Бережливость — дочь благополучия, сестра умеренности и мать свободы

Существует несколько вариантов решения устранения энергетического голода: увеличение добычи ископаемых, развитие генерирующих мощностей, использование возобновляемых источников энергии. Однако все это требует значительных материальных и финансовых затрат и дает отдачу только по прошествии долгого времени. В связи с этим особое значение приобретает рациональное потребление ТЭР. После принятия в 1994 году закона «Об энергосбережении» с целью его реализации издано более 50 нормативных актов, разработана государственная программа, создан профильный Госкомитет с низовыми структурами по областям, а также шесть региональных центров энергосбережения и энергоменеджмента. Наш корреспондент встретился с директором Крымского регионального центра при Севастопольском госуниверситете кандидатом технических наук В.Ф. Худяковым и поинтересовался его мнением о состоянии энергосбережения в городе.- Несмотря на обилие нормативных документов, проблема энергосбережения продолжает оставаться острой. Ежегодно с наступлением зимы ощущается то нехватка газа, то электроэнергии и периодически населенные пункты и микрорайоны погружаются во тьму. Но за последние десять лет мы так и не избавились от поведенческого стереотипа в плане энергосбережения и относимся к ТЭР как к вечному, неиссякаемому, Богом данному благу. Широкой славянской натуре претит рационализм. В нашем представлении он ассоциируется с унизительной и постыдной скаредностью, а потому все касающееся экономии у нас приживается с трудом, хотя и платим из своего кармана за коммунальные услуги все больше и больше. Если так будет продолжаться, то лет через пять мы будем рассуждать о проблемах энергосбережения уже при свечах.

— Владимир Федорович, в 1973 году, когда арабские страны подняли цены на нефть, в мире разразился глобальный энергетический кризис. Но человечество смогло довольно быстро преодолеть его. Полагаю, что вы сгущаете краски под воздействием психологии катастрофизма, которая заместила былую официальную идеологию и активно насаждается в обществе, в том числе и средствами массовой информации.

— Не сказал бы, что кризис был преодолен быстро. На это ушел не один год. К сожалению, в бывшем Советском Союзе, богатом природными ресурсами, из кризиса так и не был извлечен урок. А мы с советских времен унаследовали психологию иждивенчества и святую веру в то, что государство тебя обязано облагодетельствовать и будет защищать от коммунальных платежей даже на кухне. Напрасные надежды. Сейчас каждый сам за себя в ответе. Что касается Европы, то кризис заставил ее кардинальным образом изменить отношение к ТЭР. В результате в 21 стране, входившей в Международное энергетическое агентство, за 1973 — 1988 годы валовой национальный продукт вырос в среднем на 32 процента, а расход энергии — на пять процентов. В США за последние тридцать лет валовой национальный продукт вырос на 50 процентов, а потребление энергии осталось на прежнем уровне. Разве это не показатель ее разумного расходования? А что происходит у нас? Если пять лет назад в городе до потребителя не доходила четверть товарной воды, на которую были затрачены материальные и финансовые ресурсы, то сейчас ее утечки, по официальным данным, составляют уже треть. Постоянно растут потери из-за открытых теплотрасс. Ежегодно нерационально расходуется около 106 тысяч кубометров газа, 200 тонн мазута, почти 690 кВт/час электроэнергии.

— Вы хотите сказать, что у нас ничего не делается для снижения потерь.

— Я бы не хотел быть столь категоричным. Действительно, идет установка водомеров, счетчиков и других приборов, которые позволяют контролировать расход энергоресурсов и тем самым сопоставлять его со своей платежеспособностью. Это благое дело, которое надо еще более активно продолжать. В «Севгорводоканале», в «Севтеплоэнерго» заменяются старые насосы на менее энергоемкие, но процесс обновления агрегатов из-за отсутствия финансовых средств носит локальный характер. В некоторой мере способствуют режиму экономии введение нормирования расхода ТЭР и выдача предприятиям энергетических паспортов. Но это не самое главное в энергосбережении.

— А что же главное?

