Перепады градуса потребительских настроений

Перепады градуса потребительских настроений

«Коснулся ли лично вас кризис? Когда жизнь, по вашему мнению, станет лучше?» —ответить на этот «Вопрос в лоб» мы предложили читателям «Славы Севастополя» в прошлую пятницу не случайно.

Поводом послужило проведенное компанией GfK исследование потребительских настроений (результаты были опубликованы на ее сайте). Почти треть россиян считает, что в 2019 году их положение ухудшилось, а экономические условия в стране плохие. Каждый четвертый уверен, что в ближайшие годы станет только хуже. Как утверждает компания, 53% россиян полагают, что последствия нынешнего кризиса в стране будут ощущаться еще долго—четыре года и более (четыре года назад в длительный кризис верили только 29%, два года назад эта цифра была уже на уровне 44%).
Почти четверть опрошенных (24%) заявила GfK, что в ближайшие пять лет экономические условия в стране только ухудшатся. Доля тех, кто думает, что условия улучшатся, составила 20%. В то, что ситуация останется без изменений, верят 38%. 16% опрошенных заявили GfK, что их финансовое положение за 12 месяцев улучшилось, 29%—что ухудшилось. Надежду на улучшение своего финансового состояния выразили 23% опрошенных.
Треть россиян считает, что в стране сложились плохие экономические условия, хорошими их назвали 27% участников исследования. О том, что «кризис коснулся меня лично», заявили в этом году 53% респондентов (максимум был в 2017-м—55%, четыре года назад таких было 43%). А что думают по данному поводу севастопольцы?
Пора бы и власть употребить
—Вопрос злободневный, думаю, не только для меня,—считает Алим Алиев.—По-простому, кризис—это когда человеку плохо… Кризис мешает людям хорошо жить. Начну со стоимости российского рубля: копейки практически уже убрали из обращения, сумму в чеках округляют. Да и цены на все подскочили. К тарифам за жилищно-коммунальные услуги—особые претензии: очень часто в счетах на оплату выставляются суммы за фиктивные, по сути, не оказанные услуги.
Кризис заключается и в том, что больным людям трудно попасть на прием к врачу в государственных поликлиниках. В этом случае спасает платная медицина, если, конечно, есть деньги.
А еще в «Севтеплоэнерго», наверное, хотят, чтобы севастопольцы ходили немытыми, так как уже несколько лет в дома не подается горячая вода. Выручают бойлеры. Но если их в квартире два, при одновременном включении электросеть может не выдержать нагрузки, а короткое замыкание, как известно, может привести к пожару. Еще в домах старой постройки сильно зашлакованы стояки отопления, но менять их никто не торопится, а люди зимой мерзнут.
Кроме экономического есть еще и кризис души: севастопольцы, посещая разные госучреждения, в очередях теряют драгоценное время. Хочется обратиться к чиновникам: пожалуйста, начните обслуживать нас оперативно и комфортно!
А разве это не кризис, когда до судьбы бездомных людей и животных никому нет дела? Последних особенно жалко, так как животные с большим трудом добывают себе пропитание. Если все эти проявления кризиса устранить, севастопольцы смогут жить намного лучше.
—Думаю, кризис в России коснулся всех,—рассуждает Сергей Викторович.—Особенно страдает рабочий класс, и на улучшение жизни в ближайшие годы рассчитывать не приходится. Да, перед выборами только и слышишь от представителей разных партий: «Мы сделаем вашу жизнь лучше!» Наобещают «кучу дров», а после выборов о своих обещаниях благополучно забудут. Вы посмотрите, как общество стремительно продолжает делиться на богатых и бедных, среднего класса почти не осталось. Одни деньги лопатой гребут, а другие живут в нищете. Как был народ ничем для власть имущих, так и остался.
Стоит отметить, что мнение Сергея Викторовича по поводу среднего класса совпало с мнением экспертов Центра макроэкономического анализа «Альфа-Банка»: средний класс в России (граждане с доходом 39000-99000 рублей в месяц) сократился с 37% в 2014 году до 30% в 2017 году—примерно на 10 млн человек. В 2003 году этот показатель составлял 34% и с тех пор стабильно рос.
Как заявили авторы исследования, средний класс в России оказался самой уязвимой и восприимчивой группой населения в период последних экономических изменений. С 2014 года, после присоединения Крыма к России, численность этой группы и ее доля в общем объеме доходов населения начали резко снижаться (с 48 до 39% в совокупном доходе домохозяйств).
«Если в 2003 г. средний класс зарабатывал примерно 42% совокупных доходов и в 2014 году эта цифра выросла до 48%, то в 2017 году она резко снизилась до менее чем 39%»,—подсчитали эксперты «Альфа-Банка».
При этом доход наиболее обеспеченных россиян вырос на 11%, а наименее обеспеченных—на 4%. В то же время доход российского среднего класса остался на прежнем уровне. Трети его представителей пришлось урезать расходы на образование, здравоохранение и отдых, отдав предпочтение тратам на продукты питания.
Кроме того, аналитики отметили, что средний класс постепенно стал отказываться от кредитов и создания собственного бизнеса. Их потребление наращивали только 10% группы, которые являются верхушкой.
Да и по поводу обещаний «кучи дров» (газа и прочих благ цивилизации) наш собеседник также верно подметил.

