Космическое измерение

Космическое измерение

Апрельским днём (21-го числа) от нас ушёл в вечность кандидат технических наук (9 апреля, 1975 год), старший научный сотрудник по специальности «геофизика» (11 июня, 1981 год), лауреат Государственной премии СССР (31 октября, 1989 год) Юрий Владимирович Терёхин.
Наш рассказ лишь о некоторых моментах, событиях большой жизни крупного учёного, талантливого организатора производства, человека широкой души.

 

Выбор

К 1962 году бежала и таяла на глазах полная противоречий эпоха правления огромной страной Никитой Хрущёвым. Запыхавшемуся на финише, склонному к не всегда оправданным новациям, авторитарному партийному лидеру почему-то бросился в глаза расположенный в Подмосковье институт, коллектив которого занимался изучением Мирового океана. Непорядок! Коль союзное угольное министерство Никита Сергеевич успел переместить куда-то под шахтные терриконы, то Морскому гидрофизическому институту, считал вождь, и подавно было место, как минимум, у моря.
Как оказалось, не все исследователи горели желанием перебраться из столицы в Севастополь. Первая их группа, собранная директором, маститым учёным А.Г. Колесниковым, состояла из полутора десятка человек. Всего. На юге оказался и Юрий Терёхин с ещё дышащим дерматином и клеем дипломом одного из престижных ленинградских вузов.
В Севастополе Юрию Владимировичу было обещано жильё. По мнению Игоря Терёхина, внука, данное обстоятельство существенно повлияло на выбор учёного. Вполне возможно. Хотя верю ветерану Морского гидрофизического института, кандидату физико-математических наук Анатолию Сизову. По его мнению, Юрий Владимирович, вдохновлённый перспективами дальних океанских научных экспедиций, реализации обуревавших его научных идей, по-военному быстро собрался на новое место.
Конечно в Севастополь, в Крым. Ведь не где-то, а на полуострове, в прибрежном посёлке Кацивели в 20-е годы минувшего века была открыта первая в мире стационарная морская гидрофизическая станция. Её основал впоследствии выдающийся учёный Василий Шулейкин. Его перу, кстати, принадлежит фундаментальный на все времена, новаторский научный труд «Физика моря», удостоенный в годы Великой Отечественной Сталинской премии.
Василий Владимирович—учитель Аркадия Георгиевича, под началом которого Юрию Терёхину предстояло работать. «Конёк» академика Аркадия Колесникова—автоматизация стандартных подходов наблюдений за процессами, которые происходят в Мировом океане. Учёных занимают динамика температуры воды в его горизонтах, солёность, течения, иные важные показания. На новом месте Юрий Владимирович взялся за автоматизацию систем наблюдений (чуть было не написал: «систем мониторинга», но лучше сказать это по-русски.—Авт.) за происходящим в водной стихии. В то время молодой учёный активнейшим образом участвовал в создании магнитометра, необходимого для познания тайн магнитного поля океана. Прибор напоминал ракету. Его буксировали научно-исследовательские суда.
Флотилия научно-исследовательских судов состояла из семи единиц плюс два самолёта, оснащённых лабораторным оборудованием. С их помощью обеспечивался широкий охват водных просторов планеты. Но и этого было мало.

 

