Зона отдыха Инжир: быть или не быть?

Зона отдыха Инжир: быть или не быть?

С завершением календарного лета туристический сезон в урочище Инжир вовсе не заканчивается. Немного меняются декорации пьесы «Отдых у моря» (исчезают городские катера, возившие отдыхающих из Балаклавы на Золотой пляж), меняются действующие лица (школьники и студенты садятся за парты). И начинается период настоящих ценителей единения с природой, тишины и лесного покоя.
Они специально отпуск на октябрь и ноябрь переносят, чтобы локтями не толкаться на пляжах и лесных тропах. Уже и солнце не так жарко припекает, и облака на небе приносят первый дождь. Но море еще теплое. Плавать можно без опасения замерзнуть. И спальник ночью можно не застегивать, а то и без него обойтись под звездами. Самое время подвести итоги ушедшего лета и спрогнозировать следующий сезон.

Нынешний сезон на Инжире выдался необычным. Предприниматели, которые в течение нескольких лет по договору с лесхозом обустраивали этот уголок для отдыха туристов, были вынуждены свернуть свою деятельность. Соответственно, и платных услуг в этом году не было. Ни палаток, ни настилов под палатки, ни дров, ни пресной привозной воды, ни продуктов, ни напитков. Вывоз мусора арендаторы тоже прекратили. А экологи еще и туалеты снесли — как несоответствующие новым стандартам. Свои новшества и лесники ввели, ограничив зону посещения отдыхающими. Летом можно было идти только от Золотого пляжа до камня с поэтическим названием, соответствующим месту, где ноги перестают быть ногами, но спиной еще не становятся. До камня — иди и стой, где хочешь. Полная свобода бесплатного посещения леса. За камень — ни ногой. Запрещено, и все тут!

Отдыхающие восприняли новации по-разному. Вот мнения нескольких посетителей урочища. Александр отдыхает на Инжире каждый год, раз пять-шесть по 3-4 дня. Живет в Балаклаве, в лес выбирается по выходным дням. Он считает, что все лесные пожары происходят от сигарет. Сам курить бросил давно. Курящих рядом не переносит. Какое тут оздоровление на природе, если тебя окуривают?! Хочешь курить — кури. Но не в лесу. Здесь оброненный окурок может к беде привести. А на пляжах сейчас даже место для курения отведено, подальше от людей, чтобы другим воздух не отравлять. В местах отдыха вроде Инжира за курение нужно штрафовать. На первый раз. А на второй раз — выставлять из леса. Но Александр настаивает на своем праве принести в лес газовую горелку для приготовления пищи. И мангал на оборудованной площадке, по его мнению, уместен.

Юрий — завсегдатай Инжира. Поддерживает вариант аренды зоны отдыха под контролем госструктуры. Был арендатор, были обязательства, порядок поддерживался. Положительный опыт в этом деле на Инжире был. Юрий уверен, что на самотек такой райский уголок пускать нельзя. Арендатор не брал деньги за проход к морю и купание. Но он четко указывал место в лесу, где человек мог разместиться на отдых. И деньги взимались только за конкретные услуги по аренде настила, палатки и мангала. А также за дрова и привозную пресную воду. Даже кафе с мотогенератором работало. Мороженое и напитки продавали. Но арендатор сам оплачивал сбор и вывоз мусора. И казну гослесхоза пополнял.

Светлана в прошлом году возмущалась громкой музыкой дискотеки на побережье Инжира. Весь отдых насмарку пошел. В этом году тихо. Торговых точек и массовых танцев нет. Но теперь другая проблема возникла — негде кофе выпить, пирожок купить или воду, мобильный телефон подзарядить. Вот такие противоречия. С одной стороны, женщина тишины хочет и единения с природой, а с другой — чтобы в каждом дупле розетка для подзарядки была и вай-фай по всему лесу.

Севастопольский ветеран труда Александр более 40 лет каждое лето по месяцу живет на Инжире. При таком стаже ему есть о чем вспомнить и с чем сравнить нынешнее состояние этого уголка. Он считает, что в сезоне 2014 года удалось поддерживать порядок на Инжире в течение всего года. Мусор собирался и вывозился машиной каждые два дня. Туалеты деревянные в достаточном количестве стояли там, где в них была потребность. В этом году их демонтировали. Мол, такие туалеты по закону не положено иметь. А потребность в них чиновничьей декларацией не отменишь. Вот и стали отдыхающие естественные надобности где ни попадя справлять. Не то что полянки загадили — даже тропы. Ступить никуда нельзя. Под каждым кустом — отхожее место.

В этом году учитель начальных классов Анна лишь один раз выбралась на Инжир. Заметила, что отдыхающих намного меньше, чем в прошлые сезоны. Но мусора по-прежнему много.

Сотрудник Чернореченского лесничества Ирина Сокович со своими коллегами в течение всего лета старается поддерживать порядок на Инжире. Она с удовлетворением отмечает, что на закрытых территориях появился подлесок-самосеянец сосны Станкевича. Он еще очень мал. Это годовалые ростки. Но прежде их люди просто не замечали и вытаптывали. На закрытой территории нет следов пребывания человека. Ни мусора, ни кострищ. Но для ухода за такими участками нужен специалист. Без контроля их оставлять нельзя.

Ирина уверена, что та работа, которую лесники ведут по учету людей на открытой территории, дает результаты. После инструктажа под роспись в журнале отдыхающие чувствуют определенную ответственность за вверенную им полянку под сенью леса. Ветви не ломают, мусор не бросают. Но двух лесников на такую огромную территорию, конечно, мало.

Есть еще одно мнение, в корне отличное от предыдущих. Вроде как лесники собираются весь Инжир закрыть от граждан. Мол, мы хотим природу сохранить для потомков. А мы — кто? Мы-то и есть потомки своих отцов и дедов. Они для нас лес сохраняли. Конечно, если Инжир обносить колючей проволокой и сторожевых собак выставлять, то проще это будет сделать прямо у генуэзской крепости в Балаклаве. Но мы-то знаем, что закрытие урочища от народа вовсе не означает закрытие его от избранных. Напротив, именно это и подразумевается. И этих избранных — тьма. На одной газетной странице не перечислишь. Только контролирующие органы не тропу, а дорогу протопчут, на джипах гонять будут. А те органы, которым положено за контролирующими присматривать, тоже захотят оценить, как там Инжир поживает и сохраняется. Подобных примеров в Крыму, к сожалению, много.

Забывается негативный опыт «партизанских войн» лесников с туристами времен конца прошлого века. Отдыхающие прятались от работников леса высоко на скалах, в камнях, в труднодоступных местах. Вот там контроля уже никакого не было. Костры горели, ветви ломались, пожары полыхали. Можно сравнить количество работников лесного хозяйства, необходимых для организации отдыха туристов под контролем на оборудованных полянках, с армией, нужной для защиты периметра леса от любителей леса. Минувшим летом многие отдыхающие ностальгически вздыхали: «Хотелось бы видеть здесь заботливых лесников, оказывающих услуги, контролирующих ситуацию. Мы готовы оплачивать услуги, помогать в уборке мусора. Но если лесникам заниматься рекреацией, то пусть заключают договор с толковым партнером».

Какая точка зрения восторжествует — пока предсказать трудно. Но сезон 2016 года на Инжире начнется не летом, а в первые дни января.

Балаклава, октябрь 2015-го.

Фото автора.

Другие статьи этого номера