Каждая птичка складывает гнездо по-своему

— Приходите в гости! — просто и несколько неожиданно сказала Татьяна Васильевна Каплун, услышав просьбу рассказать о редком виде дизайнерского искусства, которым владеет, — батике, росписи по ткани. Татьяна Васильевна — член Союза дизайнеров Украины. — Моя мастерская находится дома, — пояснила она.Вообще-то первым нас встретил огромных размеров пес — азиатская овчарка. Потянул носом воздух, внимательно осмотрел, «сфотографировал» и, повинуясь команде хозяйки, вернулся в будку. Пока мы снимали пальто, Татьяна поведала, что раньше она с семьей жила в обычной «двенадцатиэтажке», да не хватало свободы. Здесь же воля вольная, простор, чуть ли не сельская тишина и чистый воздух.

Факт, что хозяйка дома имеет прямое отношение к искусству, чувствуется с первых шагов. Яркая кухня, выдержанная в желтых, песочных и бежевых тонах, дышала теплом и уютом. Кое-где по кухонной стене вели караван надменные верблюды, словно наводя на мысль, что люди, поселившиеся здесь, любители жары и Солнца. И точно. Как выяснилось позже, Татьяна и ее муж Владимир Николаевич приехали в наш город из Казахстана. А вообще-то желтый цвет, объяснила дизайнер, если исходить из психологии восприятий, просто сопутствует аппетиту.

Все комнаты в доме имеют свой стиль и соответственно название. Например, гостиная выдержана в стиле «осень». Тут нет задающей тон одной цветовой гаммы (наверняка не без умысла), интерьер создают декоративные украшения и со вкусом подобранные картины. Особенно в этой комнате запоминается картина «Молитва», выполненная хозяйкой дома на ткани. Среди абстрактных символов в самом центре картины исполненное глубокой печали одухотворенное женское лицо.

— Здесь каждый человек словно видит свой грех, — считает Татьяна Васильевна.

В комнате отдыха — весна. Много сиреневого тона. Тончайшие занавески тоже собственноручно расписаны хозяйкой. Вторых таких не увидишь нигде: авторская работа. На одной из стен раскинулся изящно нарисованный сад…

— Тем самым я хотела расширить границы комнаты, убрать монотонность, — объясняет Т.В.Каплун.

Чем больше узнаешь об этом доме, тем словно привязываешься к нему — столько любви, уважения к собственному жилищу читается в этой заботе.

Но вернемся к тому, с чего начали, что изначально послужило поводом для визита. Мастерская Татьяны Васильевны расположена в соседнем доме на втором этаже. Здесь творческие замыслы оживают на ткани — искусстве, родившемся в Китае и Индонезии и известном еще в VII веке.

Изначально роспись на батике выполнялась по очень сложной технологии. Ткань пропитывалась воском, приготавливались специальные краски. В старину на изготовление одной вещи могло уйти не менее полугода. Зато сколько для этого требовалось души и умения! Не случайно некоторые наряды задумывались как оберег — на него по желанию наносились тайные знаки, образы, приносящие удачу. Батик — искусство восточное, а на Востоке, как известно, не бывает мелочей. Тут и самовыражение, и тонкий намек, и вера в самобытную индивидуальность.

Повторить подобную работу невозможно. Вероятно, эта особенность и привлекает многих заказчиков. Женщины хотят быть неповторимыми. Одна из личных вещей Татьяны Васильевны так и называется: «Хочу быть любимой!»

С тем, что с помощью языка, стиля одежды можно выразить чувства, настроение, вряд ли кто поспорит. Т.В.Каплун рассказывала, что часто перед началом работы она старается познакомиться с заказчиком поближе. Иногда это приносит большую удачу — и мастеру при выборе композиции рисунка, и тому, для кого изготавливается вещь. Показателен случай с женщиной, заказавшей свадебное платье. В одной из доверительных бесед стало известно, что на первое свидание будущий муж пришел с букетом красивейших орхидей.

— Цветы были настолько красивыми, — вспоминала женщина, — что я всю ночь любовалась ими. У меня родились нежные чувства к тому, кто их выбирал для меня, подарил.

— Эти орхидеи мы и изобразим на свадебном платье! — решила Татьяна Васильевна.

И чтобы нарисовать именно те орхидеи, они обошли все цветочные рынки. Живые цветы были использованы в качестве эскиза, а затем изображены на ткани. Это стало большим сюрпризом для мужчины. Стоит ли описывать его изумление?!

Есть что-то общее в искусстве, которым владеет Т.В.Каплун, и атмосфере ее дома. Возможно, это умение оживлять, казалось бы, совершенно неодушевленные предметы. Интуицией художника и чутьем хранительницы домашнего очага ей удается добавлять в повседневную жизнь чуть больше красок, чем кажется нам обычно. Но в этом и заключается весь ее стиль — уйти от обычного, стандартного. Ведь дом, считает она, — это продолжение нашей индивидуальности, только в иной форме. И дело тут не в количестве денежных знаков, вложенных в ремонт. «Надо суметь найти изюминку, — убеждена дизайнер и добавляет: — Каждая птичка складывает гнездо по-своему».

Но было бы несправедливо не отметить вот еще какой важный момент. Дело в том, что муж Татьяны Васильевны — Владимир Каплун — самый настоящий мастер на все руки, инженер-строитель, знающий, как профессионально воплотить идеи жены в жизнь. И к этой своей почетной миссии он относится так же вдохновенно, как и супруга, превращая ремесло в творчество.

Да и дети в этой семье, наверное, не случайно выросли одаренными. Старшая дочь Лариса сегодня работает дизайнером по шторам, а младший сын Василий — ученик городской художественной школы — был лауреатом американской премии, а в канун празднования 220-летия Севастополя его работы в числе других выставлялись в Москве в Третьяковской галерее.

…Что ни говори, а чужой пример бывает страсть как заразителен. Уже который день мучаюсь желанием что-либо изменить у себя дома. То ярких красок, мне кажется, маловато, то слишком много мебели… Но главное — хочется действовать!

Другие статьи этого номера