Леонид РУДКИН: «Таможня — визитная карточка Украины, а улыбка — визитка таможенника»

По укоренившейся в нашем менталитете привычке рапортовать «о достигнутом» руководители различных ведомств готовят к своим профессиональным праздникам парадные цифры. Но наша традиционная беседа — накануне День таможенной службы Украины — с начальником Севастопольской таможни Л.Н. Рудкиным была о другом. Мы говорили о традициях, о том, в чем сила возглавляемого им более 30 лет коллектива, в чем заключается тот самый «человеческий фактор», позволяющий Севастопольской таможне годами быть одним из лидеров по многим показателям работы на страже экономических интересов державы.- Леонид Николаевич, более 38 лет вы наблюдаете и влияете (!) на процессы развития таможенной службы в Севастополе и в Украине в целом. В прошлом году руководители российской таможни, приезжавшие поздравить вас с 30-летием службы начальником, отмечали, что аналогов такого долголетия нет во всей таможенной системе СНГ. Вы, как никто другой, можете сравнивать не то что времена — целые эпохи становления вашей службы. Как она менялась? Что главное в ней сегодня? Это очень интересует наших читателей.

— Коллектив Севастопольской таможни сегодня уже немаленький — 200 человек. И каждый, естественно, — со своим характером, своими взглядами на жизнь, своими устоями, мыслями, решениями и т.д. Сплотить их в единый механизм, работающий как часы, на благо государства и города, конечно, непросто. Не говорю об оценках со стороны. Но я, по крайней мере, очень горжусь нашим коллективом. И хорошо знаю каждого. Поскольку всех, кто сегодня трудится у нас, лично принимал на работу.

Да, за последние 30 с лишним лет через нашу таможню прошло много людей. Некоторые уходили сами. Других, может, к сожалению, а может быть, и к счастью, мы уволили. Но, так или иначе, мы постоянно "чистили" этот коллектив, чтобы сделать его поистине достойным звания Севастопольской таможни.

— Достойным в каком плане?

— Хотя бы даже в том, как я не раз уже говорил, чтобы наши сотрудники не стеснялись ходить в форме по родным улицам, не боялись, что севастопольцы будут тыкать в них пальцем, а за спиной говорить, что идут, мол, какие-то "хабарники". Достоинство я всегда видел в том, чтобы наши люди шли на работу и с работы с гордо поднятой головой, чтобы они четко выполняли свои обязанности, на высоком профессиональном уровне, со знанием дела и законодательства. Я всю жизнь придерживаюсь принципа и стараюсь привить его коллегам: всегда встречайте и провожайте людей на границе с улыбкой! Потому что таможня — это визитная карточка государства. Значит, от нее в первую очередь зависит отношение к нашей стране. И каким оно будет, становится ясно уже с того момента, есть или нет на лице таможенника, встречающего туристов или бизнесменов, улыбка. И не просто профессиональная, а человеческая — добрая, без злорадного ожидания какой-то оплошности. Вот такая улыбка и есть визитка самого таможенника.

Поэтому, естественно, мы всегда сверхоперативно реагируем на любую — подчеркиваю, любую! — негативную информацию о таможне, любое ЧП, связанное с работой кого-то из ее сотрудников. Не будем далеко ходить за примером. Недавно в вашей газете в письме членов одного из садоводческих кооперативов промелькнул лишь одной строкой намек на то, что там якобы построил деревянный особняк какой-то таможенник. А поскольку "Славу" в нашем коллективе читают, а я — регулярно, мы отреагировали мгновенно. Я поручил начальнику отдела внутренней безопасности разобраться: кто этот таможенник, за что и как он построил этот дом? И хотя мы не знали ни адреса авторов письма, ни телефонов, ни других отправных координат, в результате проведенного собственного расследования за считанные дни достоверно установили, что пресловутый дом принадлежит чиновнику совсем другого ведомства и даже не нашей страны! А к нашим таможенникам или их родственникам в любом "колене" особняк никакого отношения не имеет.

