Откровения от Анны

Вы по образованию литературовед? Вы кандидат филологических наук? Вы не любите женщин? Вы не мечтаете об уютном семейном очаге? Вы морщитесь, услышав словосочетание «бардовская песня»? Вы живете по принципу «c милым рай и в шалаше»? Вы по знаку зодиака Бык и Овен?
Если вы отрицательно ответили на все вопросы — значит вы не «Умка», и уж тем более не Анна Герасимова.
Ее популярность среди бывших «детей цветов» невероятно высока. Она исполняет интеллектуальный рок на еще более интеллектуальные тексты, которые сама же и сочиняет. Ее знают и любят в России и за рубежом. А она — хрупкая женщина с грустными глазами и нервностью добермана. Она не любит, когда ее называют Анной. Она поименно знает всех своих поклонников в Новосибирске, Питере, Москве. И вот — встреча после концерта «Умки» в Севастополе.- На ваши концерты вход свободный. Может, люди приходят от скуки?

— Кто же сейчас пойдет, даже бесплатно, на то, что ему не нравится?! Скажу без скромности, что мы в Севастополе очень популярны! Многие вообще считают, что "Умка" — севастопольская группа, мне это очень льстит. К тому же Севастополь — не самый богатый город в мире… А после концерта мы по старой традиции собираем пожертвования в шляпу, точнее — в пакет, со словами: "Люди, дайте нам деньги, чтобы дотянуть до следующего концерта!". И это нормально.

— По менталитету вы себя относите к питерской или московской школе? Тексты уж больно немосковские.

— Почему?! Очень даже московские! И уж не питерские — это точно. А вообще, я — космополит: мой дом там, где мне хорошо. Сейчас мой дом в Севастополе. Свою Москву я похоронила, она сильно изменилась в плохую сторону.

— В ваших текстах я уловил нечто женское, вывернутое наизнанку и закодированное…

— Женское у меня нормальное, никуда не выворочено. Но, если честно, меня абсолютно не интересует все, что делают женщины! Не люблю ни "женскую" поэзию, ни "женскую" литературу. Все, что связано с женщиной, мне не нравится. Разве что детородная функция да пожрать приготовить — эти функции я честно выполняю, но как творческий посыл… мне не интересно.

— В какой момент и почему произошел прыжок от литературоведа к…

— Никакого прыжка не было. Это параллели: я всю жизнь занималась литературой и всю жизнь пела песни. А потом все поменялось местами. Поняла, что это я делаю лучше всего остального, поэтому не стала морочить себе и окружающим голову. К ужасу своих родителей, кстати.

— Вы дружны со своими фанами, даже знаете всех в лицо…

— Да, потому что они мне интересны! Ведь рок-н-ролл — это не способ зарабатывания денег, это способ общения с миром.

— Жванецкий как-то изрек, что «писать, как и писать, надо тогда, когда уже невмоготу»!

— Абсолютно прав Жванецкий! Мо-ло-дец! Я и не слыхала такого емкого афоризма.

— По ночам вскакиваем?

— Нет, бумага всегда под рукой. Если вскакивать, можно расплескать. Еще хорошо пишется по утрам на прогулке, в дороге… Ощущение, будто в голове появляется дыра и в нее что-то попадает.

— О «Грэмми» мечтаете?

— Да, и чтобы вручили непременно в Севастополе! На "Ракушке" например. Мне деньги не нужны, славы дайте! (Смеется). А вообще-то я занимаюсь тем, чем хотела заниматься всю жизнь, живу там и с тем, где и с кем хотела бы жить. В этом смысле я очень счастливый человек, потому что добилась всего.

— Что первично: слово или… музыка?

— Не знаю. У Бога надо спросить. Но думаю, что вначале была все-таки музыка.

— Да?! И эта музыка была рок-н-ролл? И увидел Он, что это хорошо? Мерзкий вопрос, но… у вас дома есть «Словарь рифм русского языка»?

— Конечно, нет! Все рифмы в голове.

