Насколько Севастополь стал открытым городом, лучше всего знают переводчики

В этом мы убедились, беседуя с заведующей сектором переводов Севастопольской торгово-промышленной палаты Т.К.ХРИСАНДОВОЙ.- Татьяна Константиновна, за счет каких факторов увеличилась востребованность переводчиков Севастопольской ТПП в последние годы?

— Могу точно сказать, что еще три года назад не было такого количества фирм и организаций, которые открывали в Украине и в Севастополе, в частности, совместные предприятия с участием зарубежных партнеров. Отсюда, конечно, резкое увеличение объема документации на иностранных языках, с которой нам приходится работать. В среднем за месяц к нам обращаются до ста и более самых разных заказчиков, в том числе и физические лица. Но большинство — фирмы. С некоторыми мы сотрудничаем уже на постоянной основе. Переводим большое количество учредительных документов, уставов.

Неизмеримо возросли и требования к самим переводам. Например, в последнее время в городе и Крыму открылось много крюинговых компаний по предоставлению работы для моряков. Как правило, они обращаются к нам за помощью в оформлении необходимых пакетов документов на двух и более языках: контрактов, договоров, соглашений, доверенностей и т.п. Специфика в том, что все эти бумаги требуют не просто перевода, а дальнейшего нотариального заверения. Все наши переводчики аккредитованы в нотариате. Поэтому проблем не возникает: люди могут нести документы, заверенные палатой, в любые инстанции, государственные институты, дипломатические учреждения как в Украине, так и в других странах мира.

Что касается частных лиц, то их обращение к нам связано с развернувшейся кампанией по отправке «украинских невест» за рубеж и вообще увеличением числа лиц, выезжающих из Украины. Только наше управление помогло оформить документы не менее чем тысяче женщин в США и другие самые разные государства планеты.

— То есть можно сказать, что квалифицированный перевод — не только основа делового сотрудничества, но и порой единственный путь к сердцу избранницы или избранника?

— Да. Так в основном сейчас в мире и знакомятся — по переписке или благодаря Интернету.

— Любовные письма тоже переводите?

— Это как раз просто: они не требуют скрупулезного перевода и юридического подтверждения полного соответствия источнику. Но во всех других случаях названные условия имеют основное значение. Например, сейчас открылись также широкие возможности получить образование за границей. Первое, что нужно для такой долгосрочной поездки, — адекватный перевод на язык той страны, где человек собирается учиться, всех его личных документов, начиная со свидетельства о рождении. И все это опять же требует печатей юридического лица — организации, которая будет делать перевод. То есть органа, уполномоченного для этих целей, коим является Торгово-промышленная палата.

Есть некоторые предприимчивые лица и предприятия — старые и новые, — почти полностью, буква в букву скопировавшие нашу систему оформления документов. Но перевод, во-первых, — продукт творческого процесса, он не бывает похож на другой, даже если сделан по одному шаблону. Во-вторых, сам уровень перевода и его письменного оформления неустанно повышается, как того и требуют общепринятые мировые стандарты. На старом «багаже», как говорится, уже далеко не уедешь. Немаловажную роль играют и сроки исполнения перевода. Динамика жизни такова, что иногда документы нужны уже через час. Неоднократно у нас так было. На это способны лишь очень квалифицированные специалисты — настоящие профессионалы. И не поодиночке, а в слаженном коллективе, где все обязательно имеют высшее образование, как правило, не единственное. Причем имеющие опыт именно переводчика, т.к. не каждый преподаватель иностранного языка может выполнять сегодня эту работу.

Но главное, конечно, это ответственность, которую они принимают на себя: достоверность и качество оформленных и заверенных переводов не должны вызвать претензий ни у кого и нигде. Одна-единственная ошибка может не только перечеркнуть весь труд, но и принести немалые материальные и моральные потери заказчикам. Особенно за границей. У нас таких накладок не было…

— Иными словами, дело современного переводчика можно даже сравнить с работой сапера, вообще не имеющего права на ошибку?

