Петр I об этом только мечтал…

…К 1783 году завершился 10-летний эксперимент властителей Крымского ханства, предполагающий доказать на деле легитимность существования Крыма как суверенного государства. Однако хан Шагин-Гирей показал себя слабым правителем, готовым презреть исконные крымскотатарские законы. Вопреки единодушному мнению верхушки знатной элиты ханства, он стал вводить новшества на европейский манер, а самое главное—испросил было у Екатерины II присвоить ему престижный российский офицерский чин. И это его «телодвижение» оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения верховных мурз и муфтия ханства.

 

В начале апреля хан Шагин-Гирей отрекся от престола, Петр I об этом только мечтал...но затягивал свой отъезд из Крыма. Именно в этот момент князь Григорий Потемкин и обратился с письмом к русской царице о том, что пора что-то делать с Крымом—очагом постоянной нестабильности на южных границах России. В его послании были такие строки: «Кораблям вашим и выходить трудно, а еще входить в Крым труднее…»
Получив, как говорится в морском обиходе, «добро» государыни на присоединение Крыма, Потемкин не стал медлить. Он подтянул войска к Перекопу под командованием генерал-поручика фон Бельмена, ведя активные переговоры с татарской знатью. С моря Крым надежно прикрывали корабли Азовской флотилии.
8 апреля 1783 года, то есть 235 лет назад, императрица Екатерина II издала Манифест о присоединении Крымского и Таманского полуостровов и всей Кубани к российской державе. А князь Г. Потемкин в своем очередном послании доложил государыне: «Нет уже сей бородавки на носу. Крым—Ваш!» И ни одно европейское государство не оспорило акт присоединения.
После занятия всех стратегических пунктов в Тавриде Григорий Потемкин предпринял ряд мер, направленных на воцарение порядка в Крыму. Во-первых, шах Шагин-Гирей был вывезен вначале в Воронеж, а потом—в Калугу. Во-вторых, грамота с Манифестом была запечатана в деревянный ящик, обитый железом, надежно спрятана и переведена на татарский язык. Документ ныне хранится в Госархиве Москвы. А в Крыму был проведен своеобразный референдум в стиле бюрократических порядков XVIII века. Потемкин по всем улусам Тавриды распространил так называемые «присяжные листы», в которых по всей форме местные мурзы подписывались под одобрением Манифеста русской царицы и ставили подписи, скрепленные печатью (тамгой).
Манифест был обнародован 28 июня 1783 года. Крымская знать на вершине горы Ак-Кая (Карасубазар, ныне Белогорск) принесла торжественную присягу российской царице. 10 июля 1783 года Г. Потемкин доставил в столицу России спешное известие об окончательном решении крымской проблемы.
28 декабря 1783 года Россия и Турция подписали акт о присоединении к Российской империи Крыма, Тамани и Кубани, что автоматически отменяло статьи Кючук-Кайнарджийского договора о независимости Крымского ханства.
Этим исторически знаковым актом была окончательно решена задача создания надежного щита на южных границах России, открыт путь к созданию Черноморского флота. В Крыму был положен конец работорговле, введено государственное управление европейского типа, а именно: князь Г. Потемкин Таврический организовал земское правительство в Крыму, которое возглавила верхушка крымскотатарской знати—князь Ширинский Мехлетша, Гаджи-Кызы-Ага и Кадиаскар-эфенди.
Таким образом, Екатерина II осуществила заповедь Петра I, который на Балтике «пробил окно» в Европу, а в Крыму мечтал «отворить дверь» в Черное море…

 

Леонид СОМОВ.
На снимке: Манифест Екатерины II о присоединении Крымского, Таманского полуостровов и Кубани к России.

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера