2. Рейс следующий — украинский

Давно уже не было такого насыщенного экспедиционного лета для судна «Профессор Водяницкий», как ныне. Вначале, с 13 мая по 1 июля, проходил 58-й международный рейс научно-исследовательского судна «Профессор Водяницкий». Исследования выполнялись в Черном море по финансируемому Европейским союзом проекту изучения струйных метановых газовыделений. Рейс был организован центром морских международных исследований судоходной компании ЗАО «ТД «ГЕСС и Ко» под руководством Ю.М.Кравцова.- В этом рейсе участвовали ученые Болгарии, Италии, Германии, Бельгии, Франции, Швейцарии, России, Румынии и Украины, — говорит заведующий отделом радиационной и химической биологии ИнБЮМ доктор биологических наук В.Н.Егоров. Виктор Николаевич — программный директор центра морских международных исследований судоходной компании ЗАО «ТД «ГЕСС и Ко». — Организационно экспедиция состояла из трех этапов по две недели. Смена научных составов производилась в Стамбуле. От Украины в рейсе участвовали сотрудники Института биологии южных морей (ИнБЮМ) и Института геофизики Национальной академии наук Украины. Наша группа из ИнБЮМ занималась организацией рейса, обеспечивала выполнение забортных работ, вела поиск и регистрацию газовыделений с помощью судового самого современного гидроакустического комплекса СИМРАД-ЕК-500.

Большое содействие решению задач экспедиции оказала судоходная компания ЗАО «ТД «ГЕСС и Ко». При подготовке к рейсу на судне были полностью подготовлены к исследованиям научные лаборатории, закуплены новые тросы к лебедкам, сделана метрологическая поверка судового научного оборудования, а также закуплены все необходимые расходные материалы и вспомогательное имущество.

Получен огромный массив данных, который может оказать решающее влияние на познание закономерностей формирования струйных метановых газовыделений со дна Черного моря, степень их приуроченности к возможным подводным углеводородным месторождениям, определить их влияние на средообразующие и экологические характеристики моря, а также оценить вклад газовой разгрузки Черного моря в глобальный парниковый эффект.

Не успел завершиться этот международный рейс, как начался следующий, 59-й, на этот раз украинский. И вот на днях в Севастополь возвратилось судно «Профессор Водяницкий». На его борту состоялась наша беседа с академиком НАН Украины Е.Ф.Шнюковым.

— Евгений Федорович, нет необходимости еще раз рассказывать нашим читателям о вашей плодотворной деятельности по изучению Черного моря. Что значит для вас нынешняя экспедиция?

— Самый главный вывод: несмотря на сложности последнего времени, морская наука существует. Мы живем, работаем, продвигаемся. И это уже хорошо. Сегодня Черное море благодаря своим минерально-сырьевым ресурсам, благодаря фундаментальным проблемам стало привлекать все больше и больше внимания иностранных исследователей. Здесь проводятся научно-исследовательские экспедиции от Европейского союза, НАТО, различных экологических структур. В общем, экспедиций все больше. К сожалению, мы, украинские ученые и исследователи, находимся в неравноправном положении. Мы беднее. Мы хуже оснащены. Мы не можем совершать длительные экспедиции.

— Тем не менее вы работаете? И по-прежнему выходите в экспедиции?

— Мы работаем. И по прикладным задачам, которые мы реализуем, и, конечно, для души, то есть для фундаментальной науки. Основные направления работ для фундаментальной науки — это изучение газогидратов, газовых фонтанов и газовых факелов, то есть процессов газообразования в черноморской впадине. В целом мы прошли маршрут. Детально изучали район острова Змеиный — форпост страны на юго-западе. Мы большое внимание уделяем также изучению так называемого Форосского выступа, прилегающей к Форосу относительно мелководной части моря. Взяли двенадцать драг, все они были удачными, подняли много интересных, самых разнообразных пород.

— Почему выбрали для исследования этот регион?

— Объяснение простое: при наших технических возможностях этот регион нам наиболее доступен. Здесь мы можем сделать больше, чем в другом месте. Мы изучали геологическую структуру во впадине Сорокина, между Алуштой и Судаком. Это, пожалуй, одно из самых перспективных мест для будущей (подчеркиваю: будущей!) добычи газогидратов и всего прочего.

— И глубина позволяет вести там разработки?

— Нет, глубины там большие — два километра. Но, собственно говоря, два километра в мировой науке уже преодолены. Даже у нас на Черном море бурили три скважины с американского судна «Гломар Челленджер».

