Потерянный Затерянный мир

Потерянный Затерянный мир

В период развитого социализма и стабильного противостояния стран Варшавского договора и блока НАТО в зону Затерянного мира под Балаклавой попасть было крайне трудно. Этот участок береговой линии у мыса Айя от Большой земли отделяли отвесные скальные массивы и с востока (со стороны Батилимана), и с запада (со стороны Инжира). Попасть в Затерянный мир без риска для здоровья можно было только морем. А море постоянно и надежно контролировалось кораблями охраны водного района и морскими пограничниками.

Сегодня траверс стен мыса Айя не является проблемой для мастерской группы альпинистов и скалолазов. Но тогда и альпинистов еще не было в Севастополе, и скалолазы только начинали спортивную карьеру, не будучи обремененными хитрой «слесарней» для таких переходов. Время от времени по этим стенам во время учений стреляли артиллеристы Черноморского флота. Подводники и надводники торпеды запускали в цель, указанную на скале. Сколы от попадания артснарядов и торпед и сегодня можно без труда разглядеть на отвесах скалы.

К началу учений территория тщательно зачищалась от туристов и отдыхающих граждан. Собственно, как таковых туристов и не могло быть в закрытой наглухо секретной Балаклаве. Костры в укромных каменных развалах палили и в палатках отдыхали исключительно местные жители, члены семей тех же пограничников, подводников, ракетчиков, кагэбэшников, подземных проходчиков. А потому и порядок здесь всегда поддерживался идеальный. Даже детский летний лагерь несколько раз здесь организовывал народный художник Балаклавы, учитель рисования Анатолий Семенович Терентьев. Участники двухнедельных пленэров до сих пор, спустя 40 лет, вспоминают романтику тех дней.

Уже после распада Советского Союза на этот клочок земли потянулись «робинзоны» из многих городов. Слава о Затерянном мире под Балаклавой ширилась. Рассказы передавались от человека к человеку. Образовался своеобразный клуб знатоков и любителей Затерянного мира. Каждый год они съезжались под сень леса на каменистом берегу. Яличники привозили и увозили туристов, доставляли продукты и воду.

Но в XXI веке лесники решили положить конец этой самодеятельности. Сначала рейды проводили с милицией, выпроваживая туристов из заказника. Потом выставили предупреждающие таблички на берегу. Владельцам маломерных судов строго-настрого было запрещено подходить к берегу в этом месте. Затерянный мир опустел.

Но кто-то же должен следить за опустевшим участком. Нашелся волонтер, и не один. Стоит кому-то приблизиться к берегу, как со скалы из леса звучит громкое и недвусмысленное предупреждение о том, что территория закрыта. Капитаны катеров и ялов не рискуют вступать в дискуссию с источником предупреждения и становятся на якорь на траверзе пляжа метрах в ста от берега. Гости солнечного Крыма купаются в открытом море, фотографируются на фоне мыса Айя. Но на пляж не высаживаются.

За годы строгого режима на объекте лес восстановился, затянулись раны на стволах и ветвях деревьев. Подлесок поднялся и окреп. Вот теперь самое время организовывать сюда познавательные экскурсии для школьников и студентов, для севастопольцев и гостей города, обозначить тропинку для посетителей и под строгим контролем опытных экскурсоводов приобщать народ к прекрасному. Именно для этого и закрывали район от туристов-«дикарей», чтобы природа смогла возродиться в своей первозданной красе и предстать пред нашими очами.

Крымские горы относительно молоды. Процесс их формирования далеко не завершен. Гигантские обвалы скальных блоков на мысе Айя — тому наглядное подтверждение. Редкий год не отмечается массовым камнепадом или оползнем. А в толще скал мыса Айя по неведомым человеку лабиринтам несет свои воды подземная река. Это пресная вода с водосбора Ай-Петринской яйлы разгружается в море ниже уровня прибоя на глубине от 4 до 20 метров. Аквалангисты и фридайверы об этом знают и могут набрать в пучине моря бутылку чистейшей пресной воды. Ученые давно наблюдают за субмаринными источниками мыса Айя, но до практического использования этой воды дело пока не дошло.

Есть и другая группа людей, проявляющих огромный интерес к стенам мыса Айя. Современный альпинизм за минувшие 20-30 лет освоил этот массив. Наши земляки и гости проложили целый ряд сложных стенных маршрутов, достойных повторных прохождений. Причем старт на этих маршрутах происходит, как правило, от уреза воды, с борта катера или ялика.

Минувший сезон показал растущий интерес к Затерянному миру среди гостей города. Но мало кто (даже из севастопольцев) сможет сегодня похвастать тем, что бывал там. Возникает вопрос о сроках запрета на посещение этого уголка побережья, о снятии карантина. В конце концов, о регулируемом посещении территории заказника с познавательными целями. Неужели все страны мира, острова и моря ближе нам, реальнее для посещения, чем соседняя полоска берега, хорошо просматриваемая из Балаклавы, но пока что загадочная и недоступная?..

На снимке: загадочный и пока недоступный Затерянный мир.

Фото автора.

Другие статьи этого номера