Это не предается забвению

40 лет назад накануне Дня Победы в "Славе Севастополя" была опубликована моя статья, посвященная подвигу защитников Константиновского равелина. Через несколько дней я стала получать отклики, среди которых было письмо от санитарки СНИС Т. Забияко. Участница последних боев за равелин сообщала, что названный мною в числе погибших лейтенант Семиглазов жив. Откликнулся и севастополец капитан 1 ранга в отставке А.М. Муленко.

Вот что он пишет: "В 1968 году для подготовки к шлюпочным соревнованиям начальник штаба нашей бригады капитан 1 ранга М.А. Крук откомандировал меня с матросами на Константиновскую батарею. После одной из тренировок мы расположились на отдых у восточной стены равелина. К нам подошла незнакомая женщина, спросила: знаем ли мы, какие жестокие бои шли здесь в последние дни обороны Севастополя? Убитых хоронили тут же, за ранеными ухаживала она. В последнем бою погибли командир и два матроса. Их похоронили под восточной стеной, которая во время боев укрывала моряков от врага".

После освобождения Севастополя Т. Забияко, а это была она, у меня нет сомнений на этот счет, заявляла о месте захоронения, но ей не поверили. Она продолжала хлопотать и в последующие годы обращалась в городской и районный военкоматы, но нигде не нашла поддержки.

Я точно знаю, что в городе после войны проходили периодические воинские перезахоронения. Почему же осталось вне поля зрения захоронение у восточной стены равелина? Обращаюсь в "Славу" с надеждой, что эти строки попадут на глаза кому-нибудь из участников строительства мола, кто сможет точнее сообщить о судьбе забытой братской могилы.

Другие статьи этого номера