— Нет настоящей заинтересованности властных и ведомственных структур в решении этой проблемы. Порой создается впечатление, что легче выбить в Киеве лимиты, чем вести работу по энергосбережению. К примеру, «Севастопольэнерго» заинтересовано лишь в том, чтобы продать как можно больше электроэнергии и получить за нее оплату. А как она будет израсходована — не его забота. В сущности, и властные структуры обеспокоены прежде всего полнотой и своевременностью коммунальных платежей. Мы же говорили о психологии иждивенчества. Она в условиях рынка трансформировалась, но в своей сущности осталась неизменной, почти советской. Вот сейчас наш центр набирает учебную группу по программе энергосбережения. Не могу собрать полный состав группы. Руководители предприятий не хотят платить за обучение своих энергетиков или главных инженеров. Управлению образования не выделены бюджетные средства на обучение преподавателей, которые должны прививать детям привычку к бережливости. На всю Украину в прошлом году на проведение акций по энергосбережению было запланировано 200 тысяч гривен. До Севастополя не дошло ни копейки.

Тут есть один парадокс. Экономить должен уметь прежде всего бедный. Прежде чем иметь возможность экономить, он должен понести определенные, зачастую немалые затраты. В большинстве стран жилые дома потребляют около 60 процентов от общего количества энергии. Учитывая это, в Европе ввели более жесткие стандарты по теплоизоляции жилых строений, которая позволяет уменьшить расходы на отопление на 80 процентов. У нас такие стандарты отсутствуют. К их введению в технологическом отношении мы просто не готовы. Наша технологическая отсталость и является едва ли не главным препятствием на пути рационального использования ТЭР.

Очень плохо используем мы организационный ресурс. В городе есть несколько фирм, которые производят гелиоколлекторы, реализуют ветроустановки и другие агрегаты, относящиеся к классу нетрадиционной энергетики. О существовании и преимуществах этих агрегатов многие просто не знают. Хорошо, спишем это дело на их дороговизну. Но вот «Севастопольский «Маяк» освоил производство автоматов лестничного освещения и экономичных светильников, которые могли бы в складчину приобрести жильцы дома. Не приобретают, поскольку об этой новинке ничего толком не знают. И здесь сдерживающим фактором являются не деньги, а отсутствие организационного ресурса. На долю населения в городе приходится 92 процента газа, 80 процентов тепла и 46 процентов электроэнергии. И если предприятия побуждаются к экономии с помощью лимитов и энергетических паспортов, то с населением в этом отношении никто не работает.

— Владимир Федорович, несколько лет у нас дебатировался вопрос о концепции теплоснабжения города. Немецкий проект, предусматривающий поставку импортных блочных теплоэлектростанций, не выдержал технической экспертизы группы ученых города, в которую входили и вы. Почему он был отвергнут?

— Подписать договор с немецкой фирмой значило бы попасть к ней в финансовую кабалу. Предпочтительнее блочные теплоэлектростанции отечественного производства. Сейчас изыскиваются средства на реализацию пилотного проекта. В городе разработана комплексная программа энергосбережения, рассчитанная до 2010 года. Она должна финансироваться из бюджетных средств путем инвестиций, банковских кредитов, а также использования денежных ресурсов предприятий-заказчиков. В программе участвуют все управления бюджетной сферы, коммунальные предприятия, коммерческие фирмы. Одна из главных ее задач — создание собственных генерирующих мощностей, реконструкция Севастопольской ТЭЦ, наружного освещения, использование экономичных светильников, создание автоматизированной муниципальной системы учета. Программа реализуется с некоторым отставанием от намеченных сроков из-за недостаточного финансирования и долгого процесса согласования документов. Таким образом, проблема энергосбережения — это сложная задача, касающаяся всех и каждого из нас. Расточительность — явление интернациональное. Разница лишь в том, что где-то с ней борются, а где-то так свыклись, что уже не замечают. Нельзя забывать, что экономить воду, газ, тепло, электричество — это значит уменьшать свою зависимость от коммунальных ведомств-монополистов и обретать новую степень личной свободы.

Другие статьи этого номера