За Победу, друзья!

Два великих праздника

Капитан 1 ранга в отставке, фронтовик Алексей Николаевич Стрельников после окончания Ленинградского высшего военно-морского училища имени Дзержинского служил на дизель-электрических подводных лодках в Либаве, потом учился в Военно-морской академии, преподавал в севастопольских высших военно-морских училищах. Долгие годы Алексей Николаевич читал курс «Корабельные электрические машины» в высшем военно-морском училище, которое народ именует «Голландией». Направление на службу в это училище, которое специализировалось на подготовке офицерских кадров для подводного флота СССР, он получил после окончания Военно-морской академии. Любимый предмет курсантам училищ он читал до 90 лет.

 

«А вы какое к ним отношение имеете?»

Мы познакомились с Алексеем Николаевичем лет семь назад во флотской поликлинике. Помню, из кабинета вышел, резко открыв дверь, высокий подтянутый человек, которого приветствовали сразу несколько стоящих в очереди. «Вот пришел, поговорил с молодым врачом, он отругал меня, что я зашел без направления и без очереди. А я показываю ему на табличку: так вот же, ветераны Великой Отечественной войны без очереди имеют право к вам войти. А врач спрашивает: «А вы какое имеете к ветеранам отношение?» Я ему ничего рассказывать не стал, ушел…» В очереди рассмеялись, значит, все хорошо, Алексей Николаевич, раз вас принимают за молодого!

 

«Раз уж такая фамилия, будешь пулеметчиком!»

Алексей Стрельников родился 28 марта 1925 года в Саранске. На фронт Великой Отечественной был призван посреди учебного года, когда еще учился в 10-м классе, в декабре 1942 года.
Как рассказывает Алексей Николаевич, само время требовало таких рисков; ждать Родине, пока подрастут воины, было невмоготу, поэтому его семнадцатилетним мальчишкой призвали в РККА и отправили на учебу в Тамбовское пулеметное училище. Из Саранска в Тамбов пути, как считали в военкомате, три дня, потому и паек выдали соответственный, но добираться под обстрелами, с приключениями и поисками пропитания пришлось… три месяца. Военному делу в Тамбове учились всего полгода, далее рота ушла под Смоленск, где велась подготовка к операциям «Багратион» и «Балтика» по освобождению Смоленска, Прибалтийских республик от фашистских захватчиков.
Военная судьба новобранца была связана с 270-й стрелковой дивизией, где можно было пойти в пехоту, стать сапером, связистом, пулеметчком. Услышав фамилию Алексея, командир засмеялся: «Раз уж фамилия такая, будешь командиром расчета пулемета «максим», мне как раз первый номер нужен». В расчете Стрельникова оказались заряжающий с длинной фамилией Переоридорога и двое узбеков-близнецов, которые по-русски почти не говорили, Гусейн и Али. Им удалось продержаться вместе четыре месяца войны, потом Гусейн был убит, Алексей ранен. Первым номером стал Переоридорога. После госпиталя Стрельников вернулся в свою дивизию, но его направили к связистам.

 

«Ты уже старик»

После двух лет войны в пехоте Алексей Стрельников, как он сам считает, чудом остался жив. После госпиталя он был назначен командиром 309-й отдельной роты связи, участвовал в освобождении Белоруссии, Польши, Латвии и Литвы. День Победы встретил в Латвии, делится своими воспоминаниями А.Н. Стрельников. За участие в Великой Отечественной войне был награжден орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, украинским орденом «За мужество», 38 медалями, среди которых две медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За морскую отвагу».
Ему не было еще и 20 лет, когда закончились его фронтовые дороги. «И что, я теперь навеки остался недоученным?—спрашивал себя Алексей.—И где ж теперь моя мечта стать морским офицером? Все школьные знания выбиты из головы контузиями и ранением». И в этот момент пришло письмо от матери, которая писала, что всем участникам войны, если они ушли на фронт со школьной скамьи, аттестат зрелости дадут по итогам оценок за четверть или полугодие, так что можно получить документ, открывающий путь к получению профессии!
Это была большая радость, а мечта могла стать реальностью. Дело в том, что брат отца Алексея был участником Цусимского сражения, воевал комендором по левому борту на броненосце «Орел», а тогда, еще не писатель, Новиков на этом же броненосце был баталером. Может быть, дядя Терентий что-то и приукрасил из флотской службы, но после его рассказов о сражениях, о пребывании в японском плену Алексей дал себе слово стать морским офицером. Потом, конечно, еще и «Цусиму» прочитал, захватывающую историю Алексея Силыча Новикова-Прибоя о трагическом поражении русского флота.
После войны Алексей засел за подготовку к экзаменам и уже осенью 1946 года стал курсантом Ленинградского военно-морского училища имени Дзержинского. Учиться ему очень понравилось, поэтому после семилетней службы на подводных лодках Северного флота задумал учиться дальше, брать новые высоты в морской науке и поступить в Военно-морскую академию. Но в это учебное заведение его принимать не захотели: мол, ты уже старик. И тогда Алексей написал обращение командующему ВМФ СССР С.Г. Горшкову: вот, мол, мне, участнику войны, исполнилось 32 года, а мне не разрешается поступить в академию, так как по приказу возраст слушателя не должен превышать 30 лет. Ответ пришел быстро…
А.Н. Стрельников после окончания академии защитил кандидатскую диссертацию, получил звание доцента и был направлен в Севастополь.

 

Долголетие—это активность

Весной этого года Алексей Николаевич отметил свое девяностосемилетие.

—В чем секрет долголетия?—спрашиваю ветерана.
—Думаю, в желании работать и приносить людям пользу. Вот пока я работал до девяноста лет, ни разу не болел, а бросил, стал здоровьем заниматься, то и дело сажусь за руль и еду в аптеку за лекарствами. Вот и делайте вывод,—как всегда весело и доброжелательно шутит старый преподаватель и добавляет:—Долголетие—это прежде всего активность.

—Какой тост произнесете на 9 Мая?
—Только за Победу. Она дается нелегко. Я и сейчас вижу, как веду огонь из моего «максима» по брустверу фашистских окопов, как бегут наши бойцы под огнем врага, как падают, но рядом поднимаются другие и снова бегут. Такое не забывается. Слишком высокую цену отдали мы в мае 1945 года.
Так что за Победу, друзья!
Конечно, в этот знаменательный день Алексею Николаевичу звонят и его сослуживцы, которых становится все меньше и меньше, и ученики. Многие из них уже такие же седовласые мужчины, находящиеся на пенсии, как и учитель. Жизнь идет вперед и дает дорогу дерзким, образованным и устремленным. Но неизменным остается это вечное: «За Победу, друзья!»

 

И. Катвалюк.

На снимке: А.Н. Стрельников.

Другие статьи этого номера