Наследие: тысячелетия спустя

Наследие: тысячелетия спустя

Создание грандиозного историко-археологического парка на территориях, высвобождаемых Министерством обороны Российской Федерации рядом с Херсонесом Таврическим, отнесенным к категории особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, потребовало проведения масштабных археологических исследований в границах выявленного объекта археологического наследия «Южный пригород древнего города Херсонес Таврический». Раскопки были поручены комплексной археологической экспедиции, организованной Институтом истории материальной культуры Российской Академии наук. В нее также вошли Государственный Эрмитаж, Государственный историко-археологический музей-заповедник «Херсонес Таврический», Институт археологии Крыма РАН, Севастопольский государственный университет и НАО «Наследие Кубани».

 

1

В ходе археологических раскопок на 41 тысяче квадратных метров на 10 декабря текущего года исследована половина этой площади. Обнаружены и открыты следующие недвижимые археологические объекты: 42 колодца (античность—средневековье), две цистерны (античность), столько же бассейнов (античность—средневековье), 14 склепов (античность—средневековье), толос (античность), героон (античность), дорога (средневековье), стена-крепида (средневековье), оборонительная стена времен князя Владимира, стены зданий (античность—средневековье), печь для выжигания извести (средневековье), печь-тандыр (средневековье).
В ходе масштабных археологических раскопок выявленный комплекс археологического наследия «Южный пригород древнего города Херсонес Таврический» обрел зримые очертания и наполнился историческим содержанием. Постепенно складывается достоверная картина жизни этого района Херсонеса, слабые следы которой относятся еще к V веку до новой эры—времени основания города, когда на этом месте появились первые искусственные источники воды: цистерны и колодцы. Вокруг них в процессе их использования образовались небольшие участки раннего культурного слоя. Интенсивное освоение этой загородной территории началось в эллинистическую эпоху и было связано с сельскохозяйственной и ремесленной деятельностью жителей Херсонеса. К этому времени относятся остатки сельских построек с колодцами и печи для обжига керамики. Тогда же эта территория впервые стала использоваться в ритуальных целях. Открытый здесь героон—своего рода мавзолей и святилище обожествленного выдающегося гражданина Херсонеса—уникальный погребальный памятник Северного Причерноморья.
В римскую эпоху территория Южного пригорода была превращена в обширный некрополь. Захоронения демонстрируют большое разнообразие погребальных обрядов жителей Херсонеса того времени: ингумации в простых ямах, ямах с подбоем и в склепах, а также кремации в специально отведенных для этого местах с помещением праха умерших в погребальные урны и склепы-колумбарии. Уникальный для Северного Причерноморья погребальный комплекс—толос (сооружение круглой в плане формы с куполообразной кровлей)—содержал каменный саркофаг со свинцовой погребальной урной. Скорее всего территория некрополя была поделена на принадлежавшие зажиточным горожанам участки, которые имели богато оформленные пропилоны—ступенчатые стилобаты с пилонами. С божествами водных источников было связано святилище с двумя бассейнами, которые использовались и в последующее, раннехристианское время (возможно—в качестве купелей для крещения).
Территория Южного пригорода оставалась некрополем и в средние века—вплоть до X века, где хоронили по большей части представителей зажиточных семей Херсонеса. Открыта серия раннехристианских склепов сложной конструкции, вырубленных в скальных уступах. Как правило, склепы состояли из дромоса входного коридора и сводчатой камеры с одно- или двухъярусными лежанками. Эти погребальные сооружения служили фамильными усыпальницами на протяжении длительного времени. В конце этого периода параллельно городской стене была построена еще одна оборонительная стена, вероятно, связанная со временем осады Херсонеса войсками князя Владимира.
С X по XIII век Южный пригород, как и в самую раннюю эпоху, стал использоваться в хозяйственных целях. Здесь прокладывается сеть дорог, обустраиваются колодцы и цистерны для питьевой воды, размещается печь для выжигания извести, возводятся сельские постройки, участки земли размежёвываются каменными стенками.
Найдено и научно обработано 571460 (!) артефактов, из которых 86090 предметов имеют музейное значение. 12000 находок передано в Херсонесский музей на постоянное хранение.
Находки подвергаются реставрации по мере их обнаружения. К реставрационным работам привлечены специалисты музея-заповедника «Херсонес Таврический», а также Государственного Эрмитажа. Вместе с археологами работают специалисты в области естественных наук: антропологи, почвоведы, палеозоологи, металловеды, геофизики.

