Кто нас будет лечить завтра?

Лариса Моисеевна Богайчук — педиатр с 30-летним стажем — написала заявление об уходе. С начала декабря 1102 ребенка из 13-ти сел Орлиновской долины (из них 55 в возрасте до года) остались без опытного педиатра. С этого момента только «скорая помощь» приедет к больному. Возможно, в перспективе удастся командировать детских врачей в долину по принципу вахтового метода.Решение оставить место работы далось Ларисе Моисеевне тяжело. "Мне жаль детей, но я устала", — говорит врач. Четыре года она старалась не обращать внимания на свои личные трудности, необустроенный быт.

Тогда, в 2002 году, постоянного педиатра в Орлином уже не было. Медики откровенно не хотели здесь задерживаться. А Ларисе Моисеевне по показаниям здоровья здешний климат понравился. Казалось, наконец-то проблема будет решена.

Сначала Богайчук предстояло поселиться в кабинете статбюро среди казенных полок и документации. Здесь поставили кровать с панцирной сеткой, на нее постелили доску и матрас.

По истечении какого-то времени сельсовет предоставил медику пятнадцатиметровую комнату в общежитии. В божеский вид Лариса Моисеевна приводила ее сама — красила, клеила обои, белила. Ведро воды заменило ванную комнату. Здесь же, естественно, была и кухня. После тяжелого трудового дня, приема больных детей и посещения их на дому, уставшая врач возвращалась в эти "хоромы", где ей с трудом удавалось хотя бы нормально выспаться.

Разве удивительно, что спустя несколько лет такой жизни терпение у врача закончилось. Лариса Моисеевна стала ездить домой в город. Теперь, чтобы начать вовремя рабочий день, ей предстояло вставать в пять часов утра и два часа тратить на дорогу. Но это оказалось не только физически трудно, но и накладно. В конце концов окрепло решение об окончательном уходе с работы. При этом врач не отрицает, что если бы социальные условия были более сносными, она не оставила бы село.

Произошедшее с Ларисой Моисеевной можно назвать типичным. Сегодня в Орлиновской больнице трудятся в основном те, кто уже в силу возраста не станет искать новую работу. Хирургу исполнилось 77 лет, гинекологу около 70-ти. Главный врач больницы В.А. Попоудин невесело шутит: "Самый молодой здесь я. Еще не пенсионер, но уже перенес инфаркт". Эти люди — чуть ли не единственная надежда и опора для сельчан. Что будет здесь лет через пять-десять? А точнее, кто здесь будет?

По сообщению газеты Совета Министров АРК, шесть крымских сел прекратили свое существование в связи с тем, что из них выехали все жители. Среди основных причин опустения сел названы плохие социальные условия жизни, и в первую очередь отсутствие должного медицинского обслуживания.

Но и в городе положение вещей от идеального далеко. По словам начальника городского управления здравоохранения В.И. Пологова, укомплектованность медработниками наших поликлиник и больниц составляет всего 75 процентов от необходимого. Так, например, если потребность в пополнении новыми кадрами составляет 100-112 человек в год, принять удается лишь 30. Молодые специалисты в Севастополь не едут, потому что нет никакой перспективы получения жилья. А на зарплату врача, как известно, жилья не купишь. Для этого придется копить деньги как минимум 30-40 лет.

— Сегодня труд врача коммунального заведения превращается из наемного в рабский, — говорит в сердцах Виктор Игоревич. — С одной стороны, общество предъявляет к врачу серьезные требования, начиная с выполнения клятвы Гиппократа, вплоть до гражданско-уголовной ответственности. Но с другой стороны, и взаимообмена нет. Сегодня семьи врачей обречены на нищенское существование.

Кто будет нас лечить завтра? И как?

Другие статьи этого номера