— Как вообще люди становятся поэтами? Окончив литинститут?

— Если до этого ты был поэтом, то да.

— Мне тут наябедничали, что вы защищались по Даниилу Хармсу?

— Несмотря на попутное рождение ребенка, я получила красный диплом и пошла в аспирантуру. Чтобы выпендриться, стала писать о том, что меня интересовало. Моя диссертация по ОБЕРИУТам была первой в СССР на эту тему и называлась смешно: "Проблемы смешного в творчестве ОБЕРИУТов". Потом лет десять писала на эту тему в различных изданиях и даже была известным специалистом в этой области. А однажды поняла, что не хочу уподобляться людям, веками паразитирующим на одной и той же теме, и, наконец-то, занялась любимым делом. По образованию я — кабинетный ученый, а по натуре не могу усидеть на месте десяти минут! Я все делаю на одной ноге и бегом.

— Мне очень импонирует ваше нежное и трогательное, чисто женское использование обсценной лексики! Да еще из уст филолога!

— Голос у меня такой, а на самом деле я довольно грубо матерюсь. Это очень интересная часть русского языка, от которой ни в коем случае нельзя отказываться! Очень люблю мат. В Севастополе, кстати, ваши дети ругаются прямо с пеленок. Так виртуозно, как здесь, нигде больше не матерятся ни дети, ни девушки! Вообще в России принято матом ругаться, а здесь матом разговаривают! А в текстах я употребляю ненорматив лишь тогда, когда в этом есть необходимость. Но когда на этом строят концепцию своего творчества — мне не нравится. Любой перебор — это безвкусица и потакание самой нетребовательной публике.

— О каких таких своих слабостях вы хотели бы добровольно рассказать нашему пронзительному читателю?

— А он у вас пронзительный? Слабости на ум не приходят. А вот я — шовинистка! Считаю, что мужчина — это высшее существо, а женщина… Не считаю, что в специфической женской психике есть что-то интересное. До сих пор не могу понять феминисток: они пытаются доказать, что они не хуже мужчин или что они не лучше?! По-моему, сами не знают, чего хотят. Если человек свой дискурс строит на том, что он мужчина или женщина, то мне с этим человеком неинтересно!

— Когда вы исполняете свои песни, отдаете отчет, что их слушают не только Здесь, но и Там?

— Конечно, поэтому отвечаю за каждое произнесенное слово.

— Вы конформист?

— Нет, но очень хорошо приспосабливаюсь.

— Суицидальные наклонности?

— Не дай Бог! Отвратительная вещь. Это для слабаков.

— Для написания стихов требуются психостимуляторы?

— Лично мне — нет. Честнее работать на "чистяке". И концерты играть, и сочинять надо с чистой башкой.

— Мужчина для женщины является поводырем?

— Без сомнения.

— А женщина?

— Наверное, но я никогда не была мужчиной. Гармония только во взаимодействии мужского и женского. И в отдельном человеке, и в мире вообще. Мне, например, не нравятся девочки, которые живут с девочками! Такое же слабачество, как и суицид.

— А мальчик с мальчиком?

— Фу! Вообще противно!

— Фобии имеются?

— Я считаю, что нормальный человек ничего не должен бояться.

— Вы нормальный человек?

— Надеюсь. Мне может быть страшно, но бояться — это ниже моего достоинства!

— Своим бешеным темпераментом вы похожи на… испанку!

— Сомневаюсь, ведь я — … не испанка!

Мне кажется, что мир будет существовать до тех пор, пока жив хоть один романтик. Иногда их еще называют сумасшедшими, странными, блаженными, идиотами… Но, глядя на них, нет-нет да и кольнет где-то в груди, там, где должна быть т.н. душа! Может, оттого, что мы не такие, как они. И никогда уже ими не станем. Как там у "Умки": "…Темень за окном густа, как джем. Кто умножает знания, тот глух и нем. Не запереться ли совсем — так будет лучше всем…"

Другие статьи этого номера