Сергей Санаев — от капитана Аверина до генерала Отелло

Сергей Санаев - от капитана Аверина до генерала Отелло

13 января празднует свой день рождения актер Севастопольского
академического русского драматического театра имени А.В.
Луначарского, заслуженный артист Украины Сергей Санаев. Он служит в
театре с 1986 года и за это время исполнил ряд ролей разного плана у
многих режиссеров с несхожей творческой манерой: Романа Мархолиа,
Бориса Рябикина, Николая Пинигина, Ренаты Сотириади, Игоря Ларина,
Тараса Мазура, Владимира Магара, Никиты Гриншпуна.Севастопольским любителям театра хорошо знакомы незаурядные вокальные данные артиста, которые всегда широко использовались постановщиками и в спектаклях театра имени А.В. Луначарского, и в многочисленных концертах. После окончания ГИТИСа в 1985 году молодой артист в течение года работал в Саранском театре оперетты. На сцене нашего театра его героям тоже часто приходилось петь. Сергей Викторович сыграл заглавную роль в «Кандиде» — мюзикле Л. Бернстайна, поставленном Р. Мархолиа в 1991 году.

В 1995 г. на сцене театра Б. Рябикиным была создана знаменитая оперетта Е. Гальпериной и Ю. Анненкова «Севастопольский вальс» на музыку К. Листова, и С. Санаев исполнял героико-лирическую роль капитана Аверина. Вокальное мастерство артиста используется и другими режиссерами: Игорем Лариным, создавшим на сцене нашего театра музыкальную комедию «Небесный тихоход», где С. Санаев играет отважного и неунывающего Булочкина; Григорием Лифановым, в спектакле которого «Осторожно: дети!» (2006) Сергей Викторович исполняет забавную роль любителя выпивки — «певуна» Семена.

Актерский диапазон Сергея Санаева очень велик: от задорных музыкальных комедий до лучших ролей классического мирового репертуара (в постановках Владимира Магара «Женитьба» (2009), «Городничий» (2010), «Отелло» (2011).

В удивительно красивой и мощной версии театра по трагедии Шекспира драматическое действие соединяется с оперным. Роль Отелло в двух ипостасях исполняют двое — заслуженный артист Украины Сергей Санаев и заслуженный артист АР Крым Николай Филиппов. Эмоциональная сдержанность «драматического» Отелло-Санаева составляет резкий контраст с живописностью Яго, Кассио, Родриго, но только усиливает ощущение благородства и достоинства этого героя, трагизм крушения его личности.

«Нельзя ли поспокойней, генерал, а то я уважать вас перестану», — монотонно твердит Яго, плетя свою паутину, затягивающую Отелло, и тот остается достойным уважения даже такого могущественного врага. Сергей Санаев в финале спектакля передает внутреннюю трагедию генерала с поистине ажурной актерской точностью. Сочащиеся болью глаза еще продолжают жить на помертвевшем бронзовом лице сломленного Отелло, в них зреет страшное решение, а в глубоком грудном голосе слышно смертное страдание:

Прощайте, оглушительные пушки!

Конец всему — Отелло отслужил.

Тембр голоса актера, тягучий, слегка отдающий металлом, как нельзя лучше подходит для выражения сильных страстей, не переходящих в пафос. У него безупречная дикция, тяжелые слова падают сквозь зубы, а «говорящие» паузы между ними придают им особую, какую-то неотвратимую ясность:

Клянусь тобой, мерцающее небо:

В святом сознанье этих страшных слов

Даю обет расплаты.

Контрастом к неумолимому «камнепаду» его слов вдохновенно льется ария Отелло — лучшая из исполненных Николаем Филипповым в спектакле.

Когда артист был введен на роль Городничего в сценическую версию театра по гоголевскому «Ревизору», вся постановка зазвучала по-новому. Городской глава, воплощенный им, выглядит достаточно сильным и цельным руководителем. Этот молодой и умный Городничий «держит» город не силой власти, а харизмой. Отличительная черта Городничего-Санаева — не драматизм или яркий комизм, как у прежнего исполнителя этой роли, Анатолия Бобра, а ирония. Она здесь и в уморительном страхе Городничего перед Хлестаковым, и в его «самообличительных» высказываниях («это у меня с детства: и комната, и жена»), и в песне «Родина моя», исполненной широко, с размахом — истинным хозяином города.

А в другой постановке по Н.В. Гоголю — «Женитьбе» — доминантой образа Кочкарева, созданного Сергем Санаевым, является безграничная власть. Ее признаки здесь во всем: от кирпично-красного (пурпурного, дьявольского) оттенка фрака до всемогущего рубильника в стене, с помощью которого Кочкарев подчиняет своей воле всех персонажей спектакля. Этот рубильник в его руках становится истинно дьявольским атрибутом: он включает свет, музыку, дождь, пение птички во время «любовного свидания» Подколесина и Агафьи Тихоновны.

«Построив» своего друга, а затем и собрание женихов, наперсницам и родственницам Агафьи Тихоновны Кочкарев тоже диктует свою волю: включив рубильником песню «Хочу с тобой потанцевать», он заставляет всех дам, независимо от возраста и намерения, пройтись в непроизвольном дефиле перед изумленными женихами.

Корреспондирует со сценой прохода «невест» и столь же непроизвольная песня женихов во втором акте. Другим средством контроля над действительностью для Кочкарева становится свеча в подсвечнике. Он подносит ее к губам, как микрофон, и вдруг начинает петь: «На заре ты ее не буди». Фонограмма здесь звучит как внезапное чревовещание. Песня аранжирована «утяжеленным», наступательным проигрышем. Передавая микрофон поочередно женихам, Кочкарев наслаждается тем недоумением, с которым они извлекают из своих уст слова песни, а его ноги движутся какой-то победной «иноходью» в том же настойчивом, наступательном ритме. С торжествующей улыбкой он выключает песню рубильником, и она стихает, как наваждение.

Для возвращения Подколесина в дом невесты Кочкарев использует все человеческие средства: лесть, уговоры, передразнивания, угрозы и даже всемогущий рубильник, посредством которого на мгновение включает свет в зрительном зале. Гневный монолог Кочкарева Сергей Санаев произносит негромко во время бега на месте, символизирующего, вероятно, и тщету усилий его героя, и поиск им главного средства подчинения себе Подколесина.

Подобно демиургу выступает Кочкарев в сцене, предшествующей сну Агафьи Тихоновны. Он читает гоголевский текст на затемненной авансцене при свете свечи, словно на ходу придумывая страшную сказку на ночь. Герою С. Санаева в этом спектакле присущи пленительные мистические черты, и каждый раз артист не перестает удивлять и восхищать своим мастерством. Пусть так и будет. С днем рождения, уважаемый Сергей Викторович!

Е. СМИРНОВА, театровед.

На снимке: спектакль «Женитьба», Кочкарев — С. Санаев.

Другие статьи этого номера