Подземные путешествия длиною в полвека

Подземные путешествия  длиною в полвека

Алексею Федорову довелось впервые попасть в Скельскую пещеру в 13-летнем возрасте, когда он отдыхал в пионерском лагере на даче Скитальца в селе Родниковском. Было это в 1952 году. После войны дача Скитальца принадлежала Министерству обороны и замыкалась на Черноморский флот. Вот детей флотских офицеров и отправляли в этот лагерь в летние месяцы.

Подземные путешествия  длиною в полвека

Детская забава—дело всей жизни

Мальчишки-непоседы обошли все окрестности, но местные сверстники рассказали им о пещере. Тяга к неизведанному сплотила четырех пацанов, и они ушли в самоволку из лагеря. Всё их снаряжение состояло из плоского фонарика с квадратной батарейкой, трех свечек и коробки спичек. Поход складывался удачно: с ходу при свете фонарика удалось проникнуть в верхний зал. Мальчики выключили свет и в кромешной темноте слушали звуки падающих капель воды. Впечатлений было столько, что хватило на рассказы не только сверстникам в лагере, но и одноклассникам в школе. Позже Алексей многократно водил в пещеру своих друзей. Посещение Скельской во многом предопределило дальнейшую судьбу Алексея Федорова.
Пещера Скельская была легкодоступной и для посещения верхних залов не требовала специального сложного снаряжения. Она образована пересечением тектонических разломов и изобилует глыбовыми завалами. В верхних этажах обнаружили сталагмиты и сталактиты, натечные образования и другие красоты подземного мира. В нижние же этажи никто особо не стремился—там были вода и глина.
Первые профессиональные шаги по исследованию Скельской пришлись на начало 70-х годов прошлого века. Секция спелеологии Станции юных туристов под руководством Виктора Шарапова прошла по главной галерее и ушла в нижние горизонты, где были подземные озера. Школьники нашли дырку в стене, чуть расширили её и вышли в новый разлом, заполненный водой. В 1972 году ребята сделали топосъёмку и определили длину хода—75 метров. По подземному озеру юные спелеологи плыли на надувных матрасах с риском перевернуться в студеную воду. Это был мощный тектонический разлом с высотой свода до 14 метров, а глубину озера тогда определили в 30 метров. В 1972 году это озеро назвали Новым.

В том же году Алексей Федоров получил приглашение на работу в Ялтинскую гидрогеологическую партию. Работать пришлось в оползневой группе, но при полном контакте с гидрогеологами. Спелеологический опыт был очень даже кстати. Предстояло определить дополнительные источники водоснабжения в Байдарской долине. Для этого предложили организовать наблюдение за уровнем воды в Скельской пещере. Тогда в большой спелеосекции Севастополя (БССС) было много людей, и все они готовы были оказать посильную помощь в этой работе. С большим трудом затащили в пещеру стальную балку, в нижнем разломе оборудовали место для установки самописца. Жидкая глина мешала работать, но самописец для регистрации уровня воды в озере закрепили на балке. В разных местах смонтировали три геодезические рейки, и с этого дня пришлось каждую неделю ходить в пещеру для снятия показаний самописца и подзаводки его механического часового привода. Завода хватало на неделю. В основном по субботам специалисты приезжали в Родниковское и шли к пещере: меняли бумагу в самописцах и записывали уровень воды по рейкам.
По течению Узунджи есть еще несколько пещер-источников с периодической заполняемостью. Вода в них иногда прибывала, а иногда и совсем исчезала. В самой мощной установили второй самописец. Отдельно готовились к замеру уровня воды во время паводков, для этого в пещере на разной высоте закрепили несколько консервных банок. По их заполняемости определяли высоту подъёма воды. Уровень расположения банок выверяли нивелиром. Отметили, что от входа в пещеру до обычного уровня озера высота воды в межень составляла 45 метров, а в паводок иногда и через вход пещеры вода выплескивалась. Ручей стекал по поляне, что у входа в пещеру.

На Ай-Петринской яйле гидрогеологи установили несколько метеостанций для наблюдения за осадками. Удалось сложить карты наблюдений за осадками и уровнем воды в пещере: важно было определить, как пещера реагирует на дожди на яйле и через какое время. Проводили и индикаторные опыты: красили воду в пещере Каскадной, а в нижестоящих источниках при помощи специальных ловушек определяли наличие флуоресцентного красителя. Были такие ловушки и в Скельской, и в пещере Энтузиастов на правом орографическом борту каньона Узунджи. Когда красили воду в пещерах в Кара-Дагском лесу, краска выходила в Скельской пещере, в «Энтузиастах», в Скельском источнике на околице села. Всё логично, но краситель был замечен и в других родниках и источниках Байдарской долины… Вот тут можно было уже отвечать на вопрос о движении воды с яйлы Ай-Петри по всем направлениям. Оказалось, что разгрузка водосбора на Южный берег Крыма очень скромная. Основная вода выходит на склоны гор и в долины северо-западней и северней яйлы, в Байдарскую долину и в долину Коккозки, в Большой каньон Крыма. Даже в урочище Аязма в роднике находили краситель.
После паводков самописцы в пещере выходили из строя, нужно было выносить их на поверхность, ремонтировать и вновь устанавливать. В течение двух лет Алексей Павлович вел такую работу совместно со своими добровольными помощниками. Волонтеры порой не имели возможности участвовать в походе, приходилось в одиночку спускаться в пещеру на 45 метров. Федоров настолько освоился в пещере, что с выключенным фонарем от озера выходил на поверхность в полнейшей темноте. Причем за то же время, что и при использовании фонаря. Руки уже по памяти хватались за зацепы и камни, ноги становились туда, куда нужно. За 20 минут спускался к самописцу и за 20 минут поднимался к входу.
На глубине 30 метров в нижнем ходе пещеры есть развилка. Федоров и его товарищи исследовали левый ход. В группе Федорова был свой дайвер с большим опытом погружений, Вадим Беляев. Затащили в пещеру надувную резиновую лодку, баллоны. На глубине 20 метров Беляев отказался от дальнейшего погружения, хотя тектонический разлом уходил вниз, и конца-края ему не было видно. По тем временам и такое погружение было предельно экстремальным.

А в 1994 году в Крым пришла засуха: пересохли многие источники и ручьи, обмелели реки и озера. В Чернореченском водохранилище осталась маленькая лужица, меньше «мертвого» запаса. Упал уровень воды и во всех пещерах. Жесткий межень осушил тектонический разлом. Спелеологи из БССС смогли тогда посуху спуститься на 45 метров от обычного уровня зеркала озера. Стены и дно разлома были покрыты толстым слоем красно-коричневой глины. За миллионы лет вода образовала из растворенной извести массивные сталактиты и сталагмиты. Их наличие в верхних этажах пещеры говорит о том, что бурных потоков воды, крушащих все на своем пути, здесь давно не было. В нижних горизонтах натечных образований практически нет. Нет и условий для их образования, известь не может откладываться на камнях, так как её сразу растворяет и смывает поток воды.

Семья флотского офицера

Отец Алексея после окончания военного училища служил в Краснознаменной Амурской флотилии в базе под Хабаровском. Мама после Камышинского судостроительного техникума работала на судоремонтном заводе в базе Амурской флотилии. Там родители познакомились и поженились, а рожать первенца мама поехала в 1939 году на свою родину, в Сталинград. Через три месяца она с сынишкой вернулась в Хабаровск, где семья жила до 1947 года. Затем отца перевели в Поти, а в январе 1951 года—в Севастополь. Квартиру дали на Большой Морской. Лёшу определили в школу № 3 на улице Советской.
В 1957 году он завершил учебу, и родители настояли, чтобы сын поехал в Сталинград к деду, там и поступал в технический вуз. Вся семья имела техническое образование, и сыну прочили работу инженера. Алексей уехал в Сталинград, но технический вуз его совершенно не манил. Полтора месяца абитуриент провел на озере, успешно завалил экзамены и вернулся в Севастополь. Отец с понимание отнесся к «неудаче» сына и отправил его на 13-й судоремонтный завод Черноморского флота в турбинный цех слесарить. Работа тяжелая и очень грязная: сначала турбину нужно снять с корабля, потом отмыть её в солярке. И так два года.
Путь к диплому был тернист. Но Алексей окончил Ростовский государственный университет, заочное отделение факультета геологии. Довелось во время учёбы поработать техником-геологом и буровиком в Балаклаве в геологоразведочной партии. Дипломированного специалиста взяли в московскую экспедицию института «Фундамент-проект», которая работала на оползнях Крыма. А потом в 1972 году Фёдорова взяли в оползневой отряд Ялтинской инженерно-геологической партии.
В зону его контроля выделили Северную и Южную стороны Севастополя. В эту зону входили долины Альмы, Качи, Бальбека, морская береговая черта с её многочисленными оползнями, обвалами, абразией. У каждого геолога Ялтинской партии был свой участок ответственности. У Фёдорова участок оказался самым большим по площади и протяженности береговой черты. И все эти годы Алексей Павлович продолжал активно заниматься спелеологией, участвовал в сборах и экспедициях.

Есть что вспомнить

В послужном списке спелеодостижений Алексея Павловича есть несколько важных вех. В серьезную спелеологию он пришел в 1961 году в Московском клубе туристов, работал с Владимиром Илюхиным, одним из родоначальников советской спелеологии.
В 1963 году Федоров участвовал в I Всесоюзных сборах по подготовке младших инструкторов спелеотуризма на Караби-яйле. С 1965-го по 1969 год работал в инструкторских сборах на Кавказе (Лаганаки, Фишт, Алек). В 1970 году был назначен заведующим учебной частью спелеолагеря на массиве Алек.
В Крыму в карадагском лесу в 1967 году Фёдоров в одной из небольших шахт (глубиной 47 метров) обнаружил в стене «окно», за которым оказалась серия колодцев. Шахта «подросла» до 200 метров и получила название «Севастопольская». До сих пор эта пещера входит в тройку самых глубоких полостей Ай-Петринской яйлы.
На западном Кавказе на массиве Алек при первопроходе Осенней пещеры на глубине 200-230 метров разведчики вышли в пещеру Назаровскую глубиной 500 метров. Так на Кавказе была обнаружена первая система, состоящая из двух пещер.
Большой вклад внесла Севастопольская БСС в изучение Кизил-Кобы. С 1971 года было организовано несколько больших экспедиций. Алексей Федоров в 1977 году организовал челночную четырехэтапную экспедицию. Главной задачей было прохождение камина в зале Голубой капели. Для организации двух подземных базовых лагерей на развилке и в зале Голубой капели требовалось большое количество шерпов-носильщиков. Проблему решили, организовав работы в выходные и праздничные дни. В общей сложности в экспедиции участвовали 60 человек.
Впервые в истории советского спелеотуризма в пещере была пройдена снизу вверх вертикальная полость высотой 145 метров. Закончился камин куполом с веером длинных сталактитов и боковыми глинистыми ходами, которые вклиниваются в непроходимые узости, из одной из которых дул свежий воздух. В одном из ходов были найдены кости животного средних размеров (лисы или волка). Судя по всему, до поверхности Долгоруковской яйлы оставались считанные метры.
Штурм камина закончили в 7 часов утра 3 мая, а в 14 часов с поверхности позвонили: начался ливень. В 17 часов «заработал» водопад с плотины 5-го сифона, зал начало затапливать. Лагерь эвакуировали в камин, где на высоте 15-18 м есть небольшая площадка. 4 мая уровень воды в зале начал снижаться, и в 14 часов они спустились на смотровую площадку. На поверхность группа «Камин» вышла 6 мая.
И хотя сегодня по состоянию здоровья 80-летний Алексей Фёдоров перестал ходить в сложные технические пещеры, молодым спелеологам помогает чем может. По собственной инициативе Алексей Павлович продолжает контролировать оползневые участки Севастополя. Он хорошо знает динамику развития каждого из них и вполне может делать прогнозы на движение некоторых участков побережья, оползнеопасных склонов вдоль автодорог. Дома Федоров не сидит. Встретить его можно в самых неожиданных точках Крыма.

В. ИЛЛАРИОНОВ.

Другие статьи этого номера