прекрасное образование.

Глаза у Ниночки загорелись, но у неё хватило благоразумия поставить условие потенциальному жениху: «Если мы подойдем друг другу, нужно время, чтобы вы могли получше узнать меня, а я — вас». Такой разумный подход только порадовал Якова Ильича. Они стали встречаться. Ниночке недавно исполнилось только 35, но она давно была в разводе с мужем, который подался на Север за большими заработками и исчез.

Несмотря на то, что женщина она была привлекательная, стройная, мужчины её вниманием особо не баловали. В их маленьком городке они были в дефиците. Поэтому такой положительный и обходительный Яков Ильич пришёлся по душе Ниночке, её дочь тоже была в восторге от израильских перспектив. Эйфория застилала женщине глаза, и она не замечала, что её избранник намного старше её, что у него обрюзгшее лицо, пивной живот и на подбородке бородавка.

Но наступил момент, который был неизбежен для теста на совместимость. Яков Ильич пригласил Ниночку к себе домой на романтический ужин. В гостиной горели свечи, комнату окутывал интимный полумрак, стол радовал глаз шампанским и закусками, звучала приятная музыка. Вдруг оробевшая Ниночка пила бокал за бокалом, но её жених не становился привлекательнее. Ей была отвратительна мысль, что в любой момент он может ее обнять своими волосатыми, толстыми пальцами, поцеловать тонкими неприятными губами, прижать к своему дряблому телу. И женщина с ужасом поняла: «Столько я не выпью». Ниночку стошнило, и она выскочила из комнаты в ванную. Перед её глазами стремительно полетели в пропасть дом престарелых в Хайфе, студенческая жизнь дочери, беззаботное будущее…

Взволнованный Яков Ильич провожал Ниночку до порога. Дальше ей удалось под благовидным предлогом ускользнуть домой без провожатого. Кажется, он все понял без слов. Их встречи вскоре сошли на нет. А Ниночка себе в утешение вспомнила мудрые слова: «Уж лучше быть одной, чем вместе с кем попало».

Другие статьи этого номера