Я хочу отметить: мы не оставили без внимания даже такой, на первый взгляд, пустяк, как фраза в скобках в маленькой заметке. И никогда не будем оставлять — вот в чем цель слаженной работы достойного коллектива! То есть хочу сказать, что отношение к недостойным, если они обнаруживаются в наших рядах, такое же нетерпимое, как к нарушителям таможенных правил на границе. Там мы реагируем столь же быстро и четко. Только с начала года Севастопольской таможней возбуждено 5 уголовных дел о контрабанде на общую сумму 1 138 380 гривен, а протоколов о нарушениях таможенных правил составлено 119 — на 13 514 430 грн. И еще об оперативности — без ложной скромности (это плоды и показатель работы всего коллектива!) — одно январское уголовное дело по факту контрабанды двухмачтовой парусно-моторной яхты "Виктория" ценой 726 540 грн мы уже закрыли. Суд признал ее владельца — гражданина Украины В.П. Сафонова — виновным и приговорил его к пяти годам лишения свободы (с отсрочкой приговора) с конфискацией судна в доход государства.

— Вы так и не сказали об «оценках со стороны» вашей работы и ваших людей. Не знаете или не хотите?

— Как не знать! И скрывать нам нечего! Мы специально регулярно проводим анонимные (чтобы люди не стеснялись) опросы: что люди думают о нашей деятельности, как ведут себя наши сотрудники — корректно, честно, профессионально или нет? Один из вопросов так и звучит: "Часто ли вы встречаете грубость со стороны таможенника?" Потом мы все тщательно изучаем результаты опроса, анализируем ответы и делаем выводы. Ни один негативный случай не был оставлен без внимания, ни одно замечание! Сразу принимаются меры. Если есть за что — наказываем. Или поощряем. Конечно, быть "святее" всех — нереально. Это — разные люди, со страстями и чаяниями. Не всегда все сразу "проникаются", в какой коллектив они пришли, и понимают, какие требования к ним предъявляются. Но в сравнении с прошлыми годами негатива становится все меньше и меньше.

— То есть и ваш отбор кандидатов «в ряды» становится все строже?

— Увы, встречаются такие, которые, начитавшись всякой белиберды, хотят попасть на таможню, чтобы, как говорят, "грести". Одни видны сразу, другие отсеиваются, поняв, что заблуждались. Добросовестные остаются. Помню, в первые годы независимости, когда очень трудно было на таможне, как и во всей стране, многие ушли от нас "в бизнес". Я их не осуждаю — они искали, "где лучше". Теперь некоторые — хорошие специалисты — просятся обратно. Но у нас мест нет. Даже для тех молодых, кого сами посылали учиться на пять лет в нашу академию, с трудом нашли вакансии. Конкурс, чтобы попасть на работу к нам, — как в былые годы в МГУ или МГИМО. Да и зарплаты, надо сказать, немаленькие. Но и отдача от нашей таможни — существенная. Хотя Севастополь — не такой уж большой перевалочный центр международной торговли. В основном мы заняты оформлением экспортных грузов, на которых нет налогов, и всего 8% — импортных. И то наш коллектив ежемесячно дает казне порядка 10 миллионов гривен. Я считаю это достойным вкладом Севастополя в государственную копилку. И результатом хорошей работы. Даже выделить кого-то не могу. Отмечу лишь, что в списках на поощрение к празднику 75 наших сотрудников — каждый третий!

Замечу: в 2006-м объем оформленных нами грузов в денежном отношении в сравнении в 2005-м вырос почти в два раза и составил 1152,1 миллиона долларов США. А общая сумма начисленных таможенных платежей в Севастополе составила 110742000 грн. План мы тогда выполнили на 112,1%, а показатели Минфина — на 110,47%. Только на нужды городского бюджета в качестве дотаций выравнивания мы направили 10300000 грн. Надеемся и в этом году добиться прироста объемов таможенных платежей не меньше, чем на 4%, как было в сравнении 2006-го с 2005-м.

— Спасибо за беседу! С праздником и успехов вам!

Другие статьи этого номера