«Водяной», видать, гневался…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Когда умирал наш дедушка, я, тогда 10-летняя девчонка, прекрасно помню, как он сказал моей маме: "Дочь, об одном тебя прошу-молю — не продавай дом. Он построен руками еще твоего прадеда…"

Должна сказать, что дед мой Егор Елистратович всю жизнь проработал водопроводчиком, а начинал он свою рабочую карьеру пожарным, т.е. по жизни всегда имел дело с водой.

Не зря я это упоминаю, т. к., на мой взгляд, все произошедшее в сентябре-октябре нынешнего года, мне кажется, имеет непосредственное отношение к завету деда и его профессии.

А соль вот в чем. Я и мой муж, прямые наследники родового нашего дома на Корабелке (мама умерла в 2001 году, а отец — еще раньше), решили продать этот дом и улучшить свои жилищные условия — подвернулся вариант приобрести очень хорошую трехкомнатную квартиру на ул. И.Голубца.

Помнится, 20 сентября пришли люди смотреть наш дом. Познакомились с планировкой всех четырех комнат, пошли затем на участок, потрясли забор (проверяли на прочность), в конце захотели удостовериться, что водопроводная система в полном порядке. Мужчина (гость) повернул вентиль крана, и тут неожиданно (такого и не припомню) шланг-удлинитель сорвался с носика крана, шибанул мужчину по бедру и окатил водой его спутницу с ног до головы.

Быстренько я завернула кран, зашли мы в дом, кое-как обсушили плащ и блузку "пострадавшей", приступили к обсуждению всех деталей предстоящей купли-продажи дома…

И, представьте, дело почему-то не заладилось. Ушли наши гости, обещали подумать и позвонить. Но звонок так и не раздался…

Потом еще два раза навещали нас желающие приобрести домик, но каждый раз ударить по рукам не удавалось. Кстати, характерный штрих: в обоих случаях то чашка с чаем опрокидывалась, то вдруг как из ведра начинал на улице лить дождь.

…В тот день, когда мы договорились о встрече с очередным покупателем, который по телефону согласился со всеми нашими условиями продажи дома (этот человек очень торопился, через пять суток он должен был срочно улетать в Индонезию, а дело хотелось завершить, т.к. буквально в ста метрах от нашего домика жила его дочь с внучкой в "брежневке"), случилось вообще нечто невероятное. Внезапно на подоконнике в зале стала собираться вода. Никакого дождя не было, стояли ясные дни. Вода — очень чистая, прозрачная — начала проливаться на пол, мы в смятении уже и не знали, что делать: все тряпки давно были задействованы.

Потом, часов через пять, когда уехали вконец обескураженные сантехники из рэпа (они никакой утечки не нашли), "водопад" прекратился. Вечером муж завел разговор о предстоящей встрече с покупателями дома. Не успели мы перекинуться и тремя фразами, как в северной комнатке (детской) зажурчал ручеек воды: она лилась уже прямо с потолка.

Тут мы и прозрели: никак Егор Елистратович таким вот фантастическим образом выражает свое несогласие с нашим решением продать дом. Все, буквально все говорило в пользу этой версии.

Короче говоря, дом мы так и не продали. Сдавали его потом внаем, а спустя полгода купили-таки квартиру в районе ул. Кожанова, но, конечно, поскромнее…

А в домике живут сейчас три студентки. И никаких "водопадов" не наблюдается…

Другие статьи этого номера