Морские крылья флота. 100 лет в боевом строю

Лечить по-новому: отремонтированную поликлинику Севастопольского онкодиспансера оснастили оборудованием экспертного класса

Богата история великой России. Величие нашей страны—в уникальности её многонационального народа, в её неповторимой и самобытной культуре, в её необозримых просторах, в ее природных богатствах. На протяжении столетий России постоянно приходилось противостоять внешнему врагу. Кого только не притягивали российские богатства и кто только не приходил с войной на нашу землю—начиная от диких кочевых племён и заканчивая «высокоцивилизованной» Европой.

 

XX век стал для России веком самых суровых испытаний. Не единожды её судьба висела на волоске. И только армия и флот всякий раз спасали державу от полного разорения. В начале ХХ века весомую роль в этом сыграла военная авиация. В том числе морская.
Первые самолёты на Черноморском флоте появились весной 1910 года. Всего их было шесть: два отделения по три гидросамолёта. В этом же году осенью в Севастополе открылась школа авиации, которая в скором времени была переведена из города в район небольшого хутора за речкой Качей, где было удобное для производства полётов поле. Так появилось знаменитое Качинское лётное училище. Параллельно развивались материальная база и инфраструктура авиации флота.
Надвигалась Первая мировая война. К её началу в авиации Черноморского флота имелись 16 самолётов иностранного производства, 12 подготовленных лётчиков, три ученика-лётчика и 45 наземных авиационных специалистов. До конца 1914 года по морскому побережью было создано 24 авиационных поста.
Активное развитие авиации ЧФ происходило на протяжении всей империалистической войны, и к концу 1917 года она располагала уже 104 летающими лодками и 9 истребителями наземного базирования.
Гражданская война поделила на «красных» и «белых» не только всю страну и армию, но и авиацию Черноморского флота. Часть её подразделений оказалась в составе армии генерал-лейтенанта А.И. Деникина, а часть—в составе армии барона П.Н. Врангеля.
К концу 1920 года исход Гражданской войны уже ни у кого не вызывал никаких сомнений. В октябре, когда в Крыму ещё шли кровопролитные бои, в соответствии с приказами Реввоенсовета началось формирование Воздушного флота Чёрного и Азовского морей.
3 марта 1921 года постановлением Совета народных комиссаров была определена организационно-штатная структура нового формирования, создана аэродромная сеть и назначен начальник ВФЧиАМ. Им стал военлёт М.М. Сергеев. Именно эта дата, 3 марта 1921 года, считается официальной датой создания Военно-воздушных сил Черноморского флота.
Дальнейшие политические события на международной арене развивались сложно, противоречиво и опасно. Грянул мировой экономический кризис, началась депрессия, стал поднимать голову фашизм. Руководству Советского Союза было понятно, что мирная передышка будет недолгой и надо активно готовиться к новой войне.
Индустриализация страны и бурное развитие авиационной промышленности позволили в короткие, с исторической точки зрения, сроки наладить массовый выпуск самолётов и авиационных средств поражения, а также развивать сеть наземных и морских аэродромов.
К началу Великой Отечественной войны ВВС Черноморского флота уже представляли собой достаточно грозную силу. В их составе были авиационные бригады, авиационные полки, отдельные авиационные эскадрильи и отряды. Они располагали 61 сухопутным аэродромом и 15 гидроаэродромами на побережье Чёрного моря от Измаила, Очакова и до Геленджика на Кавказе.
С первого дня войны авиаторы-черноморцы, как и весь советский народ, встали на защиту Родины и включились в боевую работу. Авиация флота прикрывала наши корабли и войска с воздуха, отражала воздушные налёты противника, наносила удары по его кораблям и судам, по сухопутным войскам, вела воздушную разведку, осуществляла доставку боеприпасов и эвакуацию раненых, оказывала помощь крымским партизанам.