Взгляд из космоса

В 1973 году штурвал Морского гидрофизического из ослабевших рук хворавшего академика Аркадия Колесникова принял молодой, со здоровыми амбициями 43-летний учёный Борис Нелепо. Так как Борис Алексеевич раньше возглавлял в институте отдел, почти тут же чередой пошли перемены. «Новая метла пылила», но мела в нужном направлении. Пришедший руководитель был наделён чутьём на определение актуальных направлений исследований. Он также мог без явных ошибок подобрать на ответственные участки работы перспективных исполнителей. Не без трений перепрофилировалась деятельность многих учёных. Некоторые из них перенаправлялись в иные родственные институты. Вполне возможно, на эмоциональной волне мог оставить Гидрофиз и Юрий Владимирович. Ведь громко загремели в прошлое славно поработавшие на науку его магнитометры. В ходе длительной беседы Борис Нелепо увлёк их создателя разработкой теории, методов и средств спутниковой гидрофизики. Юрий Терёхин возглавил родившийся соответствующий отдел.
Борис Нелепо оставался у руля института чуть более десяти лет, до 1985 года. В 2012-м по случаю 80-летия со дня рождения бывшего директора в Севастополе вышел сборник воспоминаний его соратников. За перо взялся и Юрий Терёхин. При чтении его заметок почти десятилетней давности были слышны интонации его голоса. «Борис Алексеевич доверял людям,—писал Юрий Владимирович,—и зачастую предоставлял им широкие полномочия… Так, назначив меня ответственным исполнителем спутниковой программы «Океан», он представил меня своим полномочным представителем с правом подписи всех, в том числе финансовых, документов, принимаемых в рамках этой программы. При этом было заявлено, что ни одно моё решение, даже если оно будет не вполне отвечать его представлениям, отменено не будет. Это его решение дало мне возможность оперативно решать все возникшие в процессе работы проблемы вплоть на самом высоком уровне».
Партнёрами коллектива Морского гидрофизического института стали учёные Днепропетровска, Харькова, других крупных научных центров Украины того времени. «Следует назвать имена ближайших сподвижников Б.А. Нелепо,—писал главный конструктор КБ космических аппаратов и систем ГКБ «Южное» (Днепропетровск), член-корреспондент НАН Украины В.И. Драновский,—талантливых учёных и руководителей, которые внесли вклад в область космической океанологии. Это прежде всего Юрий Владимирович Терёхин, который на протяжении многих лет был ответственным исполнителем работ и для которого КБ «Южное» в период сотрудничества стало вторым домом».
Непосредственно на базе специализированного подразделения Морского гидрофизического института был собран блок управления и обработки сигналов комплекса радиофизической аппаратуры дистанционного зондирования планеты, в том числе и Мирового океана. Сложное устройство по прямому назначению использовалось на космических аппаратах «Космос-1500» и «Космос-1602».
В первой половине октября 1983 года из района острова Врангеля в Арктике пошли сигналы затёртого во льдах каравана из 22 судов с грузами для портов Крайнего Севера. Всё вместе было оценено в восемь миллиардов долларов. Прежде выручали лётчики полярной авиации. На сей раз они оказались бессильны. Один вид с «потолка» самолётов, другой—из космоса. Тем более что блоку, созданному в Севастополе, нипочём ни густые туманы, ни надвигавшаяся полярная ночь. Одним словом—радиолокация. А главное—«Космосу-1500» открывалась вся ширь планеты. Кто-то взял под сомнение информацию, поступившую из космоса. Моряки питали надежду пробиться через торосы южнее. Но оказалось, лёд податливее значительно севернее. Из 22 судов на чистую воду вышло 21 судно. Льды раздавили вовремя оставленное командой судно «Нина Сагайдак».
Через три года с борта «космического лоцмана» обеспечивался вывод из льдов Антарктиды экспедиционного судна «Михаил Сомов», в 1987-м таким же образом осуществлялась проводка к Северному полюсу атомохода «Сибирь».
В 1989 году Борису Нелепо, Юрию Терёхину и их коллегам из Харькова и Днепропетровска постановлением ЦК КПСС и Совета Министров страны была присуждена Государственная премия СССР «За работу в области создания и использования космической техники».

 

Служение музам

В 2001 году электронщик Юрий Терёхин взялся за создание ставшего необходимым Морскому гидрофизическому институту издательского комплекса. «С нуля». Полиграфия—новое для Юрия Владимировича дело. Он справляется с поставленными задачами. Бывшее в эксплуатации оборудование находили на профильных предприятиях Севастополя, Крыма и даже за границей.
В настоящее время уютная рабочая комнатёнка Юрия Терёхина уже обжита его наследником, Игорем Терехиным, внуком. Со стены смотрит прежний хозяин кабинета. Его выразительный портрет выполнен шариковой ручкой на ватмане севастопольским литератором Валерием Олейниковым. Здесь он оформляет заказы на выпуск написанных книг.
Большую часть своих сборников доверил Юрию Владимировичу и севастопольский писатель Адиль Тумаров.
—Когда я работал над книгой о научно-исследовательских судах,—рассказывает Адиль Абдрахманович,—я обращался за советами к издателю. Юрий Терёхин, как и я, участвовал в дальних морских экспедициях. Нам было что вспомнить.
В издательском комплексе были выпущены все 50 номеров литературно-исторического альманаха «Севастополь». Его создательница и бессменный в течение двух с лишним десятилетий редактор (недавно, к сожалению, ушедшая из жизни) Валентина Фролова писала: «Альманах был бы невозможен без наших издателей и Юрия Терехина, относящихся к нему, как к своему кровному делу».
Также у Юрия Владимирович выпущены сформированные Валентиной Сергеевной уникальные тома альманаха «Севастополь. Историческая повесть».
И сейчас на улицу Ленина идут севастопольские литераторы, словно Юрий Владимирович Терёхин отсюда и не уходил.

…На проселочных дорогах дед обучал 14-летнего Игоря вождению автомобиля. Последние шесть лет Игорь-младший помогал вести дела издательского комплекса—в настоящее время структурного подразделения Института природно-технических систем. Раньше он базировался в Сочи. Игорь Терехин исповедует девиз деда: «Если человек хочет чего-то добиться, то должен прилагать максимум усилий, не получается—падай, но в направлении цели. В конце концов она будет достигнута».

 

А. Калько.

На снимке: терпящее бедствие судно «Нина Сагайдак».

Другие статьи этого номера