14 + 2 = семья Максименко

Узнав, что в Севастополе существует семья, где растут 14 (!) детей, мы просто не могли не побывать в их доме. На наш настойчивый стук в середине рабочего дня дверь долго не открывали. Как выяснилось, Елена Петровна Максименко, мать этого огромного семейства, укачав полуторагодовалую внучку, прилегла и сама. На просьбу рассказать о своем житье-бытье Елена Петровна, несмотря на усталый вид, согласилась. «Что ж, заходите, смотрите, только не в осуждение», — сказала она и пригласила в квартиру.

Не станем описывать подробности быта многодетной семьи, обмолвимся лишь, квартира Максименко давным-давно требует ремонта: сырые стены угловых комнат забыли, что такое обои, потолки смотрелись бы гораздо свежее и выше, будь они побелены. Порадовали глаз книги (Пушкин, Арбатова, Чейз, Дюма, Лукьянов, Гаррисон, серия Детской энциклопедии и др.) и породистая кошка черепахового цвета по кличке Алиса.

…Со своим одногодком Владимиром Максименко Лена познакомилась в июне 1974 года на танцплощадке «Ивушка». Родом из Псковской области, Максименко служил тогда срочную в нашем городе. На День Военно-Морского Флота парень, зная только название улицы, на которой жила понравившаяся ему девушка, нашел Лену, а в декабре они уже поженились.

— Сразу столько детей мы и не думали заводить. Сначала появились две девочки — погодки, потом я вдруг поняла, что мужчине обязательно нужен сын. Мальчик стал шестым ребенком в нашей семье. Помню, как радовался муж, притащил в роддом «Мускат розового камня» и букет цветов. Быть может, судьба у меня такая — иметь много детей? У моей бабушки, прожившей 104 года, было деток и поболее, выжили, правда, не все, позднее война проклятая нескольких отняла.

Здоровьем я всегда отличалась крепким, ничем, кроме насморка, не болела, зубы начала терять уже после седьмого ребенка. На учете по беременности находилась всего один раз. Чего я тогда от врачей не наслушалась: с моим отрицательным резусом и четвертой группой крови много детей иметь не рекомендовали, впрочем, делать аборты — тоже. После восьмых родов заявили категорически: больше детей иметь не смогу…И вот нам с мужем по пятьдесят, а детей у нас, слава богу, четырнадцать. Самому младшенькому ребенку — 9 лет, а первенцу уже 29. Старший сын в армии. Сейчас с нами живут девять детей-школьников, четверо из них — «лягушата» ( учатся в младших классах). Мы дважды дед с бабкой.

Живут Максименко трудно. Слова «хочу» и «купи» в этой семье дети не произносят. Масло, молоко, мясо на их столе бывают редко. Основная еда — постные супы и борщи, каши и макароны (иногда с подливой), летом — овощи, когда цены на них предельно низки. Из сладостей могут позволить купить детям полкило печенья в день зарплаты. » Отец часто рыбачит, помогают старшие дети — те, кто уже не учится, младшие сдают бутылки, как-то убирали в гаражах у знакомых (заработали целых 60 гривен), в сезон продают фрукты (заведующая соседним детсадом каждый год зовет собирать урожай), помогает церковь, — рассказывает Елена Петровна. — В прошлом году одна из дочерей удачно устроилась официанткой в столичный бар, на заработанные деньги одели к школе всех младших.

— А государство вам помогает?

— Нет. Паспорт мой потерялся. Вот восстановлю, оформим пособие.

Все ребята Максименко прошли через школу-интернат 3. «Дети способные, — отзываются о них учителя, — проявляй родители больше внимания к учебе, и результаты не замедлили бы сказаться».

— Хотели бы вы, Елена Петровна, чтобы у дочерей тоже было много детишек?

— На собственном опыте знаю — тяжело очень, кроме того, нас, многодетных, не любят. В глаза мне никогда никто этого не сказал, а детвору не раз унижали: «Зачем с дебилами дружить?!» И потом — вечное отсутствие денег… Никого не виню. Однако раньше мы с протянутой рукой не ходили, задолженностей по квартплате не имели, телефон за неуплату нам не отключали, муж стабильно получал зарплату, плюс подрабатывал, платили «детские» — на каждого ребенка по 12 рублей. Мы могли купить детям подарки на Новый год и дни рождения. А теперь, теперь у меня грамоты! Последнюю вручили на днях, в Международный день семьи. Вот она, в коробке лежит, а медаль матери-героини дети куда-то задевали. Да и какой от нее прок, на хлеб не намажешь…

В комнату вбежала младшенькая — Надя. «Из школы мои возвращаются», — заволновалась Елена Петровна. Проснулась и дала о себе знать внучка. Мы спешно засобирались, извиняясь, что отняли у Елены Петровны время, предназначенное для короткого отдыха. Уже у порога она попросила: «Если будете о нас писать, передайте через газету просьбу: верните льготы многодетным семьям».

Мы не ставили перед собой изначальной цели — прийти с инспекцией, найти недочеты и вынести их на всеобщее обозрение. Нет у нас на это никакого морального права. Чем, скажите, лучше многодетной матери может быть, например, женщина, отказавшаяся иметь детей ради честолюбивых устремлений? Единственное, о чем все же не умолчим, смутила некоторая пассивность Максименко. Им бы осаждать чиновничьи кабинеты, требовать, не для себя, конечно. Впрочем, каждый делает свой выбор сам, хочется только, чтобы от выбора родителей как можно меньше страдали их дети.

На снимке: к сожалению, собрать всю семью Максименко сложно: отец и старшие дети — на работе, а в семейном архиве были только старые фотографии.

Другие статьи этого номера