Отдельной золотой страницей в историю Военно-воздушных сил Черноморского флота вписано их участие в героической обороне Севастополя. За 250 дней обороны наши лётчики выполнили 16200 самолётовылетов, сбили в воздухе и уничтожили на вражеских аэродромах 450 самолётов, более 150 танков, танкеток и бронемашин, 104 полковых и зенитных орудия противника, свыше двадцати тысяч немецких солдат и офицеров.
Здесь первым на Черноморском флоте Героем Советского Союза стал Яков Иванов. Первый воздушный таран совершил Евграф Рыжов. Подвиг легендарного лётчика Алексея Маресьева повторил лётчик-черноморец Иван Степанович Любимов: он был ранен, но продолжал летать и воевать с ампутированной ногой.
Всего за годы Великой Отечественной войны черноморская авиация выполнила 131637 боевых вылетов и внесла свой достойный вклад в победу советского народа над гитлеровской Германией. Много авиационных частей ВВС ЧФ были награждены государственными наградами, удостоены почётных наименований и стали гвардейскими. 62 летчика-черноморца за совершённые ими подвиги были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Десятки тысяч лётчиков, штурманов, инженеров и техников, специалистов частей обеспечения, работников авиационно-ремонтных предприятий награждены орденами и медалями.
Величие их бессмертного подвига сегодня олицетворяет памятник «Мужеству, героизму авиаторов-черноморцев», установленный в Севастополе на проспекте генерал-майора авиации, Героя Советского Союза, командующего Военно-воздушными силами Черноморского флота в начальный период войны Н.А. Острякова. Это не просто монумент памяти. Это уникальный и единственный в своём роде памятник нашей истории. Памятник, построенный в начале 80-х годов прошлого века на средства авиаторов-черноморцев и их руками. На его плитах выбиты имена почти 1300 лётчиков, штурманов и стрелков-радистов, погибших в воздушных боях и не имеющих захоронений.
Сегодня имена черноморских лётчиков-героев носят один проспект, тринадцать улиц, пять средних общеобразовательных школ и две гимназии города-героя Севастополя.
Послевоенный период развития Военно-воздушных сил Черноморского флота совпал с «холодной войной», развязанной против нашей страны бывшими союзниками СССР по Антигитлеровской коалиции. В ходе неё появились НАТО и другие военно-политические недружественные Советскому Союзу блоки. Набирала обороты гонка вооружений. В том числе ядерных. Возрастала агрессивность США и их союзников. Постоянно вспыхивали локальные войны и военные конфликты.
Именно с учётом этих особенностей развития международной и военно-политической обстановки совершенствовались организационно-штатная структура и вооружение ВВС ЧФ. Поршневые самолёты уступили место реактивной и турбовинтовой авиационной технике. Появились вертолёты. Получили развитие морская ракетоносная, противолодочная, штурмовая, корабельная, истребительная авиация, экранопланы и современные средства поражения морских и наземных целей.
В 1980 году после окончания военного училища ваш покорный слуга прибыл для дальнейшего прохождения военной службы в ВВС Черноморского флота. Тогда это было авиационное оперативно-стратегическое объединение с зоной ответственности, в которую входили Средиземное, Чёрное и Азовское моря. В состав объединения также входили морская ракетоносная авиационная дивизия трехполкового состава, два отдельных противолодочных вертолётных полка, отдельный противолодочный авиационный полк, отдельный дальнеразведывательный авиационный полк, отдельный транспортный авиационный полк и отдельный полк связи и РТО. Всего же с учётом частей обеспечения и авиационно-ремонтных заводов в составе ВВС ЧФ было 57 воинских частей.
Солидно выглядело и командование объединения. Командующим Военно-воздушными силами Черноморского флота, заместителем командующего флотом по авиации был боевой лётчик, участник Великой Отечественной войны генерал-полковник авиации Владимир Иванович Воронов. Он же стоял во главе Военного совета объединения.

