Крокодил Кастро

Крокодил Кастро

На днях по телеканалу «Россия-1» показали документальный фильм о
пребывании в феврале с.г. Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на
Кубе. Кроме встречи тысячелетия с главой Римско-католической церкви —
Папой Римским Франциском — у Патриарха на острове Свободы
состоялось немало и других встреч. В том числе и с главой Госсовета и
председателем Совета министров Кубы Раулем Кастро. Руководитель
Кубы вручил Предстоятелю Русской Православной Церкви одну из
высших государственных наград — орден имени национального героя
Хосе Марти. Как отметил в ответном слове Кирилл, эта награда
принадлежит всем верующим, ведь именно вера помогает выстраивать
дружественные отношения между государствами.То есть доля севастопольцев, как говорится, по определению, тоже присутствует в этой награде… Но доля эта, наверное, хотя и чуть-чуть, но особенная. Потому что Рауль Кастро не только побывал в Севастополе в марте 1979 года (ровно 37 лет назад), но и дал одно особое поручение, которое неукоснительно выполняется все эти без малого четыре десятилетия. Приедет в следующий раз — сможем отчитаться.

Интриговать не буду. Бессмысленно, поскольку по заголовку все уже поняли: речь пойдет о крокодиле. Но чуточку позже, поскольку времени с той знаменательной встречи земляков прошло немало, и для многих наших читателей уже просто необходимы некоторые разъяснения относительно особенностей севастопольского бытия конца 70-х — начала

80-х годов прошлого столетия. Город тогда был закрытой территорией, что не являлось серьезной преградой для проникновения к нам отечественных туристов. Организованные группы в Севастополь пропускали. Им предлагался «джентльменский набор» для обязательного осмотра. Акцент, разумеется, на военно-патриотическом звучании города, и Севастопольском морском аквариуме Института биологии южных морей в качестве «легкого жанра» логично замыкал список. В год там бывало до полутора миллиона посетителей, что в разы больше, чем теперь.

Иностранцев, особенно из стран «загнивающего» капитализма, не в пример временам нынешним, среди этой армии любопытствующих было совсем чуть-чуть, можно сказать, единицы, и представляли их в основном высокопоставленные члены официальных делегаций. О том, что в городе иностранцы, севастопольцы узнавали по стандартным, годами не меняющимся признакам: автомобильное движение по центральным улицам резко ограничивалось, а в культурные учреждения на момент пребывания там «импортных» делегаций никого больше не пускали. Практиковался и протокольный ритуал встречи высоких гостей, в котором была задействована наиболее благонадежная часть коллектива принимающего учреждения культуры.

Как вы думаете, кому из экскурсоводов Севастопольского аквариума доверили официальную делегацию Республики Куба во главе со вторым лицом государства (в 1979 году Рауль Кастро был 1-м заместителем председателя Государственного Совета и Совета министров)? А вот и не угадали: не самому опытному и заслуженному из четырех экскурсоводов Аквариума, а самой хорошенькой и самой молоденькой среди коллег — Алле Деманштейн. Что, если разобраться, тоже, наверное, подчеркивало наше особо доверительное, теплое, практически домашнее отношение и к Кубе, и к кубинцам. Да и сам Рауль Кастро (по меркам возрастного ценза тогдашних руководителей СССР) был почти мальчишкой — 48 лет!

В 1979 году Рауль Кастро являлся еще и военным министром республики. Под его руководством Революционные вооруженные силы Кубы были одной из самых грозных армий в третьем мире. В 1987 году именно кубинцы разгромили южно-африканскую армию в Анголе.

«На экскурсии в Аквариуме был в кожаной куртке. Но под ней хорошо читался полувоенный френч», — вспоминает сегодня Алла Мильевна, теперь уже Кравцова и теперь уже директор Севастопольского морского аквариума-музея.

В Аквариуме тогда было три зала (сейчас — пять), экскурсия продолжалась минут сорок. Рауль Кастро слушал очень внимательно. И экскурсовода, и переводчика. «Когда подошли к крокодилу, я сказала, что он называется «кубинский крокодил». Рауль Кастро заулыбался, пожал мне руку и сказал: «Берегите его». Почему-то это запомнилось надолго», — продолжила рассказ Алла Мильевна.

Кубинского крокодила в неволе и в самом деле встретить можно нечасто. Это довольно редкий тип среди зубастых сородичей, который в естественных условиях встречается только на острове Исла-де-ла-Хувентуд и в болоте Сапата (самый маленький ареал обитания среди всех видов крокодилов).

В дикой природе эта рептилия живет 50-70 лет. В неволе, при всем старании персонала Аквариума, не только крокодилы, но и другие экспонаты живут, к сожалению, меньше. И, разумеется, крокодил Кастро общей участи подневольных животных не избежал. Но остался не только в фондах. Он постоянно экспонируется в четвертом зале. Правда, в виде чучела. Выглядит очень натурально. Так что, можно сказать, поручение Рауля Кастро и выполнили, и продолжают выполнять не только по сути, но и по букве.

Вот что написал высокий гость в «Книге почетных посетителей» в марте 1979 года (текст даем в переводе с испанского): «То, чем вы занимаетесь, является заботой в вопросах образования подрастающих поколений, способствует сохранению флоры и фауны морей. Восхищен работой коллектива. Рауль Кастро».

Такая вот страничка в большой и вполне героической истории Севастопольского аквариума, которому в 2017 году исполнится 120 лет. Сколько их, не менее интересных, уже было… И сколько еще обязательно будет!

На снимках: так сегодня выглядит крокодил Кастро; самый молодой экскурсовод Севастопольского аквариума в 1979 году Алла Деманштейн (ныне — Кравцова); семейный портрет в интерьере строящейся Водной станции и Аквариума в Севастополе (примерно 1900 год); запись в «Книге почетных посетителей», оставленная Раулем Кастро; момент встречи Патриарха Кирилла с Раулем Кастро в Гаване.

Фото В. Докина, из фондов Севастопольского аквариума-музея и Интернета.

Другие статьи этого номера