Правда, две скважины были неудачные, но одна вполне состоялась. Мы изучали газовые факелы, фонтаны, получили интересные данные. Вот, представьте себе, обнаружили подводный фонтан высотой 700 метров и диаметром 400 метров. Это и на суше колоссальные размеры, а в морской среде, которая плотнее и где активность снижается, и подавно. Это очень интересное явление. Мы определили, что это, скорее всего, фонтан грязевого вулкана. И вот что любопытно. Предыдущая научная экспедиция на немецком судне «Метеор» этого фонтана не обнаружила. Потом мы на этом же месте обнаружили два газовых фонтана и даже больших размеров. Затем была еще одна иностранная экспедиция, однако и она таких мощных фонтанов не зафиксировала.

— И что это означает?

— Значит, что грязевой вулкан пульсирует. Иными словами, фонтан этот то выбрасывает струю, то не выбрасывает. Такие фонтаны носят названия фонтанов Локбатанского типа. Их название идет от промысла, который был в свое время поставлен на грязевом вулкане на Каспии, в Азербайджане. В течение 40 с лишним лет он давал мощную продуктивную отдачу. Поскольку фонтан, который мы сейчас осматриваем, похож на Локбатанский, есть возможность положительно оценивать перспективу постановки нефтяных работ в будущем. Такие мощные фонтаны — явный показатель газоносности дна, высокого газонасыщения.

— Евгений Федорович, а кто участвовал в нынешнем этапе экспедиции?

— Это была специальная экспедиция отделения Академии наук о Земле. В целом на судне работал сильный научный состав — два академика, восемь докторов наук, десять кандидатов наук. Был в рейсе известный ученый, очень симпатичный и милый человек академик-секретарь Виталий Иванович Старостенко, да вы знаете — он часто бывает в Севастополе и участвует в научных экспедициях. Отделение морской геологии академии представляли Сергей Александрович Клещенко, Алексей Васильевич Иванников и многие другие специалисты. Работали мы добросовестно, достаточно дружно, поставили полсотни станций. На предыдущих этапах на судне украинские исследователи работали с иностранцами. Коллеги были оснащены лучше, чем мы. Ходили они преимущественно по тем же точкам, где и мы работаем.

— Вам доводилось совершать научные экспедиции на различных научных судах. Что вы можете сказать о нынешнем и его экипаже?

— Скажу, что «Профессор Водяницкий» — хороший корабль. Хорошая команда и хороший капитан Николай Иванович Козик. Он грамотно помогал нам в работе. Лишь один пример: для того чтобы поднять драгу или пробу со дна, мы прежде всегда дожидались дрейфа. Сейчас же все делалось на малом ходу судна. А для этого должно быть высокое штурманское искусство. А главное, во всем чувствуется, что у судна хозяин хороший — фирма «ГЕСС и Ко».

Из интервью с капитаном судна «Профессор Водяницкий» Н.И.Козиком:

— Николай Иванович, судно «Профессор Водяницкий» совершает в основном грузо-пассажирские рейсы по маршруту Скадовск — Стамбул. Что, в принципе, означает для вас, капитана, научная экспедиция? Это обязанность или удовольствие?

— Это моя привычная работа, которой я занимался с 1977 года. «Профессор Водяницкий» — прекрасное научное судно. И мы всегда готовы подготовить оборудование и дать возможность исследователям приступить к экспериментальным работам. Нынешним летом экспедиция продолжалась в несколько этапов общей протяженностью более шестидесяти суток.

— Чем отличаются по стилю работы зарубежные ученые от своих украинских коллег?

— Нынче было меньше людей, но научного оборудования гораздо больше. Причем и само оборудование более сложное, чем у нас. И потому иностранные ученые работали более интенсивно.

— Научные сотрудники хвалят моряков. А какова оценка капитана?

— Экипаж судна в основном молодой, из тех, кто прежде работал в научных рейсах, осталось немного. Но справились. Трудно выделить кого-либо, замечаний у меня ни к кому не было. Все были на своих местах: старший помощник Петр Николаевич Манулевич, второй помощник Эдуард Михайлович Красичков, третий помощник Валерий Иванович Сальный.

Научный рейс завершен. В институтских отделах и лабораториях началась обработка данных. А «Профессор Водяницкий», распрощавшись на время с большой наукой, снова начал свои грузо-пассажирские рейсы.

Другие статьи этого номера