Главный инженер «Севморзавода» и его эпоха

…Счастливы те люди, которые помимо работы имеют еще маленькое личное увлечение, называемое на иностранный манер «хобби». Но вдвойне счастливы те, для кого профессия—и призвание, и увлечение, и образ жизни. Главный инженер Севастопольского Морского завода Михаил Александрович Сорокин—из их числа.

 

…Его рабочий день Главный инженер «Севморзавода»  и его эпоханачинается задолго до недавно восстановленного заводского гудка, заканчивается много позже. Вмещает в себя объемы, которых другому и на несколько смен хватит. Практически без выходных и отпусков. И так на протяжении уже почти сорока лет, отданных одному предприятию. Что это еще, если не призвание и не искреннее увлечение любимым делом?
Отработав после института несколько лет на Дальневосточном заводе «Звезда» и придя на «Севморзавод» в 1977 году на должность старшего диспетчера, Сорокин застал расцвет предприятия, когда на его производственных площадках работало около 16 тысяч человек. Когда в год заказчикам сдавалось по несколько мощных плавучих кранов, шедших в том числе и на экспорт, когда у достроечных набережных корабли и суда стояли в несколько корпусов, когда «Орджо», как в просторечье именовали завод, был градообразующим предприятием с могучей социальной базой. Работать здесь считалось престижным.
В условиях четко отлаженного производства к Михаилу Сорокину быстро пришли и опыт, и умение ладить с людьми, а вместе с этими качествами—и уважение в коллективе. Вот он мастер и старший мастер в одном из цехов, заместитель начальника цеха по производству, начальник цеха, спустя еще несколько лет—заместитель генерального директора ПО «Севастопольский Морской завод им. С. Орджоникидзе» по производству, наконец, главный инженер завода. Это был приснопамятный 91-й…
На долю Михаила Александровича щедро выпало все, что пережило ныне живущее поколение,—и «перестройка», и «парад суверенитетов», и уничтожение, по-другому не скажешь, могучей советской промышленности. Флагман севастопольской промышленности—прославленный «Севморзавод»—сначала акционировали, при этом контрольный пакет акций остался за государством. Но потом от него решили избавиться, и актив буквально пошел по рукам новоявленных олигархов и их назначенцев. За полтора десятка лет «эффективные собственники» довели некогда процветавшее предприятие до полного упадка и разрухи.
Будучи в середине девяностых первым заместителем председателя правления—первым вице-президентом ОАО «Севастопольский Морской завод», Михаил Сорокин пытался делать все, чтобы спасти предприятие, которому на тот момент было отдано уже почти три десятка лет. Но один человек, даже группа единомышленников вряд ли могут противостоять системе, главным (или единственным) девизом которой является формула «деньги-товар-деньги». С болью наблюдали старейшины «Севморзавода», как откровенно грабится прославленная верфь. Сначала от нее «откусили» самые востребованные на рынке «куски»—объекты инфраструктуры, базы отдыха, другие элементы социальной сферы. Затем взялись за склады и производственные площадки. Оставшихся на заводе рабочих объединили в «разделочные команды», а с его территории пошла новая «продукция»—лом и цветмет.
Горько обо всем этом вспоминать, тем более что последствия «хозяйствования» на «Севморзаводе» череды «интернациональных» нуворишей можно наблюдать до сих пор. В так называемый «украинский» период истории предприятия в цеха и производственные площадки не вкладывалось ни копейки. Некоторые из них обветшали настолько, что находиться внутри просто небезопасно. Оборудование не обновлялось с конца восьмидесятых. Были разукомплектованы, сломаны и утрачены не просто участки—целые производственные линии. О чем говорить, если из 16 тысяч работников на заводе осталось немногим более ста.
В начале 2015 года одно украинское издание не без злорадства написало: «…53 гектара территории «Севморзавода»—это главный актив, который у него остался». Не детализируя особо, почему же так произошло.
Впрочем, если вспомнить историю, то «Севморзавод» разрушали трижды практически полностью. В первый раз—интервенты после Крымской войны, потом верфь пришлось отстраивать после Гражданской. Наделали катастрофических бед на ее территории и немецко-фашистские оккупанты. Но всякий раз «Севморзавод» восставал из руин и пепла еще более могучим. После воссоединения Севастополя с Россией пришел конец очередному безвременью.
Михаил Сорокин помнит лучшие годы ставшего для него родным предприятия, он—свидетель последних трудных лет. Теперь заслуженный севастопольский корабел—непосредственный участник возрождения «Севморзавода», который трудно, но все же поэтапно восстанавливает практически утраченные компетенции в судоремонте и судостроении. С момента, когда основные производственные мощности верфи были переданы входящей в Объединенную судостроительную корпорацию северодвинской «Звездочке», на завод поступили сотни миллионов рублей инвестиций, что позволило предприятию начать с ускорением работать по основной специализации. Но это было бы невозможно без активного участия во всех процессах таких, как Сорокин, корифеев отечественного судостроения. Тех, кто не понаслышке знает, как выстроить технологические цепочки и производственные процессы.
«Севастопольские специалисты составили основу нашего коллектива,—рассказывает директор филиала «Севастопольский Морской завод» АО «ЦС «Звездочка» Игорь Дрей.—Подавляющее большинство из них ответственные, опытные и заслуженные работники. Но даже в их ряду Михаил Александрович Сорокин выделяется высокой работоспособностью, компетентностью, системным подходом к решению стоящих перед заводом глобальных задач. Считаю, что заводу очень повезло со специалистами уровня Михаила Александровича, которые сейчас не только восстанавливают производство, но и воспитывают молодое поколение инженерно-технических работников, возрождая преемственность и лучшие традиции севастопольских корабелов».
В этих словах нет ни малейшего преувеличения. За плечами у Сорокина—участие в строительстве 13 плавкранов «Черноморец», двух плавкранов «Богатырь», трех плавкранов «Слава Севастополя», пяти плавкранов «Севастополец», четырех плавкранов «Нептун», множества судов. Но его непосредственная заслуга и в том, что за считанные месяцы своей новейшей истории «Севморзавод» прошел процедуры лицензирования, восстановил около 200 единиц технологического оборудования, выполнил ремонт более 20 кораблей и судов, в том числе в рамках Государственного оборонного заказа, строит плавсистему для доставки к местам монтажа арочных пролетных строений Крымского моста и практически уже начал процесс масштабной модернизации производственных мощностей.
Сегодня под непосредственным руководством Сорокина идет подготовка производства к строительству очередного плавкрана грузоподъемностью 400 тонн и выполнению других сложных заказов. Никаких сомнений в том, что они будут выполнены, нет.
…А на днях Михаилу Александровичу Сорокину исполнилось 65 лет. Он по-прежнему энергичен, деловит и немногословен. К знакам отличия, которыми главный инженер «Севморзавода» был награжден в прежние годы, в том числе ордену «Знак Почета», медалям «За трудовую доблесть» и «Золотая звезда ВДНХ», добавился еще один—Почетная грамота АО «Объединенная судостроительная корпорация». Как говорится в приказе по ОСК, этой корпоративной наградой Михаил Александрович отмечен «за многолетний добросовестный труд в судостроительной промышленности Российской Федерациии, высокий профессионализм».
В скупых строках официального документа—целая жизнь, посвященная Севастополю и «Севморзаводу», целая эпоха. Эпоха, которую без лишних слов и показной суеты творят подобные Сорокину люди.

 

С. ДОЛЖИКОВ.

Другие статьи этого номера