— Можно сказать и так. Представьте себе, если неточность переводчика исказит смысл или числа в сопроводительных документах? Это прямые убытки! Самое страшное при оформлении документальных переводов, из опыта, — это цифровой материал, многочисленные даты. И ни одного исправления в бумагах для граждан быть не должно. Еще мы оформляем огромное количество таможенных и других деловых документов: сертификаты происхождения, соответствия, качества, счета, описание товара, спецификации, уставы и т.д. Все эти бумаги приходят к нам от фирм — участников внешнеэкономической деятельности на языке той страны, откуда или куда идет импорт-экспорт. Таких предприятий, с которыми мы работаем, в Севастополе очень много. Постоянно делаем работу для ученых-океанографов, специалистов дельфинариумов и других.

— Знание каждого языка — это открытие нового мира. Если не новых «миров», то сколько языков «открыла» для себя палата? И какие наиболее популярны?

— Первая тройка постоянна: английский, немецкий, французский. Вне конкуренции — украинский. Часто востребованы, естественно, языки государств СНГ, прибалтийских стран. Есть переводчики с арабского, турецкого, итальянского, испанского, польского, болгарского, иврита, румынского и других. Но иногда требуются переводчики с самых разных, порой экзотических для нашего региона языков. Иногда привлекаем специалистов со стороны — всех, кто имеет квалификацию, соответствующую нашим требованиям. Иными словами, есть большой резерв. Например, для переводов с чешского, словацкого, японского, финского. Эти языки, правда, используются здесь нечасто.

Многие приходят к нам устраиваться на работу. Но специфика работы в ТПП достаточно сложная, и зачастую, столкнувшись с ней, люди уходят.

— Для каких организаций, учреждений, помимо фирм и предприятий, увеличился, по вашему опыту, объем необходимых для осуществления деятельности переводов?

— Кроме таможни, к нам постоянно обращаются представители милиции, СБУ, прокуратуры, судов, других органов и ведомств. Когда требуется, например, перевод допросов, свидетельских показаний, заключений экспертов, если приглашаются для консультации иностранные специалисты, и т.п.

— Отказов никому не было?

— Пожалуй, на днях был один из таких немногих случаев, когда следователю РОВД срочно потребовался переводчик с чеченского языка. За всю историю ТПП ни разу до этого не было заявок на перевод ни с этого языка, ни с ингушского. Ни один из вузов таких специалистов в Украине не готовит. Да и словарей, наверное, таких, особенно украинско-чеченских, пока нет.

Очень часто стали обращаться к нам непосредственно иностранцы.

И тенденция к увеличению их в Севастополе, в том числе проживающих здесь, с каждым днем все более укрепляется.

— Были ли случаи, когда люди благодарили вас за переводы?

— Да, определенный авторитет мы уже успели наработать не только в Севастополе, но и за рубежом. Например, совсем недавно женщина приехала сюда, уже в гости, и специально зашла к нам рассказать, что в консульстве США в Варшаве, принимая к рассмотрению оформленные нами ее документы, отметили высокий уровень работы переводчиков Севастопольской ТПП. И степень каких-либо недочетов с нашей стороны — нулевая. В отличие от других организаций, с работой которых дипломатам приходится сталкиваться.

Хотелось бы подчеркнуть: сложно обратиться в какое-то учреждение за квалифицированным переводом просто «на веру» — только из-за того, что оно объявило, что этим занимается. Нужно убедиться, что оно уже зарекомендовало себя с положительной стороны в данной области и его работу не нужно будет потом переделывать.

— С увеличением объема работы собирается ли СТПП расширять свой сектор переводов?

— Мы думаем над этим. В следующем году Севастопольская ТПП отметит пока еще лишь свое пятилетие. Но и за этот срок сделано уже немало. А сколько еще предстоит! Планов много.

— Спасибо за интересную информацию!

Другие статьи этого номера