А ведь мы не бездельники…

—Экономический кризис в стране нас, пенсионеров, ого-го как коснулся! —продолжает разговор Татьяна Васильевна.—Наших с мужем пенсий на еду и лекарства на двоих хватило бы, если б не жизненные обстоятельства. 30 лет назад мы помогли городу, согласившись на участок под застройку вместо квартиры. Из очереди на квартиру нас вычеркнули, выделив участок в чистом поле, возле железной дороги и заодно наобещав золотые горы в виде благ цивилизации. Пока были молодыми, дом построили, но ни централизованного отопления, ни канализации, ни газа, ни уличного освещения так и не дождались. Пока были силы и здоровье, покупали на зиму дрова и уголь для отопления дома. Теперь зимой живем под кондиционером: температура в комнате выше 14-15 градусов не поднимается, а за электроэнергию платим по 5-7 тысяч в месяц, плюс еще три тысячи за вывоз нечистот из выгребной ямы, плюс за потребленную воду, вывоз мусора и т.д. И что остается на жизнь? Практически ничего! Это кризис для нас? Да, кризис! И светлого будущего не предвидится. Похоже, так и будем дальше жить, как в резервации…
Наши улицы—Изумрудная, Авиационная, Адмирала Грейга—находятся в пяти минутах ходьбы до рынка на 5-м км Балаклавского шоссе, но они не газифицированы. Хотя живут здесь в основном незащищенные категории севастопольцев: старики, инвалиды, многодетные семьи… Я—инвалид-колясочник, рядом—сосед после онкологической операции, другой сосед ослеп, да еще и котел у него недавно взорвался… Не живем, а горе мыкаем, с завистью глядя через дорогу на левую сторону Балаклавского шоссе, где люди уже 20 лет подключены к газопроводу. А все наши обращения к депутатам и к правительству уходят, как в черную дыру.
Мы не бездельники. У меня, например, 40 лет трудового стажа. Но в такой вот безвыходной ситуации оказались на старости лет…
—Президент что говорил? Регулярно повышать пенсию. Почему так не делают?—возмущается Иван Владимирович.—Когда обсуждали пенсионную реформу, обещаний было много, но нормальных перерасчетов нет. Мой дед восстанавливал Севастополь после войны, отец воевал под Сталинградом, освобождал Украину, вернулся весь израненный, пожил немного и умер. Они отдавали себя без остатка, чтобы их потомкам жилось лучше. Но явно не о таком будущем для нас они мечтали. На свою пенсию я даже не могу поехать положить цветы на могилку однополчан отца. Тарифы на ЖКУ растут, как на дрожжах, и никто не проверяет их обоснованность. Да, быть может, для тех богатых людей, которые приезжают жить в Севастополь с Севера, эта проблема не столь существенна. Но для коренных севастопольцев подобные проявления кризиса очень ощутимы…

От депрессии работа лечит?

Однако не все севастопольцы почувствовали на себе последствия кризиса.
—Я не понимаю, о каком кризисе идет речь,—говорит Анастасия Павловна.—Экономический кризис в стране коснулся не всех. При моей пенсии 20 с лишним тысяч лично мне кризис не грозит. У моей подруги пенсия 8 тысяч, спрашиваю ее: «Как же ты управляешься?» А она мне отвечает: «Прекрасно! Еще и детям помогаю!» Правда, ей в жизни с мужем повезло. Он очень хорошим был, подруге даже не было нужды работать. А вообще я считаю, что кто всю жизнь работал, а не дурака валял, у того проблем в старости нет. У меня трудовая книжка была, когда еще 16 лет не исполнилось. И я была уже военнообязанной…
—Лично мне кризис по боку,—делится личным опытом Людмила Ивановна.—Каждую пятницу в конце рабочей недели до самого понедельника уезжаю на дачу. Интернета там нет, тишина, природа… и жизнь хороша, и жить хорошо.
И ведь Людмила Ивановна по-своему права! По словам гендиректора GfK Александра Демидова, после пика кризиса в 2015 году у россиян была надежда на улучшение ситуации, но пока она на потребительском уровне не реализовалась. Происходит «накопление усталости потребителей», растет доля тех, кого затронул кризис. И выход из этого состояния каждый для себя находит сам.

Елена ИВАНОВА.

Предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «Интересует ли вас политика: городская, федеральная, международная?»
Ответ можно дать в пятницу, 2 августа с 13 до 14 часов по телефону 54-31-95 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 5 августа.

Елена Иванова

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера