«Аминта»

«Аминта»

Странное слово, похожее на упругий звук тетивы или, может быть, струны какого-то старинного музыкального инструмента, появилось на афишных тумбах. Именем древнего македонского царя назвал своего главного героя замечательный итальянский поэт эпохи Возрождения Торквато Тассо. Его поэма-пастораль легла в основу маленькой оперы, придуманной Романом Мархолиа—режиссером, автором либретто и, да что там скромничать, создателем всего оперного спектакля «Аминта». Идея вдохнуть новую жизнь в пастораль XVI века пришла к Роману Михайловичу благодаря его давнему сотрудничеству с колледжем музыкально-театрального искусства имени Г.П. Вишневской. В этом учебном заведении воспитывают юных вокалистов буквально с детского возраста—с 6-7 лет.

 

Артистам, занятым в «Аминте»,—по 19-20. Их голоса уже набирают силу и красоту. В процессе обучения молодые люди пробуют себя в сценах из классических опер, концертных номерах. Но, как сказал Роман Михайлович, «им хотелось оперы», чтобы от начала до конца пройти путь героя, создать законченный сценический образ.
О своих молодых артистах Мархолиа говорит так: «Они смотрят вперед, поверх нас. И мы можем только уберечь их от случайностей и помочь двигаться вперед».
Музыку для «Аминты» написал современный композитор Сергей Гаврилов. Вы наверняка слышали его произведения в художественных фильмах, среди которых—«Детство Тёмы», «Ночь длинных ножей» и другие. Очевидно, сам сюжет «Аминты» подсказал композитору идею решения поэмы в музыке барокко, стиле подвижном и богатом красками. Как вы понимаете, это лишь искусная музыкальная стилизация. Композитор отходит от канонов и строит свое произведение свободно и легко, как полет шаловливого Амура, кстати, играющего в сюжете ключевую роль.
Трудно умолчать о замечательном молодом теноре Янисе Брайловском, не только исполнившем партию Амура, но и прекрасно сыгравшем свою драматическую роль. Его монолог Венеры (артист играет и мать Амура) удостоился аплодисментов и восторженного комплимента от заслуженной артистки Украины Юлии Нестранской, оказавшейся в зале.
Фантазия и мастерство режиссера завязали классическую любовную историю в изысканный узел, которым, наверное, свивают свои пестрые венки нимфы из свиты богини Дианы. Картинные оперные позы сменяются подвижными дуэтами и трио. Блистательно и чисто звучит многоголосие хоров, соседствующих с речитативами, смело пародирующими рэп.
В «Аминте» есть два замечательных сопрано—Анастасия Фриско (Сильвия) и Таисия Хохлова (Дафна), многообещающий баритон Владислава Васильева (Тирсид), чудесные пастушки—две Марии: Треблерова и Солдатенкова. Все 15 картин оперы разделяет звонкий колокольчик Сатира—Дмитрия Мацко. Надо отдать должное педагогу по вокалу Ольге Морозовой, проделавшей кропотливую репетиционную работу.
Севастопольский струнный квартет, которым дирижировал Айрат Кашаев, эмоционально и виртуозно сопровождал действие.
Глубокое понимание смысла сюжета (опера идет на двух языках—итальянском и русском), чуткая музыкальность позволили молодым исполнителям освоить достаточно сложную пластическую партитуру спектакля. Дело в том, что герои оперы одеты в причудливые костюмы, которые требуется носить с подобающей грацией.
Надо сказать, что автор костюмов спектакля Фагиля Сельская—один из лучших театральных художников России. Ее фантазия удивительна тем, что она базируется на энциклопедических знаниях истории искусства, литературы и психологии. Вот, например, в костюме пастуха Аминты (его партию исполняет Алексей Демьяненко) соединены элементы одежды классического героя итальянской комедии масок Пьеро, дополненные шлемом благородного рыцаря, который увенчан цветами—символом лирического настроения персонажа. Художница оставила Аминте очки в черной оправе (их артист носит в обычной жизни). Этот элемент придал беззащитность и наивность его выбеленному по законам барокко лицу. «Классический ботан»,—сказали бы о нем современные молодые люди. По сюжету этот «ботан» должен проявить мужество, рискнуть жизнью, чтобы стать достойным руки прекрасной Сильвии. Вечный, надо заметить, сюжет!
Радость одними из первых слышать и лицезреть «Аминту» появилась у нас благодаря работникам фондов Елены Ростропович и Виктора Черномырдина, а также севастопольским меценатам. Все они приложили немалые усилия, чтобы слова поэта Торквато Тассо через 400 лет зазвучали для нас прекрасной музыкой:
Мир, радость,
зла высокое забвенье.
В вас к Божеству
сокрыто приближенье.

 

Т. ДОВГАНЬ.

Другие статьи этого номера