Даже будучи парализованным, севастопольский инвалид-предприниматель продолжает содержать себя и семью. Пока. Но кое-кто из господ чиновников предпочел бы видеть его нищим

Говорят, один в поле не воин. Воин. Если речь идет о настоящем мужчине, за плечами которого жена и дети. Пережить трагедию Сергею П. помогла семья, и сегодня ради нее он готов на все.Всю жизнь перевернул тот жаркий злополучный день, когда одиннадцать лет назад он неудачно нырнул в море и сломал позвоночник. До этого была яркая, богатая событиями жизнь, а после — операции, изнурительное лечение, неподвижность. Большого труда стоило симферопольским врачам вытащить Сергея П. с того света. Но раз уж он вернулся, то был твердо намерен жить.

Но как? Довольствоваться пенсией инвалида в 151 гривну? Истязать себя и родных бесконечными жалобами? Превратиться из рослого, цветущего мужчины в бессильное тело? Убить свой интеллект бездействием и меланхолией? Или найти в себе силы сопротивляться болезни, судьбе, обстоятельствам, стать снова нужным себе и близким?

Он выбрал второе. Пятилетней Ире и семилетней Лене был нужен отец. Сегодня, когда старшая дочка уже окончила с золотой медалью среднюю школу и поступила на первый курс МГУ, а младшая также успешно готовится к школьным экзаменам, он понимает, насколько правильным был выбор. Борьба за жизнь окончилась победой. Но начались будни, наполненные борьбой за выживание.

Нечего греха таить. В наше время иные здоровые мужчины не знают, как и где побольше заработать. То зарплата не та, то директор негодный, а на поверку выходит хроническая безработица. Но у них в отличие от Сергея есть главное — выбор и силы, позволяющие побыстрее осуществить задуманное. Однако у этого человека оказалось, может быть, еще более ценное качество — сила духа.

В конце 1996 года он оформил частное предпринимательство. Используя свой опыт инженера, начал снабжать металлорежущим инструментом частное производственное предприятие друга. Позже открыл возле дома ларек. Через какое-то время увлекся разработкой компьютерных программ, автоматизирующих учет деятельности предпринимателей. Его трудовая деятельность стала приносить небольшие, но реальные доходы. Да только от проблем никто не застрахован. Трудности начались, когда ввели фиксированную ставку единого налога. Немалая доля доходов П. стала перетекать в государственную казну. И хотя это был даже не ручеек, а мизерная капля в общем океане всех поступающих налогов, для семьи дополнительные несколько сотен вылились в существенную потерю. И вот тогда, в 1999 году, предприниматель решил обратиться за помощью в горсовет. Главный местный орган самоуправления, учитывая материальное положение, двух несовершеннолетних детей, тяжелую инвалидность обратившегося, пошел навстречу. Было решено предоставить льготу, установив для Сергея П. минимальную ставку единого налога в размере 20 гривен.

Но в 2002 году эта льгота, согласно изменениям в законодательстве, была снята. Оказывается, единый налог не является местным налогом, поэтому предоставление льгот по его уплате к компетенции городского совета не относится. С надеждой на понимание Сергей П. написал письмо председателю Государственного комитета Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательства Александре Владимировне Кужель. Пожалуй, лучше, чем он сам выразил свои тревоги и чаяния, не скажешь:

«…Таких предпринимателей, как я, немного, но в целом по Украине несколько тысяч наберется, а может быть, и больше… У меня в результе травмы сломан позвоночник в шейном отделе, парализованы тело, ноги, руки на 80 процентов, частично внутренние органы. Передвигаюсь по квартире в инвалидной коляске. За пределы квартиры могу выйти только с посторонней помощью.

Несмотря на изложенные обстоятельства, передо мной стоят те же самые задачи, что и перед любым другим человеком: кормить и содержать семью, оплачивать коммунальные услуги, обучать детей, а также одевать и обувать их. (Жена зарабатывает 300 гривен, две дочки — одна учится в школе, другая в вузе).

…Коротко расскажу о своих сегодняшних делах, так как обычно люди не сразу верят, что инвалид 1 группы может что-то делать, заниматься предпринимательской деятельностью… Мои рабочие инструменты — компьютер и телефон. В налоговую инспекцию ходит жена. Есть партнеры-предприниматели, которые не брезгуют работать со мной, несмотря на мое положение. Спасибо им.

Но честно скажу: конкурировать на равных со здоровыми не могу. Наш горсовет по моей просьбе дал мне (а также нескольким другим инвалидам) льготу — единый налог по минимальной ставке.

Некоторое время мы пользовались льготой, но она теперь снята.

Это вынуждает меня и других из-за невозможности платить налог по полной ставке свернуть свою трудовую деятельность. Это нищета, в том числе невозможность оплачивать коммунальные услуги. Значит, придется оформлять государственную субсидию на оплату коммунальных услуг, а государство не будет получать тех налогов, которые мы платим. Где смысл?»

Далее Сергей предлагает от имени севастопольских предпринимателей-инвалидов предусмотреть льготы по единому налогу вплоть до его снятия. Местные советы, рассуждает он, могли бы легко контролировать льготников во избежание всевозможных злоупотреблений.

Пока ответа из Киева не поступало. И возможно, просьба севастопольского предпринимателя — это утопия, по каким-то неизвестным нам, но уже существующим законодательным причинам. Но можно судить по закону, а можно по совести. Обычно то, что подсказывает последнее, честнее.

Сергей П., безусловно, человек редкий, но не единственный в нашем городе. Некоторое время назад «Слава Севастополя» уже рассказывала о молодом инвалиде-предпринимателе, у которого нет ног. И закон неоднозначно порой «подставляет плечо государства» таким людям.

Долгие месяцы до того, как Сергей П. решился начать свое дело, ему пришлось провести в больницах. Там он познакомился с такими же людьми, попавшими в беду. Он вспоминает, как однажды его сосед по палате, бывший «афганец», решил прокатиться в инвалидной коляске в близлежащий лесок. На узкой тропинке ему повстречались трое подростков. Они оскорбляли инвалида, а потом обокрали и выбросили его из кресла. Мужчина пролежал в лесу несколько часов, пока его не нашли.

— Почему я вспомнил этот случай? — грустно размышляет Сергей. — Потому что эта ситуация, на мой взгляд, напоминает мое нынешнее положение. А вам так не кажется?

Р.S. По личным мотивам героя публикации его фамилия изменена.

Другие статьи этого номера