 

2

Обсудить актуальные вопросы, возникающие в ходе археологических исследований в Южном пригороде, сегодня за «круглым столом» в зале византийской истории Херсонеса Таврического собрались учёные и представители средств массовой информации.
В работе мероприятия приняли участие директор Государственного музея-заповедника «Херсонес Таврический» Е.А. Морозова, заместитель директора Института истории материальной культуры РАН, кандидат исторических наук Н.Ф. Соловьёва; ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа, старший научный сотрудник ИИМК РАН, кандидат исторических наук В.Л. Мыц; начальник археологической экспедиции, ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа, старший научный сотрудник ИИМК РАН, кандидат исторических наук С.Л. Соловьёв; директор научно-образовательного центра «Археологические исследования», преподаватель СевГУ В.В. Вахонеев и заместитель директора музея-заповедника «Херсонес Таврический» по полевым исследованиям Т.В. Сарапулкина.
По словам Е.А. Морозовой, грандиозный проект по созданию историко-археологического парка дал возможность учёным сделать множество удивительных открытий: «Данный парк—это не только новые музейные пространства, которыми прирастёт и в которых остро нуждается Херсонес Таврический, но и те уникальные находки, которые обнаруживаются в ходе наших сегодняшних экспедиций. Все археологи работают в тяжелейших погодных условиях, но я счастлива оттого, что памятники открываются и продолжают нас радовать. Мы понимаем прекрасно, что экспозиция Херсонеса Таврического прирастёт новыми уникальными объектами. Они будут доставлять радость не только научному сообществу, но и всем тем гостям, которые интересуются историей Крымского полуострова, историей древнего города и историей нашей страны»,—сказала Елена Александровна.
По видеосвязи присутствующих приветствовал директор Государственного Эрмитажа М.Б. Пиотровский: «С большим вниманием следим за тем, что происходит в Херсонесе. Во-первых, потому что идут грандиозные раскопки. Одновременно строится историко-археологический парк и осуществляется очень интересное взаимодействие с общественностью, с теми, кто занимается созданием данного парка. Я прежде всего поздравляю наших коллег в Херсонесе и всех, кто здесь работает, с прекрасным результатом. Призываю учёных и журналистов внимательно отнестись к проблемам археологии в большом городе».
И.В. Есин, директор фонда поддержки гуманитарных наук «Моя история», также напомнил участникам мероприятия, что в соответствии с поручением президента Российской Федерации В.В. Путина на месте, где раньше находились воинские части, появится историко-археологический парк «Херсонес Таврический»: «Создавать его без надёжных, стратегических, а самое главное—бессменных партнёров невозможно, и такими партнёрами стали для нас Институт истории материальной культуры, Государственный Эрмитаж, музей-заповедник «Херсонес Таврический», Севастопольский государственный университет, НАО «Наследие Кубани», а также Институт археологии РАН. Самое главное, что благодаря труду учёных, работе наших партнёров удаётся спасти важные памятники. Мы очень рады, что коллеги, несмотря на все сложности, развивают археологический потенциал этого уникального объекта культурного наследия—Южного пригорода «Херсонеса Таврического».
После заслушанных докладов и обсуждения вопросов за «круглым столом» участники и гости мероприятия смогли ознакомиться с некоторыми предметами, найденными во время археологических раскопок на данной территории. Редкие артефакты были представлены на временной выставке, организованной к мероприятию.

 

 

