Там что-то живет

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Еще с институтских времен я была знакома с одним парнем, даже начиналось что-то, но как-то не сложилось.

Снова мы с ним встретились, когда я была разведена, с сыном на руках, а он — женат. Одним словом, он ушел из семьи к нам, стали вместе жить, все замечательно — хоть книгу пиши. Супруга его осталась в его квартире на несколько месяцев с условием последующего переезда. Соответственно, мы планировали переехать в его квартиру. Однажды он пригласил меня туда — посмотреть планировку и т.д.

Квартира встретила меня мраком и холодом, несмотря на то, что на улице было лето и стояла жара. Три огромные комнаты старой планировки, большущие окна и… запах лекарств. Супруга в квартире на тот момент не жила — перевозила понемногу вещи и мебель. Фактически квартира была пустой, кроме одной маленькой комнаты — в ней стоял детский диванчик, на котором было много плюшевых игрушек, целый зоопарк. Выяснилось, что девушка не могла иметь детей, но очень хотела, и, собственно говоря, игрушки предназначались для возможного будущего ребенка.

Прошло еще месяца два, мы все-таки переехали в эту квартиру. И тут началось… На второй же день меня «скрючило» по женской линии так, что я могла ходить, только опираясь о стену. Сын ночами вообще перестал спать — постоянно плакал, просыпался, говорил, что ему страшно. Примерно через год стал рассказывать, что на потолке видит движущиеся фигуры людей, а рисунок на обоях превращается в отрубленную голову барана, которая катается из стороны в сторону.

Однажды я зашла в ванную комнату и краем глаза посмотрела в зеркало — там отражалось волосатое лицо огромного человека, как на картинках йети. Я оглянулась — никого не было. Примерно еще через год вечером, когда я сидела на кухне, в коридоре раздался топот, потом на пороге возникает огромная псина и скалит на меня клыки. Я зажмурилась и стала читать «Отче наш»…

Прожили мы в этой квартире года три, постоянно болели, я стала весить 47 кг (обычно — около 60 кг), начались обмороки (врачи обследовали вдоль и поперек — ничего не нашли). Мы очень хотели завести ребенка, но каждая беременность заканчивалась выкидышем…

От прежних отношений ничего не осталось — постоянные претензии, упреки, скандалы. Даже вспоминать не хочется, насколько муж стал мерзко себя вести. Спрашиваю: «Что ты делаешь?», отвечает: «Сам не знаю и не понимаю, что делаю».

Ходила по квартире со свечкой — она трещала, коптила и сгорала в считанные минуты. На мои предложения позвать батюшку я получала такой отпор, что даже пугалась! О таких мелочах, как стонущие шкафы, потрескивающие выключенные электроприборы, вообще молчу, они начинали издавать звуки, как только за кем-то закрывалась дверь.

В отпуск я поехала в деревню, рассказала обо всем своему дяде, он сказал: «Уходите оттуда. То, что там живет, только изгонять надо, и не каждый справится».

Я не послушала, попыталась побороться еще год и больше не смогла там жить, казалось, мы все медленно, но верно умираем, а муж уходить отказался, остался. Самое интересное, что он соглашался со мной, что квартира «плохая», перед переездом даже предупреждал меня об этом сам, говорил, что что-то в ней «не то», а потом просто орал, что я сошла с ума и понапридумывала всякой ерунды.

Раздумывая, возвращаться в свою квартиру или нет, я делала потихоньку в ней ремонт. Однажды мы с сестрой ушли что-то красить, а сын остался один, заперся, как всегда, в спальне. В течение часа он несколько раз звонил, что ему страшно, потом стал говорить, что опять кто-то ходит по коридору. Мы стали собираться домой, сын опять позвонил, у него была просто истерика, он кричал, что кто-то стучится в дверь, я его успокоила, говорю: «Не подходи к двери, не открывай никому, я сейчас приеду». Сын кричал, что стучатся не во входную дверь, а в дверь спальни, где он сидит.

Теперь я придерживаюсь стойкого мнения, что из таких жилищ нужно уходить.

Светлана Г.

Другие статьи этого номера