Шло время. Наступил 1991 год. Вслед за развалом СССР незримо был включён обратный отсчёт времени в истории ВВС Черноморского флота. Сперва грубо, разрезая по-живому, их «поровну» поделили между Россией и Украиной. Затем пошёл разрушительный процесс их дальнейшей «оптимизации», вернее, деградации, на этапах которого даже не хочется заострять внимание читателя. Обратимся сразу к нашим дням.
На пороге своего столетнего юбилея авиация Черноморского флота подошла к тому, с чего, собственно, и начиналась её героическая история. К базированию в одном-единственном гарнизоне—в Каче. Количество воинских частей, входящих ныне в её состав, без труда можно пересчитать по пальцам одной руки. Да и техника, что стоит на их вооружении, никак не подпадает под определение «современная». Уровень руководства с генерал-полковника опустился до полковника.
Ещё с прошлого века установилась добрая традиция начинать празднование годовщины ВВС ЧФ с торжественного митинга и возложения венков и цветов к памятнику «Мужеству, героизму авиаторов-черноморцев». Обычно в этих святых, на мой взгляд, мероприятиях принимали участие руководители города, заместители командующего Черноморским флотом, командование морской авиации, личный состав её воинских частей, дети из подшефных школ, военные оркестры. После торжества всегда разворачивалась полевая кухня, где можно было помянуть боевых товарищей фронтовыми ста граммами и гречневой кашей.
3 марта 2019 года у изрядно обветшалого, а местами и просто разваливающегося, бесхозного памятника традиционно собрались убелённые сединой ветераны Военно-воздушных сил флота. Не больше 25-30 человек. Все, что называется, пришли по «гражданке». Поговорили, в гробовой тишине возложили цветы и грустно разошлись.
А ещё осенью прошлого года мне довелось побывать в гарнизоне Кача. По печальному случаю. Хоронили полковника в отставке, прослужившего более тридцати лет в морской авиации, в том числе более 10 лет—в управлении ВВС ЧФ.
Аналогичная картина. Не было ни одного представителя командования, не было почётного эскорта. Священник произнес над гробом усопшего коммуниста полагающуюся в таких случаях молитву, да и всё на том…
Вспомнив молодость, я решил зайти в гарнизонный храм культуры. Когда-то он именовался Домом офицеров, и, я помню, в нём по-настоящему кипела жизнь. Здесь проходили концерты именитых советских артистов, конкурсы художественной самодеятельности, собрания партийного и комсомольского активов, выставки…
Теперь передо мной стояло обшарпанное здание с казённой вывеской «Клуб в/ч 00000». Зашёл внутрь. Тишина, холод, пыль, грязь, старый вонючий туалет…
Выйдя на свежий воздух, я неожиданно встретил одного своего бывшего сослуживца, тоже теперь уже пенсионера и местного жителя этого посёлка. Обнялись, разговорились. Дошли до темы «Дом офицеров». Вот его прямая речь: «Что ты хочешь, Саня? Что было раньше, всё забыто. Теперь это обычный клуб обычной воинской части. В штате всего один человек—начальник. Да и тот—гражданский».
Невольно на ум пришло ставшее в последнее время модным крылатое слово «прорыв». Оно сейчас часто на слуху. И подумалось, что как бы с таким положением вещей и дел действительно не случился прорыв. Только прорыв со знаком минус.
Как всегда, остаётся надеяться на лучшее. Ведь юбилей, а тем более столетний,—это не только праздник. Это ещё и некая вершина, с высоты которой надо бы всем, кому небезразлична судьба ВВС ЧФ, объективно оценить прошлое, достигнутые результаты, сделать работу над ошибками и выстроить дальнейший курс развития.
В преддверии юбилея Военно-воздушных сил Краснознамённого Черноморского флота горячо и сердечно поздравляю руководство морской авиации, личный состав, ветеранов со знаменательной круглой датой. От всей души желаю всем доброго здоровья, удачи, успехов в ратном труде и воспитании молодого поколения защитников Родины!

 

А. Крупченко, полковник запаса.

Другие статьи этого номера