3

Первую и вторую главы предложенных вниманию читателей нашей газеты сообщений для прессы, в том числе на адрес «Славы Севастополя», 16 и 21 декабря подготовили (большое спасибо им) сотрудники соответствующего подразделения заповедника «Херсонес Таврический». Тексты, на наш взгляд, полны, точны, а главное—профессионально выверены и изложены. Иного и желать нечего. После второй главы можно было поставить точку в поднятой теме. Но не поставили.
Первое письмо на электронный адрес редакции пришло с приглашением поучаствовать в намеченном разговоре профессионалов за «круглым столом». Нельзя было упустить предложенный на сей счет случай.
С соблюдением карантинных требований гостей рассаживали на стульях, расставленных в зале, где вдоль стен в витринах и шкафах неслышно ведут между собой разговор пленительные артефакты золотой византийской эпохи. Для неспешного обмена мнениями ученых трудно найти место лучше этого. Тем более прошлое данного помещения блистательно. Торцовая его стена—напротив входа с алтарем. В дореволюционную пору здесь совершались богослужения в присутствии насельников Херсонесского монастыря, севастопольцев и приезжей публики.
Доклад директора научно-образовательного центра «Археологические исследования СевГУ» В.В. Вахонеева был оглашен первым. Как запомнилось, Виктором Васильевичем названы имена великих предшественников нынешнего поколения исследователей. В последние годы XIX века выдающийся К.К. Косцюшко-Валюжинич за стеной античного городища изучил в пределах 600 уникальных погребальных сооружений.
Через десять с небольшим лет дело Карла Казимировича продолжили Р.Х. Лепер и Н.И. Репников. За ними были А.К. Тахтай (ему наука благодарна за открытие погребальных сооружений, в том числе четырех склепов), В.В. Борисова, Л.Г. Колесников, ныне здравствующие среди нас Ю.А. Бабинов, С.Г. Рыжов, В.Л. Мыц—участники нынешнего разговора за «круглым столом».
Поразительное дело, сделанное в прошлом, уникально и огромно. Кому-то казалось, что на месте, где десятки лет базировались солидные военные подразделения и соединения, что еще можно найти для науки. Ведь прежние пользователи земельных участков не сидели сиднем. Они строили капитальные помещения различного назначения, прокладывали дороги и инженерные коммуникации. Что могло остаться после неоднократно прошедших здесь землекопов, скреперов и бульдозеров»? Тем не менее пядь за пядью нынешнему поколению исследователей во всей полноте открылся объект археологического наследия «Южный пригород древнего города Херсонес Таврический».
Строитель и археолог… Иногда, возможно, отношения между ними напряженные: одному нужно осторожно слой за слоем с помощью кисточки снимать почву, другого сроки поджимают, потому как строить надо… Но опять же удивительное дело—там, где пересеклись строитель и археолог, жди сенсации. Достаточно вспомнить строящуюся автомагистраль «Тавриду», Крымский мост. Как обогатилась наука в местах, где использовалась землеройная техника. То же мы наблюдаем у стен Херсонеса Таврического, где намечена реализация крупных строительных объектов.
Чтобы не препятствовать строителям, недостаточно было усилий самого крупного, самого мощного исследовательского учреждения. И тогда рядом с учеными-археологами заповедника «Херсонес Таврический» встали коллеги из Государственного Эрмитажа, Института археологии Российской Академии наук, Севастопольского госуниверситета, Института археологии Крыма РАН, неформального акционерного общества «Наследие Кубани». Косяком пошли уникальные находки—сотни тысяч, о чем сказано в предыдущих главах.
Под толстым слоем почвы веками, тысячелетиями дремали остатки святилища и мавзолея, судя по всему, обожествленного выдающегося гражданина Херсонеса Таврического. А вот терракотовые статуэтки IV-III веков до новой эры. Далеких-предалеких предшественников не донимала нынешняя теснота на земле, тем не менее в Южном пригороде Херсонеса Таврического обнаружена линейка подчиненных друг другу объектов: кремационные площадки, колумбарий, керамические урны с остатками праха усопших. Здесь же стелы, надо полагать, с их именами.
Улыбку вызывает один из колодцев. На его боку обнаружен лаз, пробитый в камне грабителями в богатый склеп. Разве не удивительны погребения двух лошадей? Не хазары ли постарались? За ними наблюдался такой обычай. Поражает мощью четырехметровая в толщину стена, параллельная существовавшей. Не на пути ли князя Владимира и его доблестных воинов поставлена? Однако не помогла.
В режиме онлайн перед участниками дискуссии выступили замечательные ученые из других городов России, в том числе руководитель полевых исследований Института археологии РАН А.А. Маслеников и заместитель директора Государственного Эрмитажа С.Б. Адаксина. Мы знакомы со Светланой Борисовной. Четверть века она увлеченно исследует средневековую крепость Чембало. И Александр Александрович, и Светлана Борисовна подняли тему музеефикации обнаруженных редчайших объектов. Этой теме за «круглым столом» был посвящен отдельный доклад. В нём были упомянуты такие сооружения, как мощная оборонительная стена I-II веков новой эры, толос и героон—погребальные комплексы I-II веков новой эры и IV-III веков до новой эры, колумбарий с дромосом II века новой эры, печь для обжига известняка с колодцем IX-X веков новой эры и другие объекты…
И это далеко не конец. Работа исследователей продолжается. Не видать ее начала, тем более завершения.

 

А. КАЛЬКО.

Другие статьи этого номера